Решающая стадия предвыборной кампании

Решающая стадия предвыборной кампании

30 августа 2021 г. 9:53

Обзор прессы 30 августа

Ведущие федеральные издания сегодня анализируют главную стадию предвыборной кампании в Государственную думу. На прошедшей неделе партии и кандидаты начали размещение агитации в СМИ и на улицах.  

«Коммерсант» пишет, что кампания оказалась для власти не совсем такой, как планировалось, и на ее заключительном этапе «Единой России» (ЕР) для достижения запланированных результатов необходимо переломить ряд негативных трендов. Одной из главных причин этого негатива стала очередная волна эпидемии коронавируса, пик которой, судя по официальной статистике, пришелся на середину лета. Коронавирус фактически определил информационный фон кампании и серьезно повлиял на настроения избирателей.

Этот факт подтверждается исследованиями фонда «Общественное мнение» (ФОМ). Социологи еженедельно опрашивают респондентов о том, какие события, освещаемые СМИ, их больше всего заинтересовали. В первом полугодии 2021 года тема эпидемии регулярно входила в этот перечень, но редко набирала более 10% ответов респондентов.

Коронавирус ворвался в информационную повестку накануне старта думской кампании: 12 июня, за пять дней до подписания президентом указа о назначении выборов, мэр Москвы Сергей Собянин объявил о введении новых ограничений в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой. На избирательной кампании новая волна COVID-19 отразилась практически сразу. Предвыборные съезды, выглядевшие обычно как масштабные и медийные мероприятия, партиям пришлось проводить в усеченном режиме, учитывая требования Роспотребнадзора. А региональные власти тем временем придумывали все новые ограничения — от входа в кафе и рестораны только по специальным QR-кодам, которые могли получить только привитые и переболевшие, до обязательной вакцинации отдельных категорий населения.

В опросе ФОМа, проведенном 11–13 июня, тема коронавируса вышла на первое место среди главных событий недели, пусть и со скромными 5%.

Через неделю главной темой стала встреча президентов России и США, но обеспокоенность пандемией и мерами по борьбе с ней выразили уже 12% респондентов. А уже в следующем опросе коронавирус вновь лидировал с 23% упоминаний. Помимо страха перед новой волной россияне обращали внимание и на меры по борьбе с ней. Причем приводимые социологами ответы опрошенных демонстрировали достаточно негативный настрой по отношению к действиям властей.

Во вторую половину лета в настроениях россиян тревожность преимущественно доминирует над спокойствием. В первом полугодии ситуация была обратной: доля респондентов, оценивавших настроение своих близких как спокойное, колебалась от 47% до 51%, а в тревожных настроениях признавались от 43% до 46%. Расклад резко изменился в конце июня, сразу после старта думской кампании. К концу июля тревога и спокойствие снова сравнялись (соответственно 46% и 47%), но ненадолго: по опросу с 6 по 8 августа тревожными настроения в своем окружении назвали 48% респондентов, спокойными — 44%. И только последнее исследование (20–22 августа) вернуло прежнее соотношение: 48% россиян считают настроение своего окружения спокойным, 44% — тревожным.

Как говорят эксперты, дело не в том, что россияне боятся именно коронавируса: на фоне продолжающейся мировой пандемии они не верят в победу над ней в обозримом будущем. А это, в свою очередь, приводит к осознанию того, что и социально-экономические последствия коронавируса будут сказываться на жизни людей достаточно долго.

Главное, что произошло в этом году с темой COVID-19, — это изменение восприятия проблемы, считает глава Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Весь прошлый год как во власти, так и в обществе доминировало мнение, что существует некий сценарий окончательной победы над пандемией. Локдауны рассматривались как временная мера, которая нужна до появления вакцины. Было также представление, что переболевшие уже не будут болеть, а вакцинированные будут иметь длительный иммунитет. Однако третья волна сломала парадигму того, что в обозримом будущем COVID-19 можно полностью победить. На что можно рассчитывать — это некая ничья. И сосуществовать с вирусом придется еще долго. Это новая реальность».

Нынешняя ситуация для власти гораздо сложнее, чем была год назад, подчеркивает эксперт: в условиях доминирования в обществе состояния тревожности почти любые управленческие решения воспринимаются неоднозначно и дискуссионно.

Впрочем, два источника “Ъ”, работающие с внутриполитическим блоком администрации президента, считают главной проблемной точкой думской кампании не коронавирус, а ожидание ухудшения экономической ситуации.

Директор по политическому анализу ИНСОМАР Виктор Потуремский, который еще в 2019-м характеризовал состояние российского общества как депрессивное, полагает, что социальная депрессия никуда не ушла: «Напротив, ее стало больше, и это, конечно, связано с пандемией. Характерным признаком депрессии является изменение восприятия времени: сокращается горизонт планирования, прошлое перестает иметь большое значение, будущее не определено. Это один из самых главных запросов, который мы фиксируем в социологических исследованиях. Есть тревожность, есть страхи, есть избирательное восприятие информации, когда интересует только то, что человек считает важным лично для себя». Впрочем, это объективный процесс, который сейчас происходит по всему миру, добавляет эксперт.

