Вторая волна мобилизации в России: B декабре Правда, ложь, прогнозы

Лента новостей

Чем больше потерь несут украинские неонацисты, тем громче так называемые инсайдеры шумят на тему второй волны мобилизации в России. Вместе с экспертами «Первый русский» разобрался, где тут правда, ложь и прогнозы.

В информационном пространстве снова разгоняется тема второй волны мобилизации. Особенно старательно об этом пишут украинские паблики и разнообразные «эксперты» с Незалежной. Вбросы следуют один за другим, их подхватывают критики спецоперации внутри России, среди граждан нарастает паника.

Диванные эксперты и представители пятой колонны настаивают, что вторая волна мобилизации в России может стартовать в начале 2023 года. Аргументов никаких. Зато версий хоть отбавляй. Например, говорят, будто в ноябре–декабре протекает плановый призыв, и военкоматы физически не смогут проводить ещё и мобилизацию, но после к ней могут вернуться – предположительно с середины января, после новогодних праздников.

Однако, как заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в Кремле не ведётся каких-либо обсуждений новой волны мобилизации:

Нет, никаких обсуждений на этот счёт нет. Я не могу говорить за Минобороны, но в Кремле никаких обсуждений нет.

Этот и ряд других вопросов, связанных с украинским кризисом, в программе «Царьград. Главное» обозреватель Юрий Пронько обсудил со специалистом по армиям НАТО, военным экспертом  Александром Артамоновым и главным редактором информационного канала «Anna News» Анатолием Матвийчуком.

Необходимости в новой волне мобилизации сейчас нет

Юрий Пронько: Начнём с заявления Дмитрия Пескова и слухов по поводу второй волны мобилизации.

Александр Артамонов: Я не вижу никакой необходимости сейчас в проведении второй волны мобилизации. Потому что даже ребята, мобилизованные в единственной нашей волне, пока не дошли до линии фронта.

Александр Артамонов: «Устраивать хаос, мобилизовывать новых и новых людей – с военной точки зрения, это просто бессмысленно».

И даже находясь в зоне конфронтации, большая часть их не вступила в зону боёв. Конечно, есть те, кто вступили, я знаю об этом. Но бо́льшая часть мобилизованных не вступила.

Кроме того, это ведь и непростое мероприятие с экономической точки зрения: мобилизованных надо вооружить, экипировать, снабдить всем необходимым, начиная с бронежилетов, шлемов и заканчивая аптечками. Людей надо обеспечить средствами связи, научить ими пользоваться. Это большая и сложная работа, учитывая, что речь идёт о сотнях тысяч человек. Потом ещё надо будет понять, как ведутся военные действия при помощи нового контингента.

Поэтому устраивать хаос, мобилизовывать новых и новых людей – с военной точки зрения, просто бессмысленно. Но в случае необходимости у нас есть более чем два миллиона мужчин, потенциально подлежащих мобилизации. Хотя это вовсе не означает, что мы в какой-то момент решим их призвать.

Мобилизация – это огромный удар по экономике страны

– Анатолий, а что вы скажете?

Анатолий Матвийчук: Мой коллега сейчас очень точно всё объяснил. Но я хотел бы добавить: мы что, ставим под сомнение решения Генерального штаба и Верховного главнокомандующего, которые дали установку призвать 300 тысяч человек? Столько и призвали, губернаторы и военкомы отчитались, что поставленная задача выполнена. И на этом мобилизация закончилась.

Мы должны понимать: мобилизация – это огромный удар по экономике страны, по социально-бытовым условиям проживающего в ней населения. И самое главное – по имиджу страны.

Ok

Анатолий Матвейчук: «Вы можете себе представить сейчас вторую волну? Мы что, хотим экономику свою вообще разрушить?»

Мы ответственная страна, мы несём ответственность за те решения, которые принимали. И мы уже 300 тысяч человек оторвали от среднего класса и от бизнеса. Мы нанесли определённый ущерб. И теперь нам нужно перестроиться.

Вы можете себе представить сейчас вторую волну? Мы что, хотим экономику свою вообще разрушить? У нас была цель просто воссоздать группировку для выполнения тех задач, которых бы потребовала от нас специальная военная операция.

Нам необходимо защитить наши новые территории

– А возможно нечто такое, не будем называть это второй волной мобилизации, в январе–феврале 2023 года? Вы же наверняка слышали, как некоторые диванные эксперты-провокаторы говорят: ну, сейчас не будет мобилизации, но чуть позже, с середины января, в феврале её обязательно объявят.

А.А.: В начале следующего года мобилизации, на мой взгляд, не будет и быть не может, её ничего не предвещает. К этому моменту ещё не будет завершена работа с первыми мобилизованными.

Я, конечно, не пророк, но предполагаю, что если необходимость в мобилизации и возникнет, то не раньше лета следующего года. Но это очень условная, абсолютно субъективная оценка, которую я делаю, находясь в действующих частях нашей армии. Так что диванным экспертам не надо заниматься спекуляциями на эту тему.

– Анатолий, согласны?

