Дискуссия о европейской армии выходит на новый виток

Дискуссия о европейской армии выходит на новый виток

10 сентября 2021 г. 10:30

Крупнейшая фракция в Европарламенте ("Европейская народная партия") проголосовала за создание независимого от НАТО европейского военного подразделения. По мнению депутатов, Европа должна рассчитывать на собственные силы. 

На первом этапе предлагается развернуть от 5 до 20 тысяч военнослужащих "единой армии". При этом в Брюсселе признают, что до реальных шагов в создании собственной армии еще далеко, некоторые политические силы ЕС и государства выступают категорически против этого, заявляя о наличии НАТО. Однако количество выступающих "за" растет, особенно это стало видно после фиаско США и НАТО в Афганистане.

Альянс, между тем, настроен весьма скептично.

"Я приветствую европейские усилия в области обеспечения обороны, однако нечто подобное никогда не сможет заменить НАТО. Кроме того, необходимо гарантировать, что Европа и Северная Америка будут держаться вместе. Любая попытка ослабить связь Северной Америки и Европы не только ослабит НАТО, но и разобщит Европу. Отчасти дело в деньгах, так как 80% наших оборонных расходов приходится на союзников, не являющихся членами ЕС", — считает генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг

Большинство экспертов называет позицию Столтенберга не вполне убедительной на фоне поспешного бегства американцев из Афганистана. "Недоверие к США и их готовности и способности защищать союзников привело к усилению настроений в пользу создания независимых от НАТО европейских вооруженных сил", — написал российский сенатор Алексей Пушков в своем Telegram-канале.

"Афганистан еще долго будет аукаться США. И это — не единственное последствие", — считает политик.

 Эксперты напоминают, что разговоры о единой армии ЕС начались не вчера. В 1999 году страны — участницы сообщества договорились сформировать вооруженные силы численностью до 60 тысяч бойцов. Однако вместо этого с 2007 года у блока появились так называемые европейские боевые группы. Проект предполагал создание 18 батальонных тактических групп численностью порядка 1,5 тыс. человек каждая. Их должны были сформировать на основе вооруженных сил каждого отдельного государства ЕС. Предполагалось, что эти группы и несли бы оперативное дежурство по очереди.

К концу 2007 года эти подразделения формально появились на бумаге, но их реальное применение упиралось в различные сложности. Например, финансирование операций каждой из боевых групп ложилось только на одну страну Евросоюза. Это создавало серьезный дисбаланс расходов в случае реальных боевых условий.

Проект остался на бумаге, боевые группы ЕС ни разу не использовали в конфликтах, а для своих гуманитарных миссий ЕС каждый раз собирает смешанный военный контингент.

Тема европейской армии получила второе дыхание после прихода в Белый дом Дональда Трампа. Республиканец тогда дал понять, что больше не собирается тратить миллиарды долларов на защиту союзников, которые не проявляют должной лояльности ему лично. Он также требовал от партнеров увеличивать бюджеты на оборону и отзывал из Европы американских военных.

Джо Байдену удалось сменить повестку. Он заявил о готовности помогать традиционным союзникам и защищать Европу.  Однако затем возник так называемый "афганский фактор". 

"То, что произошло в Афганистане, стало переломным моментом", — приводит газета The Washington Post слова Натали Луазо, председателя подкомитета Европарламента по безопасности и обороне. Как отмечает Луазо, когда Соединенные Штаты решили уйти из страны, они не слишком беспокоились о мнении партнеров.

Из-за того, что Джо Байден отказался продлевать сроки эвакуации из Афганистана после 31 августа, странам ЕС пришлось бросить в опасности не только своих афганских союзников, но даже собственных граждан. Это стало серьезным разочарованием для Европы и вновь оживило дискуссии о создании европейских вооруженных сил.

"Я настаиваю, что потребность Евросоюза в собственной оборонной системе стала очевидной после Афганистана", — заявил глава европейской дипломатии Жозеп Боррель на встрече министров обороны ЕС в Словении.

По его словам, "исторические события в Афганистане подтолкнули разработку европейской концепции по безопасности "Стратегический компас ЕС", финальный проект которой будет представлен в октябре-ноябре". В рамках этой дискуссии страны ЕС также обсуждают создание собственных сил быстрого реагирования численностью около 5 тыс. человек.

Утверждение "Стратегического компаса ЕС", а с ним и планов создания сил быстрого реагирования ЕС должно произойти в марте 2022 года.

