Самоликвидация тори

Самоликвидация тори

10 сентября 2021 г. 11:50

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Британский консерватизм, представленный правительством Бориса Джонсона, самоликвидировался. К такому выводу пришёл не кто-нибудь, а главный редактор воскресного выпуска газеты The Telegraph Алистер Хит (Allister Heath). Свою статью в номере от 9 сентября он завершает вот таким душераздирающим пассажем:

«Десятилетиями тори хвалились тем, насколько британская модель лучше модели Еврозоны, а сегодня они перенимают эту модель из-за лени, несмотря на то, что выиграли тяжёлую битву за право выхода из Евросоюза. Рейганомика мертва в Британии: отныне есть две лейбористские партии – единые в отношении экономики и разделённые в отношении культуры. Какое горькое, крушащее сердце разочарование».

Честно говоря, такой пассаж - практически на грани истерики – мне давненько не доводилось встречать в британской печатной и электронной прессе! Да еще в какой – в одном из «флагманов» британского консерватизма, уже давно обошедшем в этой роли когда-то образцово  респектабельную - по понятиям тори - The Times. А если ещё вспомнить, как назвал свою статью-комментарий Алистер Хит, то среднестатистический британец-читатель, в большинстве своём голосовавший за консерваторов на последний парламентских выборах, должен был бы с криком либо «Караул!», либо «Полундра!» бежать на Даунинг-стрит 10. И требовать от премьер-министра объяснений как минимум.

Но пока ничего подобного не наблюдается, а наблюдается только вот этот заголовок: «Boris's shameful Tory betrayal guarantees the total victory of socialism in Britain». Я не уверен в том, что прогноз Алистера Хита насчёт «полной победы социализма в Британии» обязательно сбудется. Но то, что немалая часть консерваторов и в парламенте, и среди партийных активистов, и просто избирателей посчитают «позорным предательством тори» решение Бориса Джонсона ввести новый налог – с этим готов согласиться.

Так в чём же дело, о каком «предательстве» идёт речь? И действительно ли «налоговый манёвр» (говоря языком наших финансистов) Бориса Джонсона равносилен предательству всех принципов, всей традиции и всех великих предшественников – основателей и продолжателей этой самой традиции? А Алистер Хит вопрос ставит именно так, когда пишет следующее:

«Увеличение страхового взноса – это не просто отказ от выполнения обещания, данного в Манифесте. Оно символизирует полный отказ от консервативного и классического либерального мировоззрения, отвержение Бёрка, Локка, Хайека, Фридмана и Оукшотта. Это правительство больше не тетчеровское, и даже не консервативное: это – Синие Лейбористы».

Итак, речь идёт о введении нового налога, размер которого – 1.25% от прибыли компании, дохода самозанятых, от заработной платы наёмного работника на всей территории Соединённого Королевства. И неужели такая мелочь может быть приравнена к полному отказу от мировоззрения, родоначальниками которого выступили Бёрк и Локк?! Алистер Хит прилагает все усилия к тому, чтобы доказать – это совсем не мелочь. И вот как он это делает.

Прежде всего главред The Sunday Telegraph встраивает нынешнее решение правительства Джонсона в цепочку катастрофических событий, радикально повлиявших на Британию за последние 40 лет. Это – «чёрная среда» 16 сентября 1992 года, когда Британия была вынуждена вывести фунт стерлингов из европейского обменного механизма (ERM) во избежание резкого падения обменного курса национальной валюты. Это так называемое «иракское досье» Тони Блэра – на основании которого США разгромили Ирак и которое, как выяснилось позже, было целиком фейковым. Это, наконец, финансовый кризис 2008 года, когда были затрачены огромные суммы для спасения британских банков.

Что же катастрофичного в том, что Джонсон вводит всеобщий налог в размере 1.25%? Алистер Хит смотрит на это дело со специфически партийной точки зрения и напоминает: обещание не повышать налоги традиционно и всегда было безотказной «фишкой» любого консервативного правительства. И эту «фишку» лейбористы перебить никогда не могли. Но теперь, после того как Джонсон нарушил предвыборное обещание, «фишки» больше нет – у избирателя не будет гарантии, что тори не повысят налоги в случае своего прихода (или продолжения) к власти.

Катастрофа ли это? В логике аргументации А.Хита – безусловно. Перспектива превращения Британии в социалистическую страну вроде КНР, Вьетнама, а то и Кубы, не говоря уже о КНДР с точки зрения ортодоксального тори – это реальный Апокалипсис. И налоговая реформа Джонсона означает уверенный шаг в этом направлении. Возникает вопрос: почему Джонсон пошёл на этот шаг? Неужели он оказался «волком в овечьей шкуре», и, годами скрывая своё истинное «лейбористское лицо», он, оказавшись у руля высшей власти, наконец, начал реализовывать свои тайные замыслы по построению социализма в одной отдельно взятой Британии?

Нет, конечно, нет. Сюжет наподобие того, что Берия оказался «английским шпионом», даже при том, что в Соединённом Королевстве полно желающих строить социализм, Алистер Хит не допускает совершенно. Позоря Джонсона и примкнувших к нему консерваторов, он обличает их в политической близорукости и моральной нестойкости. Игру на поле лейбористов он определяет как тактический манёвр, принёсший краткосрочный успех, но грозящий неминуемым стратегическим  проигрышем в не толь уж далёкой перспективе. А, кроме того, А.Хит ставит под моральное сомнение сам трюк с «переодеванием» консерваторов в «одежды» лейбористов.

