Проблемы Бориса Джонсона

Проблемы Бориса Джонсона

27 августа 2021 г. 10:02

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

В предыдущей пятничной колонке я рассказал о том, что «глядя из Лондона», можно прийти к выводу, который ещё 25 лет назад сделал герой фильма «Брат». А именно: «Скоро всей вашей Америке – кирдык!» По крайней мере, примерно об этом говорилось в статье далеко не последнего в мире британской политической журналистики Алистера Хита. На фоне этого американского «кирдыка» некоторые могли бы подумать, что в Соединённом Королевстве всё ровно наоборот. Однако, некоторые так не думают, и к числу этих «некоторых» можно отнести одну из «звёзд» британской политической журналистики – замредактора политического отдела журнала The Spectator  Кэти Боллс (Katy Balls).

В одном из недавних выпусков журнала она поместила текст о том, что количество проблем, накопленных Борисом Джонсоном за два года премьерства, уже достигло критического уровня. И завершая свою статью, она сделал вывод, который можно назвать последним предупреждением нынешнему премьеру: «С большинством в 80 мандатом Джонсону была предоставлена значительно более благоприятная (по сравнению с двумя его предшественниками) возможность оставить свой след после ухода. Но спустя два года с момента его прихода на Даунинг-стрит 10 всё ещё по-прежнему не ясно, какой это будет след».  

Согласитесь, это ещё не совсем «за упокой», но и явно – не «за здравие». Поэтому интересно посмотреть, чем такой осторожно пессимистический пассаж вызван? Какие проблемы обступили Бориса Джонсона  и какие возможности для их решения имеются в распоряжении у британского премьера?

Кэти Боллс начинает с той проблемы, которая сегодня стоит на первом месте в любой стране – с проблемы борьбы с пандемией коронавируса. Казалось бы – ещё совсем недавно именно то, как Джонсон справлялся с задачей всеобщей вакцинации, шло ему в зачёт. Британия шла на первом месте среди всех развитых стран по темпам и количеству вакцинированных граждан. Но постепенно темп замедлился, и сегодня в лидерах уже Франция с её довольно строгими правилами и законами на этот счёт. Да, протесты там есть, и даже немалые. Однако количество получивших «ковидные паспорта» уже достаточно велико и растёт с каждым днём.

А поскольку Британия как и все страны северного полушария – на пороге осени и зимы, то приход гриппа неизбежен. В связи с чем среди специалистов растут опасения, что обычные противогриппозные прививки окажутся не эффективными. И картина комбинированной корона-гриппозной пандемии вырисовывается угрожающая. Не только в буквальном медицинском смысле, но и в смысле репутационном: можно сказать, «конёк» Джонсона захромал ещё не на все четыре, но на две ноги - точно. Опросы показывают, пишет Кэти Боллс, что публика больше не ставит стратегию борьбы с ковидом в заслугу премьеру. По словам одного не упомянутого по имени министра: «Никто больше не благодарит нас».

С опросами вообще забавная ситуация. Вот три основных индекса, по которым компания YouGov измеряет «температуру» общественных настроений в Соединённом Королевстве: одобрение/неодобрение деятельности правительства; самочувствие – счастье/подавленность;  что заботит больше – экономика/здоровье. Так вот, по первому индексу у правительства Джонсона явная катастрофа: одобряющих его деятельность только 27%, а не одобряющих – уже 50%. По третьему индексу наиболее проблематичным считается состояние здравоохранения – 45% при том, что 38% всё же больше озабочены экономическими проблемами. А вот второй индекс на фоне двух предыдущих смотрится несколько парадоксально: состояние счастья испытывают 49%, а испытывают стресс – 39%.

Настораживают и результаты опросов в фокус-группах. Джонсон всё чаще воспринимается как цирковая пони, выполняющая один и тот же трюк – то есть как политик, выехавший в премьеры на Брекзите. И не способный больше ничего предложить стране. Ситуация с выводом американских войск из Афганистана только усугубила этот имидж, поскольку у Джонсона обнаружился дефицит лидерских качеств при защите национальных приоритетов. Мало того, что ему пока не удалось убедить Джо Байдена в необходимости продлить период вывода всех войск и гражданского персонала (афганцев, сотрудничавших с натовцами) сверх 31 августа. Так ещё и законная супруга Кэрри подложила «свинью».

Правда, с какой стороны смотреть. Тот факт, что Кэрри настояла на том, чтобы специальным самолётом из захваченного талибами Кабула были вывезены 200 собак и кошек, это явный плюс с точки зрения обществ защиты животных. Но тот факт, что в ходе террористических атак в четверг погибли и были ранены десятки мирных жителей и военных, - это безусловный минус с точки зрения, например, министра обороны.  Кто знает, будь на месте эвакуированных собак и кошек британские военнослужащие и афганцы, работавшие с ними, кто-то из них не погиб бы.