Эксперты агентства ТАСС напоминают, что Евросоюз задумывался как исключительно экономическое и культурное пространство. Странам блока удалось создать одну из крупнейших в мире свободных торговых и трансграничных зон. Именно экономическое благополучие должно было стать основным оружием ЕС. Но глобальные вызовы расставили все по местам. Чтобы стать полноценным игроком на мировой арене, европейцам не обойтись без собственной армии. 

Однако даже в самой Европе с этим утверждением согласны далеко не все. Резко против европейской армии выступили в Швеции. Как заявил министр обороны страны Петер Хультквист, связь Европы и США должна сохраняться, "поскольку она очень важна в нашей части земного шара". Иронии этому заявлению добавляет то, что сама Швеция не является страной НАТО. Похожей позиции придерживается Польша и страны Балтии.

С другой стороны, президент Франции Эмманюэль Макрон является одним из самых ярых приверженцев этой идеи. Во времена президентства Трампа он не раз призывал к созданию "настоящей европейской армии" и одновременно констатировал "смерть мозга НАТО".

Уходящая канцлер ФРГ Ангела Меркель также является сторонницей НАТО. К тому же именно в Германии находится почти 35 тысяч американских военных, обеспечивающих безопасность европейских рубежей. Впрочем, какой позиции будет придерживается ее преемник, пока неясно. 

 В дискуссии о европейской армии большое место занимает вопрос финансирования. ЕС уже выделил более $9 млрд в Европейский оборонный фонд до 2027 года. Новая же структура потребует от каждой страны сообщества дополнительных расходов на оборону. Это может стать проблемой, учитывая, что только девять европейских стран готовы тратить на оборону 2% своего ВВП, исходя из соглашения с НАТО.

Идея о создании общих вооруженных сил Евросоюза продиктована желанием стран ЕС быть более независимыми от США, однако представить европейскую армию крайне сложно. Таково мнение политолога Владимира Евсеева. На страницах "Известий" он заявил, что ведущие европейские страны, в первую очередь Германия, соглашаясь на 2% расходов от ВВП на военные нужды в рамках НАТО, подразумевали, что эти деньги будут тратиться для укрепления европейской безопасности. При этом США предполагали, что на эти средства просто будут закупаться американские вооружения, добавил он.

"Очень сложно представить себе европейскую армию, потому что большинство государств Европы входят в альянс. Косвенно это, конечно, будет укреплять и НАТО. Но как они будут разводить НАТО и не НАТО очень трудно понять", — указал Евсеев.

При этом он напомнил, что силы быстрого развертывания, которые есть в Европе, как раз включены в натовский компонент, добавив, что это — наиболее боеспособные, боеготовые, мобильные части соединения.

Евсеев предположил, что за дискуссией о европейской армии, скорее всего, скрывается не попытка создания военной альтернативы НАТО, а желание ослабить политическую зависимость от Америки.

Заместитель гендиректора Института национальной стратегии Александр Костин полагает, что дискуссия о европейской армии — это обсуждение независимости Европы. "Признак суверенитета — это умение обеспечивать безопасность своими силами. Пока же единое пространство ЕС не сформировано, экономический центр союза, Германия, отказывается от самостоятельной внешней политики", — подчеркивает эксперт.

По мнению Костина, аморфная структура ЕС не позволяет пока заниматься даже эффективным операционным управлением и отвечать на невоенные угрозы — такие как коронавирус или, например, потоки беженцев. А вопросы общей безопасности требуют более тесного взаимодействия.

"Думаю, приход Джо Байдена в Белый дом и его поддержка формата европейской безопасности в системе НАТО закроют на время дискуссию. Вместе с тем остается позиция Франции, которая и до Макрона претендовала на право самостоятельно определять оборонную политику", — напоминает Костин.

В целом же, считает эксперт, спор вокруг вооруженных сил сведется к тому, какой должна быть Европа: текущая модель ЕС разваливается на глазах.

Вместе с тем, никаких иных вариантов взаимодействия пока не озвучено. Во-многом, потому что европейским лидерам не хватает политической воли. Скорее всего, американцы просто не допустят создания каких-то независимых от них европейских частей. И уж тем более европейского комитета начальников штабов. Поскольку формирование командования самостоятельной европейской армией сразу же подорвет руководящую роль США в военной и военно-политической сфере Европы. А на это не готовы, в первую очередь, сами европейцы.