Лейбористы: направо или налево?

Лейбористы: направо или налево?

1 октября 2021 г. 12:46

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Центральное политическое событие этой недели на Британских островах определить не трудно – это, конечно, ежегодная конференция партии лейбористов. Наилояльнейшая оппозиция Её Величества, переживающая не самые лучшие времена, собралась в Брайтоне, чтобы попытаться определиться в новой ситуации. Выработать стратегию на будущее, наметить цели в борьбе с консерваторами за утерянный на последних парламентских выборах вроде «свой» электорат и, наконец, разобраться внутри себя.

Насколько успешной оказалась эта конференция, удалось ли реализовать намеченную повестку и каковы перспективы лейбористской партии, совершившей если не ребрендинг, то определённое обновление – вот вопросы, которые теперь обсуждаются в британских медиа. В консервативных – не в последнюю, если не в первую – очередь.

Разумеется, консервативные комментаторы по определению пишут об этом событии с тем, что по-английски называется – bias. И это понятно – как иначе относиться к самому опасному политическому конкуренту? Но, с другой стороны, пристрастный взгляд позволяет усмотреть те реальные проблемы, которые сам конкурент предпочёл бы не акцентировать, а то и вовсе скрыть. Так что на самом деле будет небесполезно взглянуть на положение дел в стане лейбористов глазами их консервативных оппонентов.

Оценивая прошедшую конференцию «трудовиков», консервативные комментаторы особо сосредотачиваются на внутрипартийной борьбе. И она действительно заслуживает специального внимания. Прежний лидер лейбористов Джереми Корбин, представлявший радикально левое крыло в партии – группу Momentum, после катастрофического поражения на выборах в декабре 2019 года, фактически из партии ушёл. Но крайне левые радикалы, выступающие за то, чтобы в Соединённом Королевстве нужно начать строить социализм, никуда не делись. По разным оценкам они составляют примерно треть членов партии и представлены 35-ю членами фракции лейбористов в Палате Общин. При сохранении прежних внутрипартийных правил, позволявших меньшинству в любой момент ставить вопрос о переизбрании лидера, положение нового лидера партии сэра Кира Стармера оставалось бы «подвешенным». Поэтому, по его предложению порог для принятия решения о начале такой процедуры был повышен, и Стармер отныне может чувствовать себя более уверенно и комфортно. И даже, можно сказать, безопасно.

Его памфлет «Дорога, которая впереди» (памфлет в английском смысле), напечатанный в преддверии конференции и воспринятый многими как слишком длинный (12 тысяч слов), набитый затёртыми клише и откровенно скучноватый, можно было бы резюмировать простым и доходчивым лозунгом: «Безопасность для всех!» Эту идею пост-фактум подбросил Стивен Филдинг (Steeven Fielding) профессор политической истории университета в Ноттингеме. Как и положено знатоку истории, он вспомнил, что в период между двумя мировыми войнами  особо выделялись два политика – либерал Дэвид Ллойд Джордж (David Lloyd George) и консерватор Стенли Болдуин (Stanley Baldwin). Первый, получивший прозвище «”Валлийский Волшебник “ возбуждал и восхищал избирателей. Но самым успешным партийным лидером той эры был скучный, флегматичный, курящий трубку Стэнли Болдуин, который обещал мир вместо конфликта, и который в какой-то момент избрал своим лозунгом: “Безопасность прежде всего”».

Крепкие «задним умом» историки вполне способны давать политикам дельные советы. И в этом случае тому легко найти подтверждение в истории выступлений самого Кира Стармера. Ведь он сам однажды заявил, что лейбористская партия под его водительством сотворит лучшую Британию «на солидной основе, с безопасностью в доме, на рабочем месте, на улицах, с защитой от тех, кто мог бы нанести нам вред… Я хочу, чтобы партия лейбористов вновь стала для Британии кирпичами и строительным раствором – символом солидности и надёжности. Приютом и перспективой построения чего-то нового и лучшего».

Помимо очевидных масонских аллюзий в этом рассуждении  можно найти и ключ к пониманию того, почему на конференции лейбористов вопрос о маргинализации  так называемых «Corbinistas», то есть сторонников Джереми Корбина, оказался одним из важнейших. Как заметил один из делегатов, эта операция позволит на будущих выборах позиционировать партию как  конструктивную силу, избегающую крайностей.  А такой имидж даст возможность нейтрализовать контр-пропагандистский тезис  тори, сработавший крайне эффективно в 2019 году. Тогда кампания Бориса Джонсона отчасти строилась на том, что его политический vis a vis – прямая угроза традиционному британскому порядку. И в принципе, до тех пор, пока в партии лейбористов сохранялось влияние Джереми Корбина и его единомышленников, голосование за Labour неизбежно ассоциировалось с тотальной национализацией и прочими «прелестями» социалистического правительства.

Теперь же, после решительного размежевания с «леваками», партия «трудовиков» с программой умеренного государственного регулирования для многих британцев может стать вполне комфортным выбором. И нельзя исключать того, что Стармер попытается на следующих парламентских выборах залатать пробоины в «Красной стене» английского Севера как раз с помощью сдвига вправо. Безопасность прежде всего – это ли не консервативный лозунг? И рабочий люд Северной Англии, многими поколениями голосовавший за лейбористов, но перехваченный Борисом Джонсоном с его лозунгом “Get Brexit done!”, обещавшим защиту рабочих мест и улиц от мигрантов, то есть ту самую безопасность - вполне может вернуться к привычному выбору.