Это всё конкретные примеры того, как Джонсон показывает себя в той самой роли цирковой «пони». Но дело обстоит ещё хуже в том смысле, на который неоднократно указывал бывший главный советник Джонсона Доминик Каммингс. А именно: отсутствие внятной и выверенной стратегии. По словам Кэти Боллс, спросите любого министра, в чём состоит план правительства, и в ответ вы получите нескрываемое раздражение. Да, можно перечислить: выравнивание материальных условий жителей Юга и Севера Англии (северяне – беднее); сведение к нулю углеводородной эмиссии к 2050 году (запрет на бензиново-дизельные автомобили к 2015 году); соединение всех частей Союза (например – тоннель в Северную Ирландию). Однако всё это – некая смесь плохо связанных между собой проектов или то, что англичане называют – “alphabet soup.”

Всё это тем более неприятно, что на горизонте уже просматривается возможность парламентских выборов в 2023 году. Хотя нынешняя Палата Общин избрана в декабре 2019 года сроком на 5 лет, досрочные выборы (snap elections) – это в последние годы стало чуть ли не традицией. В 2017 году такие выборы прошли по инициативе Терезы Мэй, в 2019 году – по обоюдному согласию оппозиционного Парламента и Бориса Джонсона. Так что - кто знает… А новым пиарщикам Джонсона (главный из них – Линтон Кросби – Lynton Crosby) уже надо начинать работу по выстраиванию электоральной стратегии на случай.

И тут как раз упорные слухи о том, что вот-вот Джонсон пойдёт на «перетасовку» правительства. Не то – чуть ли не завтра, не то – через месяц, не-то – где-то осенью или к Рождеству. И ведь нет дыма без огня – эту поговорку помнят, прежде всего, именно члены кабинета. Как работается в таких условиях – отдельно объяснять не надо. Говоря по-простому – не работается от слова «совсем». А проблемы-то ведь решать надо…

Ещё одна проблема – партийно-идеологическая. Борис Джонсон – не какой-то харизматик-одиночка, который нежданно-негаданно подмял партию под себя. Как это сделал Дональд Трамп в 2016 году с республиканцами. Джонсон – партийный лидер и как таковой обязан действовать в соответствии с принципами тори и обязательствами избирательного Манифеста. Вопрос такой – кто такие тори в интерпретации Джонсона: является ли партия носителем идеологии «фискального консерватизма» или она начинает «леветь», раздувая бюджет, влезая в долги и превращаясь в квази-лейбористов?

На этой почве у Джонсона уже возникли серьёзные разногласия с канцлером (министром финансов) Риши Сунаком, который и отвечает за соответствие расходов доходам. Но, с другой стороны, на Джонсона давят те члены собственной фракции в Палате Общин, которые избрались от округов английского Севера. Чтобы сохранить свои места в будущем они должны обеспечить своим пролетарским избирателям соответствующую финансовую подпитку. То есть настоять на реализации обещания Джонсона выровнять материальные условия Юга и Севера в Англии. Но подобный план может быть реализован за счёт увеличения налоговой нагрузки на «южан» - именно за их счёт только и можно будет подровнять «северян» до общенационального уровня благополучия.

Ещё одна домашняя проблема добавляется ко всем остальным своим давящим весом. Кэти Боллс описывает её так:

«Министры обеспокоены тем, что обещания свести к нулю углеводородную эмиссию могут обернуться оттоком избирателей. Правительственная Стратегия « Отопление и строительство» - ключевая часть  нулевой эмиссии как цели – регулярно откладывалась  из-за опасений премьера получить возможную отрицательную реакцию. “Проблема в том, что любой выбор труден и дорог” - объясняет журналистам в частном порядке одно официальное лицо. Всё более становится очевидно, что обещание премьера не заставлять британские семьи платить больше за зелёную повестку, будет очень трудно выполнить».

Все эти проблемы валятся на Бориса Джонсона как из «ящика Пандоры» и, конечно же, могут вогнать в тяжёлый пессимизм неискушённого читателя журнала The Spectator. Но не надо забывать, что на множество неискушённых читателей есть несколько искушённых писателей, которые умело дозируют «бочки мёда» и «ложки дёгтя». За счёт чего, кстати, и получается, что большинство британцев всё же живут с ощущением счастья. К таким писателям Кэти Боллс относится несомненно. Потому что в конце своей статьи про проблемы Джонсона, она элегантно «переводит стрелки» на внешний фактор. Естественно – на Китай. Элегантность состоит в том, что не она сама, а простые британские граждане возмущены тем, что им придётся платить за «зелёную повестку», в то время как главный эмитент углеводорода живёт себе «припеваючи». И даже неизвестно, примет ли участие в осеннем саммите в Шотландии стран, озабоченных проблемой изменения климата.

Ну а то, что Кэти Боллс ни слова не проронила про самую проблемную проблему Джонсона – угрозу шотландского референдума о независимости – это понятно само собой. Я интеллигентно назову это «дискурсом умолчания». Чтобы не вспоминать поговорку (кажется английскую) про верёвку, которую не стоит поминать в … Ну вы помните.