Выборы-2021. Партийная система достигла предела прочности

Выборы-2021. Партийная система достигла предела прочности

27 сентября 2021 г. 13:07

Антон Чаблин

Выборы в Государственную Думу, которые изначально казались скучными и предсказуемыми, в конечном итоге принесли необычные результаты. В стране произошла реинкарнация «красного пояса», зато для ЛДПР и «Справедливой России», похоже, нынешняя кампания может оказаться последней успешной.

Предел прочности нынешней партийной системы достигнут, и к следующим выборам в 2026 году администраторам внутренней политики придется искать абсолютно новые инструменты для мобилизации масс. Старые перестанут работать.

Даже «малые» партии устали. А большинство вообще сгинули

В нынешнем электоральном цикле существенно изменилось правовое регулирование избирательных кампаний. За пятилетку было принято 35 изменений к федеральным законам «Об основных гарантиях избирательных прав» и «О выборах депутатов Государственной Думы».

Причем большинство изменений были связаны с ужесточением правил, в том числе выдвижения и регистрации кандидатов, а также проведения агитации. Были ограничены в избирательных правах граждане, осужденные за преступления средней тяжести, а также причастные к деятельности экстремистских и нежелательных организаций. Были запрещены любые формы участия в избирательном процессе СМИ и НКО, выполняющих функции иностранного агента.

К старту кампании партийная система подошла в сильно «истощенном» состоянии. За пятилетку решениями Верховного суда РФ были ликвидированы 43 политические партии, в том числе 26 – за недостаточное участие в выборах (в частноститакие крупные объелинения, уву «Аграрная партия России», «Альянс Зеленых», «Партия пенсионеров России», «Партия ветеранов России», «Российский объединенный трудовой фронт», «Города России» и др.).

В выборах имели право участвовать только 30 партий (в выборах 2016 года – 74). Только 14 из них имели так называемую федеральную льготу, то есть право не собирать подписи в поддержку выдвижения списка кандидатов.

Причем даже те партии, которые проявили интерес к кампании, выдвинули значительно меньше кандидатов, нежели на федеральных выборах-2016. Самое существенное сокращение было у ЛДПР (на 44% меньше кандидатов) и у «Зеленых» (на 53% меньше). Лишь две партии продемонстрировали рост числа выдвинутых кандидатов, пусть и весьма скромный: у «Коммунистов России» стало на 1 кандидата больше, а у «Гражданской платформы» – на 5 кандидатов.

Многие партии сократили и число одномандатных округов, по которым выдвинули своих кандидатов: от 6 у «Гражданской платформы» до 59 у «Партии роста». Некоторые партии увеличили число своих одномандатников: единороссы на 13, а коммунисты – на 1.

Кому пусто, а кому густо. Дисбаланс миллиардов и снятых кандидатов

За время кампании (по состоянию на 14 сентября) партии получили на свои избирательные счета 3 млрд 151 млн рублей, и из этой суммы 2 млрд 129 млн рублей (или почти 68%) пришлось на четыре парламентские партии. Соперничать с ними могли только «Новые люди», получившие на свои счета 470 млн рублей. Как видно, стоимость кампании и стала в значительной степени залогом ее успешности.

Огромный дисбаланс отмечался не только в случае с финансами партий, но и в случае с количеством «отсеянных» кандидатов. На разных этапах кампании сошли с гонки 645 выдвинутых кандидатов, причем наибольшие потери понес «Российский общенародный союз» (РОС) Сергея Бабурина.

Не был зарегистрирован его федеральный список в составе 220 человек, также было отказано в регистрации 22 кандидатам-одномандатникам от РОС. То есть фактически партия в выборах не участвовала.

Можно сравнить с количеством кандидатов, отсеянных у оппозиции: «Партия роста» на разных этапах потеряла 13 кандидатов, «Новые люди» – 28, а «Яблоко» – 30. Это столько же, как и у всех парламентских партий вместе взятых.

Причем если в случае с оппозицией речь шла, как правило, о серьезном административном противодействии реальным политикам, то в случае с парламентскими партиями кандидаты вылетали с гонки из-за внутрипартийных конфликтов. Так произошло, скажем, в случае с выдвинутым в Московской области от ЛДПР Сергеем Абельцевым (снят на основе решения партии) или выдвинутым в Свердловской области от «Справедливой России» Дмитрием Иониным (снял кандидатуру сам).

Хабаровск, Якутск и Йошкар-Ола – протестные столицы России

Реальная конкуренция между партийными списками или между кандидатами-одномандатниками были лишь в считанных регионах. Например, в республике Марий Эл, где победителем гонки в итоге оказалась КПРФ: по федеральному округу она получила первое место, обойдя «Единую Россию» почти на 3%. Более того, по одномандатному округу выиграл коммунист Сергей Казанков.

