Сколько Наполеон оставил нам французов. И почему они не хотели домой

Лента новостей

Вы знаете, откуда пошло слово «шаромыжники»? Ну, в нашем представлении — попрошайки, люди  без кола — без двора, без совести и чести. Тогда — небольшая подсказка. «Шер ами» — по французски это — «дорогой друг»…

Кутузов писал Александру I : «Наполеон оставил нам по крайней мере 150 тысяч военнопленных и 850 орудий».

Фраза «по крайней мере» означает, что речь идет о, так скажем, «организованных» военнопленных, официально находящихся под стражей. А были еще «дикие» – отставшие от «Великой армии» или затерявшиеся на огромных просторах России солдаты.

Таких бродяг русские люди и прозвали «шаромыжниками». Производное от французского обращения «Шер ами» (дорогой друг). Именно с этой фразой голодные, простывшие и раненые французы слезно обращались к русскому мужику – просили еды, воды и переночевать. Так, шаромыжник стал именем нарицательным, обозначающим никчемного побирающегося человека.

Судьбы шаромыжников и официальных французских пленных были разными. Нет, их не вешали, как думают на Западе. И не обращались плохо, как можно было себе представить, изучив корреспонденцию Никиты Муравьева – декабриста, участника Отечественной войны.

Пленных французов отдавали – кому бесплатно, кому за символическую плату. А что вы хотели? Вторглись в страну, разрушили деревни, города и ждете теплого приема?

Ok

Но никто их не трогал и в котлах, как утверждают французские источники, не варил. Многие были заинтересованы в рабочей силе. Крестьяне искали батраков для восстановления уничтоженного хозяйства, дворяне – бесплатных слуг, гувернеров и учителей (до войны гонорары французов, работавших в дворянских домах, были астрономическими, и не каждый уважающий себя дворянин мог позволить себе такую роскошь). Получается, что французы лишь отрабатывали – причем сытые и в теплоте – все то, что наворотили во время своего похода.

Более того, «застрявшие» в России французы сами уезжать на Родину желанием не горели. Объявленным Александром I правом беспрепятственно покинуть Россию воспользовались далеко не все французские военнопленные. В новой, освобожденной от Наполеона Франции, многих ждал суд – поэтому шаромыжники сами толпами»штурмовали» дворянские усадьбы в надежде получить кров, еду и работу в обмен на свои навыки.

Воспитанник одного из таких «штурмующих», дворянин Юрий Арнольд писал: «В то время иметь «пленного» француза стало нормой для каждого порядочного дома. Они были везде. И у нас он тоже появился».

Ok

Был «свой пленный француз» и у поэта Лермонтова. Звали его Карпе.

Многие «пленники» остепенились, женились, нарожали детей (как Шарль Берту, например, уехавший на Урал), присягнули на верность России. Многие поступили на военную службу.

Историк Сироткин, например, пишет: «Венсан, Камбре и Луи – так звали этих французов – обратились с прошением выделить им земли на Алтае и дать разрешение заняться там земледелием. Через некоторое время они приняли православие и занимались там хлебопашеством».

Большинство французов было занято в торгово-промышленной сфере, прожили долгую жизнь и скончались в мире на русской земле, которую пытались захватить.

Военнопленных Вермахта после окончания Великой Отечественной войны набралось аж 2,5 миллиона. Их отпускали из СССР поэтапно и еще десять лет после окончания войны они восстанавливали нашу страну.

Так почему же «приехавшие на сафари» на Украину европейцы и американцы думают, что на этот раз будет по другому? И новым шаромыжникам не придется восстанавливать все то, что они понаделали на Донбассе?..

Источник
Оцените статью
Политаналитика
Добавить комментарий