Негативные общественные настроения сказываются и на электоральных рейтингах, которые еженедельно публикуют ФОМ и ВЦИОМ. В первую очередь это, конечно, касается показателей ЕР как правящей партии.

Так, по данным ВЦИОМа (инициативный телефонный опрос 1600 респондентов не менее чем в 80 субъектах РФ, статистическая погрешность не превышает 1%, формулировка вопроса: «Скажите, пожалуйста, если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы в Государственную думу РФ, за какую из следующих партий вы бы, скорее всего, проголосовали?»), до середины июня рейтинг ЕР в среднем составлял 30%, но сразу после старта кампании снизился до 28,7% и к 30-процентной отметке так и не вернулся.

Согласно самому свежему опросу (с 16 по 22 августа), за партию власти готовы голосовать 26,4% от всех опрошенных.

Тем не менее в Кремле все же пришли к выводу, что для успеха ЕР на выборах ей нужна четкая позиция по эпидемии. Этот подход обосновал 29 июля на круглом столе глава экспертного совета близкого к администрации президента Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов. Он заявил, что коронавирус становится главной повесткой избирательной кампании, и рейтинги партий напрямую зависят от четкости партийных позиций по этому вопросу.

Политолог Александр Пожалов уверен, что власти не стоит рассчитывать на сценарий 2020 года, когда уход пандемии из повестки вызвал всплеск оптимизма: «Теперь люди в массе своей будут ожидать новой волны и нового подвоха после выборов — просто по аналогии с прежними волнами ограничений и откатов»,— предупреждает он.

Судя по дискуссии об обязательной вакцинации, состоявшейся 1 августа между руководителями четырех парламентских партий на молодежном форуме «Территория смыслов», взгляды партийцев на эту проблему весьма разнятся. Так, лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что вакцинация возможна лишь под строгим контролем врачей, а не по указке «очередного администратора, который говорит: если вы все не привьетесь, я вас в шею погоню». Председатель ЛДПР Владимир Жириновский, напротив, отрезал: «Когда пандемия — никаких обследований: скорее колоть-колоть-колоть, и тогда мы остановим пандемию»,— хотя и оговорился, что «прививать силой нельзя». Лидер «Справедливой России — За правду» Сергей Миронов тоже выступил за вакцинацию, но против принуждения, и отдельно раскритиковал случаи увольнения с работы за отказ прививаться. А глава думской фракции ЕР Сергей Неверов заверил, что единороссы «против того, чтобы всех безоговорочно в обязательном порядке вакцинировать», но лично он «за то, что определенные категории должны быть привиты».

Политолог Владимир Шемякин согласен, что партии просто не могут обходить вниманием тему пандемии, но считает, что сформулировать однозначную позицию им тяжело.

Александр Пожалов считает, что ЕР уступила работу с проблемной ковидной повесткой системной оппозиции: например, партия оказалась не готова открыто защищать трудовые права работников, сталкивающихся с принуждением к вакцинации или трудностями по получению медотводов от прививок. В этой ситуации, по его мнению, единороссам тяжело привлечь к себе неопределившихся избирателей и отколовшихся сторонников.

Если коронавирусная повестка не уйдет, то ее выгодоприобретателями, скорее всего, окажутся представители левой оппозиции, предполагает эксперт.

Но ЕР попытается перебить повестку социальными инициативами, полагает господин Пожалов — например, выплатами пенсионерам и военнослужащим. «Какие-то новые инициативы могут быть высказаны на заседаниях Госсовета и иных мероприятиях с Владимиром Путиным»,— говорит эксперт. По его оценке, сейчас властям удалось «засушить повестку» коронавируса и, скорее всего, такая ситуация продлится вплоть до выборов. Но вопрос о «резервах» роста рейтинга ЕР остается, и основной инструмент для их повышения — это максимальное участие Владимира Путина в кампании, добавляет Александр Пожалов: «Хотя я считаю, что статус "президентской партии" уже заложен в рейтинги ЕР».

Выводы эксперта о «бенефициарах пандемии» косвенно подтверждают и электоральные рейтинги КПРФ. Так, по данным ВЦИОМа, по состоянию на 20 июня за нее были готовы голосовать 11,9% респондентов, а по опросу от 16–22 августа — уже 17,2%. Рейтинги остальных партий остаются более или менее стабильными.

Большинство экспертов, однако, полагают, что объявленная руководством ЕР цель сохранить в новой Думе конституционное большинство (не менее 300 из 450 мандатов) по-прежнему достижима.

«Независимая газета» пишет, что жесткость модерации избирательной кампании усиливается, административное воздействие на выборы – расширяется. Борьба с неугодными кандидатами, похоже, приведет к максимальному сокращению их числа, а для гарантии необходимых итогов голосования создается резерв бюллетеней. Эксперты связывают все ужесточения с тем, что думские выборы перестроены в плебисцит о доверии Владимиру Путину – фронтмену «Единой России» и автору ее предвыборных обещаний.