Марий Эл оказался пока и единственным округом, где после провальных выборов полетели головы чиновников. Губернатор Александр Евстифеев уже принял отставку первого вице-премьера Александра Гречихо, министра внутренней политики Михаила Данилова и его зама Владимира Шутова. Все они курировали внутреннюю политику в регионе.

Провалила «Единая Россия» кампанию также в Ненецком автономном округе (НАО), Якутии и Хабаровском крае.

В Якутии, причем, в сравнении с выборами-2016 значительно ухудшились показатели всех парламентских партий, кроме КПРФ. Именно она оказалась бенефициаром протестных настроений в республике, которая дала стране одного из лидеров «Новых людей» Сардану Авксентьеву.

В Хабаровском крае ухудшились показатели и «Единой России» (что вполне закономерно с учетом прошлогодних многотысячных протестов), и ЛДПР. Сказалась, вероятно, усталость населения от нового губернатора либерал-демократа Михаила Дегтярева, да еще и нежелание ЛДПР реально биться за экс-губернатора Сергея Фургала. Бенефициаром же протестных настроений, как и в Якутии, оказалась КПРФ. А также «Справедливая Россия», креатура которой Марина Ким участвовала в выборах губернатора, а теперь будет заседать в Госдуме.

В НАО, как и в Хабаровском крае, улучшились показатели КПРФ и «Справедливой России». То, что Ненецкий округ окажется крайне проблемным для властей, стало понятно еще в 2019 году, когда регион восстал против объединения с Архангельской областью. В прошлом году, напомним, НАО оказался единственной территорией, проголосовавшей против поправок к Конституции РФ.

Думские старцы. Сколько еще можно вливать новое вино в старые меха

Усталость избирателя от существующей партийной системы в той или иной степени проявилась в подавляющем большинстве регионов. По подсчетам нашего аналитического центра «Акценты», на этих выборах в 78 регионах ухудшила свои электоральные показатели ЛДПР. Больше всего всего в регионах Юга (Ставропольском крае, Краснодарском крае, Астраханской области), а также в Еврейской автономной области.

В 70 регионах сократились показатели «Единая Россия». Сильнее всего – в Калмыкии, недовольной губернатором Бату Хасиковым, а также в НАО и Архангельской области.

В 61 регионе сократилась поддержка «Справедливой России». Наиболее существенно – в национальных республиках: Башкирии, Бурятии, Ингушетии, Якутии и Тыве.

Наконец, в 5 регионах, вопреки общероссийскому тренду, поддержка КПРФ не выросла, а сократилась – это Волгоградская область, а также национальные республики (Башкирия, Северная Осетия, Ингушетия и Кабардино-Балкария).

В 14 регионах просели все парламентские партии, кроме КПРФ. Уникальная ситуация, кстати, сложилась в Башкирии, где потеряла поддержку электората вся парламентская оппозиция, но при этом выросла поддержка «Единой России». Вероятно, это связано с вялостью той самой «системной» оппозиции, которая оказалась неспособна даже в прошлом году довести до ума начатое ею же самой дело – вернуть прямые выборы мэров.

Фактически, по итогам выборов в России снова сформировался «красный пояс». Некоторые регионы и вовсе расписались в абсолютной любви к коммунистам: например, в Самарской и Омской областях кандидаты от КПРФ выиграли выборы сразу по 2 одномандатным округам.

В целом же компартия получила 57 мандатов, что на 15 больше, чем в предыдущем созыве. И столько же, как было у коммунистов в 2007 году. Впрочем, КПРФ даже и близко не сумела подойти к результату 2011 года, когда она получила в парламенте 92 места. Но тогда парламент формировался исключительно по пропорциональной системе.

Для ЛДПР, судя по итоговому распределению мандатов, выборы оказались не такими уж и провальными. У либерал демократов будет 21 мандат, в то время как в парламенте образца 1999 года их было всего 19.

«Справедливая Россия», участвующая в выборах с 2007 года, на выборах продемонстрировала средненький «мандатный» результат (в 2011 году справороссы получили 64 места в парламенте, а в 2016 году – лишь 23 места).

Главным же триумфатором оказались, конечно, «Новые люди», в пользу которых фактически и был перераспределен электорат, отколовшийся от единороссов и, возможно, либерал-демократов. Очевидно, что нестабильность такой партийной конфигурации проявится уже к следующим выборам, когда придется либо вливать новое вино в старые меха, либо создавать абсолютно новые партии, удовлетворяющие запросу момента. Третьего не дано.