А.М.: Ситуация такова: нам необходимо защитить присоединённые территории, которые, согласно Конституции, уже являются частью России. У нас есть определённые потери, которые необходимо восстановить до начала контрнаступления украинской армии. То есть мы должны будем вернуть Запорожскую область и особенно город Херсон, откуда ушли наши военные.

Все эти вопросы будут решаться в планах оперативной подготовки Генерального штаба. Генеральный штаб прогнозирует на большие отрезки времени. И я думаю, что в уже имеющийся прогноз заложена проведённая частичная мобилизация. И сейчас потребности в людских ресурсах у нас минимальные.

Вы посмотрите, почему происходит мобилизация на Украине? У них критические потери в людях. У нас потери не критические. У нас потери расчётные. Да, война, хотим мы или не хотим, кто-то гибнет.

И ещё одно я хотел бы сказать. Дело в том, что мы в ближайшие месяц-два не планируем каких-то наступательных операций. Мой коллега правильно сказал: подходят новые люди, подходят новые резервы, их необходимо поставить в строй, посмотреть, как они ведут бой.

И вспомните, в общем-то, классику – Курскую битву. Имея огромное превосходство над противником, мы сидели в обороне, изматывали его резервы, наносили ему критические потери, и потом перешли в наступление – и великолепно завершили эту войну. Так что, я думаю, все спекуляции этой пропаганды – от лукавого. Такими спекуляциями пытаются ввергнуть в панику, расшатать наше гражданское общество.

Мы продолжаем неотвратимо двигаться на Запад. Против нас – войска НАТО

– Давайте поговорим о резервах, об обороне и о наступлении. С одной стороны, полковник армии США в отставке Дуглас Макгрегор настаивает, что у боевиков ВСУ критическая ситуация. И только лишь помощь Запада, наёмники иностранные как-то позволяют более или менее стабилизировать обстановку.

Ok

Но мы слышим заявление главы «Росатома» Алексея Лихачёва о том что на Запорожской АЭС существует риск атомной аварии и даже возможен небольшой ядерный инцидент. При этом Украина к нему готова. А не пора ли главам ведущих мировых держав одёрнуть киевский режим?

А.А.: Киевская хунта терпит неудачу на основном направлении в центре нашей великой дуги – фронт тут растянулся на 1100 километров. И здесь, по самому центру, находятся даже не украинские, а польские войска. Если слушать оперативный эфир, то там  звучит только польская речь с редким вкраплением украинской.

И получается, что поляков и ВСУ выдавливают поршневым методом. Посмотрите, Майоровка, Павловка, идёт битва за Артёмовск, уже подступились вплотную к Угледару. То есть мы продолжаем неотвратимо двигаться на запад.

В этой связи ВСУ пришлось вернуться к старым проверенным террористическим методам, которые не использовались почти полтора месяца, с начала сентября. И они снова начали обстрел ЗАЭС. А всё это – очень серьёзная угроза и явная активизация террористической политики ВСУ.

– А как известно, с террористами не ведут переговоров и не подписывают никакие мирные, тем более позорные договоры.

Анатолий, что вы добавите?

А.М.: Запорожская АЭС приобрела сейчас критическое значение для военной инфраструктуры территории, которую занимает Россия. И там начинаются серьёзные политические игры.

Ведь не зря директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси так настоятельно требует, чтобы мы оттуда ушли, чтобы там установилась какая-то зона безопасности. Но мы знаем, по условиям документов Организации Объединенных Наций, зона безопасности – она должна кем-то создаваться.

То есть мы что, должны встать, бросить занятую территорию, чтобы туда вошли другие войска под мандатом ООН? Кому дадут мандат? Я думаю, туда войдут войска НАТО. Та же Польша войдёт. И это будет достаточно неприятная ситуация для России.

Действительно, сейчас происходят очень интересные события. Безвозвратные потери в ВСУ уже 300 тысяч человек, это убитые, раненые, больные, которые уже больше никогда не встанут в строй. По численности это армия мирного времени.

То, что сейчас они набрали, – это реально уже не армия. А основу там составляют войска НАТО. То есть мы воюем с НАТО. И я лично располагаю данными, что до 6,5 тысячи военнослужащих Польши якобы отправлены в отпуск, а на самом деле они находятся на украинской территории.

Это офицеры, младшие командиры и рядовой состав, которые обслуживают технику, вооружения и ведут реальные боевые действия. Там есть специалисты США, специалисты Франции, специалисты Великобритании. Они всей бандой пытаются решить какие-то проблемы.

Конечно же, политическая риторика идёт в ущерб наших интересов. Но военная правда пока на нашей стороне. Мы великолепно на Херсонском направлении переправились. Теперь украинцы находятся в том же положении, что и мы до вывода войск из Херсона. Они боятся затоплений. То есть Каховскую ГЭС мы как-то чуть-чуть обезопасили.

На Купянском направлении у нас стабильная оборона. А в центре, как мой коллега сказал, мы их продолжаем долбить. И, я думаю, в ближайшие две-три недели мы всё-таки выйдем на направление Краматорска и завершим раскол этой группировки для последующего их разгрома.

Источник
Оцените статью
Политаналитика
Добавить комментарий