Россия и Турция — устойчивый баланс диаметрально противоположных интересов

Россия и Турция — устойчивый баланс диаметрально противоположных интересов

30 сентября 2021 г. 16:00

На днях в Сочи один на один встретились президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган. Понятно, что политики такого уровня проводят личную встречу не просто так, а в связи с весомыми обстоятельствами. Видимо, так было и на этот раз. Однако темы переговоров заявлены неконкретно: двусторонние отношения, а также ситуация в Сирии, Ливии, Афганистане и Закавказье. Создаётся впечатление, что стороны максимально осторожничают, понимая все сложности, которыми сопровождается двусторонний диалог.

По итогам встречи Владимир Путин заявил, что Москва и Анкара научились находить взаимовыгодные компромиссы. Российский лидер отметил, что "переговоры идут иногда непросто, но с окончательным позитивным результатом".

Эрдоган, со своей стороны, отметил важность совместной работы России и Турции по Сирии, подчеркнув, что мир в регионе зависит от отношений двух стран. 

В эфире радио Sputnik эксперт Центра военно-политической журналистики Борис Рожин подчеркнул прагматичный характер отношений России и Турции.

"России и Турция – это партнеры, попутчики. В современном мире, где фактически разрушается система международного права, именно прямые договоренности имеют очень большое значение для отношений двух стран. Несмотря на различные проблемные моменты в отношениях России и Турции (а эти отношения были непростыми в последние годы), тем не менее, выгода от сотрудничества перевешивает те проблемы, которые объективно существуют. Стороны акцентируют внимание именно на позитивных моментах сотрудничества, считая, что проблемы можно решить в рамках переговоров, политических или экономических договоренностей. Это мы видели в Сирии, в Ливии, в Закавказье, и наверняка увидим еще в отношении других вопросов", – сказал Борис Рожин.

По его словам, наши страны строят свои отношения, исходя из своих интересов, не оглядываясь на мнение какой-либо третьей стороны. Наглядно иллюстрирует тезис эксперта ситуация с закупками Турцией российских зенитных ракетных комплексов С-400 "Триумф".

Анкара настаивает на продолжении военно-технического сотрудничества с Москвой, несмотря на окрики из Вашингтона, обещающего санкции в ответ на непослушание.  Как мы видим, на Турцию угрозы особого впечатления не производят. Как заявил в интервью телеканалу CBS News президент Эрдоган: "Никто не сможет вмешиваться в вопрос о том, какие системы защиты мы приобретаем, в какой стране и на каком уровне. Никто не может вмешиваться в это. Мы – единственные, кто принимает такие решения". И тут же анонсировал новые закупки по линии ВТС. 

В эфире радио Sputnik научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН Амур Гаджиев высказал мнение, что бояться новых санкций Анкаре уже не приходится: все, что могли ввести против Турции, уже было введено.

"Турция успешно прошла все эти испытания. Конечно же, не без поддержки своих ключевых партнеров, в том числе, по Астане и на Ближнем Востоке. И сейчас эти американские угрозы в отношении Анкары если и вызывают неодобрение, но сильно по Анкаре вряд ли ударят", — сказал Амур Гаджиев.

Кстати говоря, Турция стала первой страной НАТО, которая приобрела у России ЗРК С-400. Налицо размывание трансатлантического единства. Так что беспокойство американцев можно понять. Но Эрдоган не боится раскола между Вашингтоном и Анкарой. Впрочем, судя по всему, он не боится осложнений и на российско-турецком треке. Вернее, Эрдоган привык к тому, что отношения с Москвой постоянно балансируют на тонкой грани и научился удерживать ситуацию в состоянии неустойчивого равновесия.

Обосновывая эту точку зрения, эксперты вновь возвращаются к теме недавних переговоров в Сочи. Одним из вопросов, по их данным, стала ситуация в Идлибе, последней из неподконтрольных правительству Башара Асада провинций Сирии. Там становится всё горячей. Турецкие войска перебрасываются к сирийской границе. Цель – предотвратить возможное наступление сирийской армии, подготовка к которому, по слухам, идет полным ходом. При этом Анкару не устраивает возросшая активность российской авиации, которая, как сообщает Reuters, последовательно бомбит территорию Идлиба. 

"Независимая газета" напоминает, что за две недели до визита Эрдогана в Москву приехал Башар Асад. Причем его визит не был анонсирован. На открытой части встречи с ним Путин отметил, что иностранные военные, находящиеся на сирийской территории без санкции ООН и официального Дамаска, присутствуют там незаконно. А без санкции ООН и Асада в Идлибе находятся как раз турецкие военные. Правда, их присутствие оговорено договоренностью Путина и Эрдогана. Но глава МИД РФ Сергей Лавров считает, что турки не выполняют ранее взятые на себя обязательства по разделению вменяемой оппозиции и недоговороспособных радикалов. 

В общем, судя по всему, Эрдоган приезжал к Путину ещё и за тем, чтобы уточнить прежние договоренности, провести, так сказать, рекогносцировку во избежание возможных неприятностей. 

Надо отметить, что несовпадение позиций наблюдается на только по Сирии. Похожее положение дел и в отношении Ливии. Турция и Россия придерживаются диаметрально противоположных точек зрения относительно судьбы иностранных вооруженных формирований, находящихся на территории этой страны. Есть очень много вопросов, касающихся и урегулирования ситуации в зоне армяно-азербайджанского конфликта. На днях исполнился год с момента окончания войны. Однако пункты заявления о прекращении огня так до конца и не выполнены. В частности, турки не разблокировали некоторые транспортные артерии в регионе.

Наконец, недавно Эрдоган с трибуны ООН заявил, что не признает присоединение Крыма к России и считает важным "сохранять территориальную целостность и суверенитет Украины". Здесь надо упомянуть о встрече турецкого президента со своим украинским коллегой Зеленским, в ходе которой стороны договорились, к примеру, о строительстве на территории Украины завода по производству турецких БЛА Bayraktar TB2.

Это дало повод некоторым экспертам предполагать, что Эрдоган  переориентирует свою внешнеполитическую активность с юго-запада (Ливия, Балканы, Кипр и весь бассейн Средиземного моря) на северо-восток (Украина и Крым, Северный Кавказ и Закавказье, Средняя Азия и Афганистан). Усиление "пантюркистского вектора" официальной Анкары создает дополнительный конфликтный потенциал в ее отношениях с Москвой. 

Оптимисты, между тем, советуют не придавать демаршам Эрдогана большого значения. Москва и Анкара давно понимают, по каким вопросам способны нанести друг другу реальный и весьма болезненный ущерб. Это понимание и создаёт ситуацию взаимного сдерживания. В этом оптимисты видят секрет удивительно устойчивого диалога сторон, в том числе и самих лидеров. 

Есть мнение, что Путина и Эрдогана связывают действительно какие-то особые отношения. Это своего рода феномен в геополитике, который позволяет странам оперативно купировать кризисы и сохранять сдержанность в пограничных ситуациях. Возможно, эта как раз наиболее эффективная модель международных отношений в новом многополярном мире.