Консервативные наблюдатели отмечают, однако, что по части технологической изобретательности Кир Стармер и его коллеги оказались не слишком сильны. Конференция проходила в тот момент, когда достиг пика топливный кризис. По всей стране на заправках выстроились огромные очереди, между водителями случались драки с поножовщиной, и за всё это ответственным выходило - так или иначе – правительство и премьер персонально.

Вот почему бы Стармеру вместо того, чтобы в закрытом помещении заниматься внутрипартийными «разборками», спорить о том, можно ли называть тори «подонками» (scum) и можно ли считать «женщинами» трансгендеров, несмотря на то, что у них нет шейки матки (cervix), - взять и выйти к любой заправочной станции в Брайтоне? И призвать персонально Бориса Джонсона к ответу?! С точки зрения политика на сто процентов буржуазно респектабельного такой поступок выглядел бы несколько не комильфо. Но ведь даже будучи сэром, Кир Стармер не забывает напоминать о том, что он – выходец простой рабочей семьи. Так почему бы не поступить в столь подходящую минуту по-простому, по-рабочему?!

Но обычной публике, вполне чуждой всяким придумкам spin-doctors (политтехнологов по–нашему), то, как себя позиционировал Стармер и что он говорил, вполне импонировало. По ходу конференции компания An Opinion poll проверила реакцию на отдельные положения из речи Стармера на аудитории в 1330 человек. 63% согласились с его позицией, и 62% назвали его вполне компетентным политиком. Однако недавние опросы компании YouGov дают не столь оптимистические для лидера лейбористов результаты. В частности, на вопрос: «Выглядит ли Кир Стармер как готовый премьер?», утвердительно ответили только 17% респондентов. 61% респондентов ответили отрицательно, и 22% не были в этом уверены. А на вопрос: «Должен ли Кир Стармер оставаться лидером партии лейбористов?», ответы распределились так: только 31% считает, что должен. А вот 36% считает наоборот и ещё 36% не знают.

Эти результаты можно отчасти объяснить тем, что лидер лейбористов пока что производит неоднозначное впечатление на избирателей. YouGov предложила респондентам раскладку по вопросу о политических взглядах Кира Стармера, и оказалось, что эти взгляды располагаются  в континууме от крайне левого до крайне правого. 33% респондентов назвали Стармера центристом, 24% - немного лево-центристом, по 15% назвали Стармера вполне левым и крайне левым. Нашлись и те, кто отнёс лидера лейбористов к немного правоцентристам (6%) и даже к очень  правым (2%). С одной стороны такая многоликость может оказаться преимуществом – на выборах за Стармера смогут проголосовать разных электоральные группы. Но есть и другая сторона. Идейная нечёткость лидера может плохо подействовать на партийное «ядро». Точнее, на тех убеждённых левых, которые отнюдь не одобряют безликий «центризм» Кира Стармера как жертву принципами ради беспринципной борьбы за власть любой ценой.

Максимально чётко, последовательно и аргументировано эту позицию представил колумнист The Guardian Оуэн Джонс (Owen Jons). В статье, озаглавленной «Нарушение обещаний не приведёт Стармера к власти», он напомнил, кем был и что говорил нынешний лидер лейбористов совсем недавно: «Полтора года назад Стармер принял участие в выборах лидера партии под знаменем «Корбинизм без Корбина», то есть за радикальную политику вкупе с  партийным единством и компетентностью. Он обещал впавшим в уныние корбинистам «не выбрасывать на помойку последние четыре года. Избирательный манифест 2017 года был для него «фундаментальным документом», и лейбористы останутся приверженцами национализации, повышения налогов для богатых, отмены платного обучения и других тотемов левых».

Попытки сравнивать Кира Стармера с Тони Блэром и его реформой партии под брендом New Labour, считает Оуэн Джонс, совершенно беспочвенны. Политики той генерации были действительно заметными фигурами. И Блэр, и Тони Киннок обладали недюжинным ораторским талантом, а у Стармера нет ни харизмы, ни теплоты. На самом деле, считает О.Джонс, «Стармер –это лейбористская версия Терезы Мэй, которую сначала прославляли как серьёзного, преданному общественным интересам политика, и которая сама себя дискредитировала цинизмом и деревянностью».

А если это так, то понятен и вывод – Стармер должен уйти. И чем скорее, тем лучше. Беспринципный политик, нарушающий свои обещания, упускающий отличные шансы для того, чтобы успешно атаковать правительство консерваторов и персонально Борис Джонсона – это скорее не лидер, а «антилидер». О.Джонс не использует этот термин, но финальный пассаж его статьи по сути именно так характеризует Кира Стармера.

«Единственный трюк, который демонстрирует Стармер и его ближайшее окружение – это битьё левых. Им нечего сказать, у них нет убедительных ответов на те кризисы, которыми охвачена Британия в 2021 году. У них нет будущего. И, увы, до тех пор, пока они управляют, будущего нет и у партии лейбористов».

Неутешительный, но вполне объяснимый прогноз. Оуэн Джонс опирается и на результаты опросов, приведённые выше, и на собственную твёрдую веру в то, что «нечестность», отказ от собственных обещаний и политический цинизм – не лучший способ достижения власти. Точнее говоря – вообще не способ. И, судя по этому, можно заключить, что «идеалисты» в политике – ещё до конца не вымерший вид. Понятное дело, это не относится к нынешнему лидеру наилояльнейшей оппозиции Её Величества.