11 сентября 2001 года — 20 лет спустя падение исполина продолжается

11 сентября 2001 года — 20 лет спустя падение исполина продолжается

13 сентября 2021 г. 20:28

В Нью-Йорке прошли траурные мероприятия, посвященные 20-й годовщине терактов 11 сентября 2001 года. В них приняли участие бывшие и нынешний президент США. Джо Байден призвал американцев к единству.  Он пообещал общественности рассекретить ряд документов, связанных с трагедией. Родственники погибших требуют правды, которую, как якобы скрывают власти.  

В условиях недостатка информации трагедия за минувшие десятилетия обросла гипотезами. Конспирологи убеждены, что в официальной версии многие факты подтасованы. Дальнейший полёт мысли зависит от степени вменяемости автора.

Так, группа энтузиастов под названием "Архитекторы и инженеры за правду о терактах 11 сентября" довольно давно утверждает, что башни-близнецы обрушились из-за взрывов, а не при пожаре, возникшего после того, как в здания врезались самолеты. 

В пользу версии о том, что здания ВТЦ были взорваны уже после того, как в них врезались самолеты, говорит и то, что обрушения произошли очень быстро, считают эксперты.

Кроме этого, распыление бетона по воздуху, пылевые облака и тот факт, что конструкции зданий не задержали обрушение, "которое прошло на скорости свободного падения", также, по мнению конспирологов, говорит в пользу их версии. Наконец, под завалами пожарные обнаружили тонны расправленного и застывшего металла, что, по мнению сторонников альтернативной версии событий, могло произойти только при применении термита. 

Наряду с подтверждениями версии о взрывах, члены группы отмечают, что при обрушении зданий ВТЦ не было зафиксировано ни одного признака разрушений, вызванных пожаром.

Так, например, при пожаре здание медленно оседает и видна его деформация, происходит ассиметричное разрушение, которое идет по пути наименьшего сопротивления. Кроме этого, даже сильный пожар, с учетом горения авиационного топлива, не мог обеспечить достаточных температур для плавления стальных конструкций.

Высотные здания с более масштабными пожарами, при которых продолжительность горения и температуры были больше, не обрушались.

В общем, группа "Архитекторы и инженеры за правду о терактах 11 сентября" требует нового расследования. Однако вряд ли Вашингтон прислушается к альтернативщикам. Несмотря на шум в прессе, конспирологические версии занимают всё-таки маргинальное положение в общественном мнении. Большинство экспертов не видит причин не доверять официальному отчёту. 

Но если с интерпретацией фактов всё более-менее понятно, то нынешнее положение дел вызывает вопросы. Как отмечают некоторые эксперты, события 11 сентября серьезно отразились на американском обществе. В книге, озаглавленной "Господство террора", Спенсер Аккерман пишет, что   поиск врагов внутри страны, подозрительность по отношению к мусульманам и иммигрантам, различные меры электронного мониторинга, одобренные Конгрессом в ответ на террористические атаки, создали почву для авторитаризма. По его мнению, феномен Дональда Трампа был отчасти продуктом этой войны с террором.

Историк Джозеф Най, в свою очередь, отмечает, что эмоциональная реакция на террористические атаки привела к ошибочным решениям. События 11 сентября доказали, пишет он, что терроризм – это инструмент психологического воздействия. "Постоянное повторение кадров рушащихся башен-близнецов по телевидению во всем мире стало козырем бин Ладена. В результате атак 11 сентября погибло несколько тысяч американцев, но бесконечные войны, которые были начаты Соединенными Штатами в ответ на них, привели к более значительным жертвам. В действительности ущерб, нанесенный "Аль-Каидой", блекнет в сравнении с ущербом, нанесенным Америкой самой себе", — считает Най.

Факт в том, что после терактов произошла радикальная смена американской стратегии. США отказались от фиксации войны в конкретных границах, перешли к стратегии превентивного нападения, а также усилили внимание к психологическим и информационным технологиям. 

Результаты такого процесса неоднозначны. С одной стороны, пишет политолог Андрей Кортунов, с тех пор на территории Соединенных Штатов не было новых террористических актов такого масштаба и с таким количеством жертв. С другой стороны, военное участие США за рубежом, направленное на сдерживание терроризма, в итоге так и не оправдало первоначальных ожиданий. Последнее фиаско в Афганистане — всего лишь наиболее наглядная иллюстрация длинного списка неудачных или, как минимум, не вполне успешных миссий, включающего Ирак, Ливию, Либерию, Пакистан, Йемен и Сирию. 

Борьба с международным терроризмом не привела к явной победе, и в глобальном масштабе эта угроза не выглядит менее значимой, чем она была двадцать лет назад, отмечает эксперт. По его мнению, этому есть несколько объяснений. Во-первых, на протяжении двадцати лет Вашингтон никогда не придерживался подлинно многостороннего подхода к решению основных международных проблем, в том числе и проблемы терроризма.

Во-вторых, политике США в кризисных регионах мира традиционно не хватает последовательности и стратегического видения. На протяжении четырех лет Дональд Трамп пытался полностью перетряхнуть и пересмотреть наследие Барака Обамы, а сегодня Джо Байден пытается сделать то же самое с наследием Дональда Трампа, пишет Андрей Кортунов. Граница между борьбой с терроризмом и борьбой с повстанцами размыта, как и граница между разрешением конфликтов и государственным строительством. В результате Соединенные Штаты теряют свою репутацию надежного партнера и предсказуемого игрока в международных отношениях.

В-третьих, Соединенные Штаты по-прежнему подходят к другим, не слишком знакомым и не очень понятным американцам культурам и к другим ценностям как к проявлениям социальной и политической архаики, индикаторам незавершенных проектов модернизации. Если главная проблема нынешнего мира сводится к тому, что он еще не вполне американизирован, а следовательно — не совсем современен, то основной профилактикой против международного терроризма должно стать ускорение американизации как универсального лекарства от архаики и отсталости. Именно исламский мир в этом контексте оказывается наиболее подходящим объектом для постоянного наставничества и руководства, пишет политолог.

Однако, по его мнению, реальность такова, что глобальное общество становится все более и более разнообразным, а не все более однородным. В этом обществе никто не может претендовать на монополию на модерность или на знание будущего, делает вывод Андрей Кортунов.

Сегодня, 20 лет спустя, экзистенциальный шок от тех событий почти прошел. Люди не только в Америке, но и по всему миру уже привыкли к практически повсеместным усиленным мерам безопасности. Одновременно за прошедшие с момента трагедии десятилетия произошла смена декораций и образ воинствующего ислама в американском обществе деактуализирован, отмечают некоторые эксперты. Геополитические амбиции России и экономические успехи Китая сформировали в американском обществе иную, неисламистскую, структуру фобий и внешних врагов. 

Так или иначе, падение башен-близнецов на самом деле стало символом падения прежнего миропорядка, где США играли роль глобального полицейского. Фактически, в 2001 году наступила новая эпоха международных отношений. Но в полной мере осознать это мы смогли только сейчас.