Зачем это надо было делать консерваторам? Для того, чтобы «похлопывая себя по бокам, бахвалится тем какие они блистательные макиавеллисты? Как ловко в стиле Блэра или Осборна она управляются с политикой? Чтобы в ещё большей степени убедить электорат, что каждый политик всё делает в собственных интересах, ради своих министерских лимузинов, ради пафоса достигнутой власти? Ради этого все эти министры кабинета вступили в партию тори и провозглашали славословия свободному предпринимательству и низким налогам? Чтобы стать соучастниками морального разрушения консервативной партии?»

Алистер Хит не называет выигрыш Джонсона во внутрипартийной борьбе за проведение в жизнь своего плана финансирования объединённой системы национального здравоохранения и социального обеспечения (NHS+social care) «Пирровой победой». Но по сути именно этот исторический прецедент он имеет в виду. Побеждённые в данном случае, но не сломленные тори, которые – как наша Нина Андреева в годы горбачёвской «Перестройки» - «не могут поступиться принципами», остаются грозной силой. Их можно считать своего рода «внутренней оппозицией», значительно более опасной для Джонсона, нежели оппозиция «внешняя» - лейбористы, сидящие на противоположных скамьях слева от спикера в Палате Общин. И, как представляется, Джонсон, имеющий собственный опыт внутренней оппозиции в период премьерства Терезы Мэй – которую он, грубо говоря, просто подсидел – это хорошо понимает. А потому пытается объяснить причины своего решения и, тем самым, доказать его правильность.

Публично презентуя свой план  в компании с канцлером Риши Сунаком, отвечающим за финансы и министром здравоохранения Мэттом Хэнкоком, премьер заявил буквально следующее:

«Ни одно консервативное правительство не хочет повышать налоги. Но,  надо честно признать, что невозможно профинансировать этот план, влезая  в долги и возлагая бремя расплаты на плечи будущих поколений. Я признаю, что это новое налогообложение нарушает наши обещания, изложенные в предвыборном Манифесте. Но в этом Манифесте  пандемия коронавируса тоже не принималась в расчёт».

Этот аргумент, однако, не достигает своей цели в том смысле, что сама по себе пандемия коронавируса не может считаться достаточной причиной отказа от фундаментальных устоев консерватизма. Таких, например, как «маленькое правительство», низкие налоги, ставка на предпринимательскую инициативу. Морально план Джонсона основан на том, что правительство больше уже не может занимать деньги - нынешний размер госдолга превышает все показатели за поствоенный период. А поэтому будет честно и справедливо всем британским подданным «затянуть пояса» на 1.25%. Однако, как опасается Алистер Хит, дело идёт не о «затягивании поясов», а о превращении правительства в нового «Левиафана».

Опять же – А.Хит этот гоббсовский образ  государства не приводит, но очевидно – имеет в виду. Потому что утверждает:

 «Национальная систем здравоохранения (НСЗ) станет государством, а государство станет НСЗ. Социалистическое правительство Клемента Аттли даже и представить себе не могло, каким мощным орудием разрушения консерватизма и капитализма окажется  их левый выбор финансирования и организации здравоохранения. В 2004-2005 гг. НСЗ и собес составляли вместе 28% государственного финансирования. В 2024-2025 гг. оно достигнет 40%, согласно прогнозу Resolution Foundation. Сколько времени потребуется, что оно перевалило за 50%»?

Это обращение к 1945 году – когда лейбористы сумели выиграть парламентские выборы и сместить, казалось бы, национального героя – победителя нацизма Уинстона Черчилля с поста премьера, мне кажется не случайным. Вернее, очень к месту в контексте общей аргументации Алистера Хита. Черчилль проиграл лейбористам - британским социалистам потому, что оставался верен консервативным принципам. И «халява», то есть бесплатное государственное здравоохранение, перевесила в глазах массового избирателя все заслуги Черчилля как «премьера Победы».

Борис Джонсон, для которого Черчилль является образом и о котором он написал книгу, не хочет повторить ошибку своего кумира. А потому и становится «синим лейбористом» (в экономике), как бы перехватывая у лейбористов под водительством Кира Стармера возможную инициативу по проведению радикальной реформы здравоохранения и социального обеспечения.

Отсюда напоследок возникают вопросы отвлечённо-философского характера: является ли макиавеллизм предательством? И как у Макиавелли вообще обстоят дела с моралью в политике? На них я отвечать не буду, а только могу констатировать с помощью перифразы известной поговорки: «Макиавелли бояться – в политику не ходить».

P.S. А насчёт прежнего «флагмана» консервативной журналистики, то есть, газеты Times, хочу добавить следующее.  Вместо пламенного текста, разоблачающего «предательство» Бориса Джонсона и пригвождающего к «позорному столбу» всё его правительство, респектабельное издание разместило вот такую картинку:

Оцените все тонкости британского юмора, неприметно переходящего в убийственный сарказм: “The Blue Boy” – в кричаще красном… На фоне множества новых налоговых законопроектов. Иносказательно и безопасно. Sapienti sat.