По информации «НГ», российские избиратели, находящиеся за рубежом, не могут дистанционно открепиться от участков, на которых они изначально записаны. Попытка подстраховаться от возможного задвоения бюллетеней оказывается тщетной, портал «Госуслуги» ограничивает выбор нового места голосования территорией РФ.

С одной стороны, это может означать, что таких людей подталкивают к участию в электронном голосовании. Однако пока ничего не было слышно о том, что им для этого дали некие послабления, как это уже было сделано в отношении жителей ДНР и ЛНР. Тем вроде бы как разрешено применение неполноценных аккаунтов на «Госуслугах» и указание не на персональные номера телефонов, а на некие специальные. Зато заграничным гражданам РФ гарантирована, скажем, свобода голосовать в консульствах, что называется, без регистрации и смс. А вот бывших украинцев для оформления доступа к выборам станут подконтрольно завозить в Россию заказными автобусами.

«Заграничников» значится в реестре около 2 млн человек, а последствия таргетирования явки контролируемого электората вообще не поддаются даже прикидочным подсчетам. Особенно, если такая явка нужна как бы не в натуре, а всего лишь на бумаге. Запасы голосов при этом могут быть использованы как для поддержания тех или иных партсписков, так и для корректировки результатов выборов по округам, где для победы часто достаточно минимального перевеса. Последнее можно рассматривать и как своего рода прощальный привет «умному голосованию» навальнистов.

Тем не менее власти продолжают выискивать таковых в списках кандидатов. В последнее время основное внимание сосредоточено на «Яблоке», а все рекорды побиты в Татарстане. Например, республиканская прокуратура направила в Советский райсуд Казани иск с требованием признать кандидата Гульназ Равилову причастной к «экстремистской организации». Рассмотрение намечено на 13 сентября, сама Равилова баллотируется и в Госдуму, и в один из муниципалитетов, но ей на ближайшие три года предполагается закрыть все пути.

Как подчеркнул глава штаба «Яблока» Григорий Гришин, для защиты Равиловой используют все всевозможные юридические методы, но, к сожалению, заявил он «НГ», «инструменты политического воздействия и борьбы в авторитарной системе практически уничтожены», – отметил он. По его словам, прецедентов в других регионах нет: «Ее хотят снять с выборов только за то, что она написала, что в стране есть политические заключенные, а многие дела – политически мотивированные. В принципе, за это можно снять практически всех оппозиционных кандидатов или даже произвольно любого человека с гражданской позицией». В данном субъекте РФ это будет уже третий снятый яблочник.

А у ЦИКа РФ уже есть списки тех кандидатов от этой партии, которых снимут за использование иностранных финансовых инструментов. Это намечено на 30 августа: «Центризбирком якобы получил справку от Центробанка о кандидатах, имеющих иностранные активы. И это вовсе не какие-то раскрученные люди, их имена мало кому что-то скажут». Например, Евгения Мартынова – № 4 по Саратовской области, у которого «по одной акции Эппла, Пфайзера, банка Нью-Йорка и пять акций Ford motors». «Акции имеют сувенирную стоимость, но он уже под подозрением как «агент влияния». Если так пойдет и дальше, то граждан начнут снимать с выборов за отдых за границей – а у нас полстраны в Турции отдыхает», – заявил Гришин. Заметим, что за причастность к загранице сейчас снимают и представителей множества других партий. Судя по всему, выборы вычищаются не только от опасных для ЕР соперников, но и от уже ненужных статистов.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев пояснил «НГ»: «То, что президент фактически взял в руки кампанию ЕР, развязало руки админресурсу, поскольку кампания теперь фактически носит референдумный характер. На местах получено указание добывать победу любой ценой. По возможности, конечно, без скандалов, поскольку федеральный Центр по-прежнему говорит об открытости, честности и легитимности выборов, но, с другой стороны, победителей у нас не судят, губернаторы понимают, что главное – результат». Однако, по его мнению, это не новость, «практически все выборы последних лет превращаются в референдум по доверию власти, а власть – это президент», а стало быть, «применение админресурса неизбежно как восход и заход солнца». «Новости в нынешней кампании две: во-первых, политическая система окончательно перешла в положение осажденной крепости, отсюда и все ужесточения, во-вторых, критика оппонентов опустилась до навешивания ярлыков на оппозицию уже на уровне государства», – подчеркнул Калачев. Но сейчас, когда уже идут утечки о новых показателях, спущенных сверху как по явке, так и по результату ЕР, возникает вопрос, насколько все это выполнимо и будет тиражироваться? «Протестное голосование – это оборотная сторона медали административного прессинга, то есть если власть будет передавливать, это может вылиться в рост недовольства при голосовании», – предположил эксперт.