Британия – страна чудес

Британия – страна чудес

13 августа 2021 г. 14:22

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Пандемия коронавируса уже сказалась и ещё продолжает сказываться на разных странах по-разному. Например, для Соединённых Штатов эта пандемия оказалась главным фактором, который помешал Дональду Трампу избраться на второй срок. Поскольку массовые фальсификации на ноябрьских выборах прошлого года стали возможны как раз из-за разрешения голосовать по почте. А само это разрешение было мотивировано стремлением сберечь здоровье избирателей.

Для Великобритании эта пандемия совпала с периодом выхода страны из Евросоюза, что добавило разных проблем, но не привело (пока что) к таким радикальным событиям, как в Штатах. Борис Джонсон «держится в седле», хотя скепсис по поводу его способности управлять государством и находить решения неординарных проблем  в трудные времена нарастает даже в его собственной партии. Правда, в его распоряжении имеется относительно надёжный «защитный контур» - члены правительства, в первую очередь – министры, отвечающие за отдельные отрасли государственного управления.

На любую критику Джонсон может ответить тем, что проблемы в данной сфере государственного управления, вызваны недостаточной квалификацией (или ещё чем-то) отвечающего за эту сферу министра. И, соответственно, этого министра сменить. А, если претензий накопится достаточно много и к нескольким министрам, то Джонсон может прибегнуть к такой традиционной для британских премьеров мере, как reshuffle. Что можно перевести как «перестановка, перетасовка, перетряска» кабинета. Министры не обязательно увольняются, чаще – просто меняют министерство. Что напоминает оставшуюся в нашем счастливом прошлом советскую «номенклатуру», члены которой циркулировали по разным министерствам, ведомствам и прочим властным инстанциям, меняя профиль, например, с директора бани на директорство в Доме культуры.

Эта аналогия пришла мне на ум не случайно. Дело в том, что про один из довольно экзотических примеров министерской «циркуляции» мне уже доводилось писать года полтора назад. Это был тот случай, когда министр обороны в правительстве Терезы Мэй, бывший главный «погоняла» фракции тори (whip) в Палате Общин Гэвин Уильямсон, получил от Джонсона назначение на пост министра образования. Да, тот самый Уильямсон, который отличался тем, что в своём кабинете на столе держал огромного чёрного тарантула. А ещё тем, что однажды смело предложил России «заткнуться».

Как выясняется, весь перечень его заслуг «перед партией и правительством» этими выходками, практически и исчерпывается. Потому что в роли «фельдфебеля», назначенного в «Вольтеры», бравый Гэвин никаких особых достижений не продемонстрировал. И кресло министра образования под ним уже заметно шатается. Поскольку полуторагодовой локдаун, вызвавший закрытие школ и переход на дистанционное образование посредством Zoom привёл к существенному (и практически не восстановимому)  отставанию большинства британских школьников по многим предметам.

Одним из последствий этого прискорбного факта стал ренессанс частного образования. Родители, способные платить за обучение своих детей в частных школах, всё чаще идут именно по этому пути, поскольку качество даже дистанционного обучения в частных школах значительно выше, нежели в школах государственных. Или, как написал в подзаголовке своей статьи в номере газеты The Telegraph от 11 августа Гарри де Кеттевиль (Harry de Quetteville): «Поколение родителей, шокированное преподавательскими стандартами периода пандемии, затягивает пояса и обращается к частникам».

И оно стоит того. Дело в том, что ученики частных школ показывают более высокие результаты на экзаменах по предметам, чем их ровесники в школах государственных. Так в этом году в частных школах оценки А и А+ получили 70% учеников, в то время как в школах государственных таких оказалось только 39%. Разрыв красноречивый. И даже – судьбоносный. Дело в том, что школьники, получившие низкие оценки по программе General Certificate of Secondary Education (GCSE) – обязательное среднее образование – не смогут перейти на A-level, двухлетнее обучение для подготовки к поступлению в университет.

Качество образования в частных школах действительно значительно выше. Лучшее обеспечение техникой, организация дистанционных занятий в течение всего дня, квалификация преподавателей и, наконец, возможность учиться на полном пансионе  (если школа не закрыта на карантин) – всё это требует только одного: денег. Так на полном пансионе год обучения в среднем в частных школах стоит 12 573 фунтов стерлингов. Что на наши скромные деньги по текущему курсу означает 1 257300 рублей. Обучение в дневном режиме подешевле, но тоже сумма немалая – 5 489 фунтов или 548 900 рублей.

Платить есть за что и в самом деле. В этом году в частных начальных школах для 48% учеников были проведены «живые» уроки. А в государственных такую возможность получили только 6%! В старшей школе соотношение не лучше: в частных школах «живыми» уроками были охвачены 67% учеников, а  в государственных -  только 17%. В общем – что тут обсуждать: плати и получай высокие оценки. И иди в университет. Вот выход для британского школьного образования.

Однако столь благостная и оптимистичная картина несколько меняется, если учесть, что возможность платить за обучение своих детей есть далеко не у всех. А ещё одна пикантная деталь состоит в том, что оценки, получаемые учениками частных школ – это вещь далеко не самая объективная. Тема «инфляции оценок» - сейчас одна из самых острых в британской образовательной среде. И не случайно.

Вот другой автор всё той же газеты The Telegraph –  Дуглас Маррей (Douglas  Murray) прямо пишет о «невероятных результатах экзаменов». И они действительно выглядят странновато. И автор саркастически сравнивает триумфальный репортаж на ВВС со стилистикой газеты «Правда» советских времен. Британская вещательная корпорация сообщила, что на экзаменах по программе A-level выпускники в Англии, в Уэльсе и в Северной Ирландии поставили рекорд – 44.8% получили оценки А и А+. Тогда как год назад таковых было лишь 38.5%.

Почему в этот победный репортаж не попали выпускники в Шотландии, которая всё ещё является составной частью Союза – не объясняется. Но это не самый интересный вопрос, потому что Д.Маррей копает глубже – насколько логично то, о чём сообщают официальные цифры? И – ещё более конкретно: действительно ли британские школьники сильно поумнели за те 18 месяцев, которые они провели вне традиционных школьных занятий?

«Официоз, -  отмечает Д.Маррей, по-прежнему крутит одну и ту же пластинку.  Выше оценки по экзаменам – и ещё выше! Министр образования Гэвин Уильямсон - в ряду многих политиков - перекочёвывает с телеканала на телеканал, с радиостанции на радиостанцию славословяя всех выпускников, получивших рекордно высокие оценки. Никто из политиков не хочет оказаться в роли того, кто «испортит обедню» или в роли сомневающегося в личному успехе учеников. Они действуют на очень опасной территории, контролируемой родителями и профсоюзами учителей. Но это значит, что в воздухе чувствуется ощущение нереальности. После того, как была прервана традиция образования многих поколений, вдруг был поставлен рекорд по количеству самых высоких оценок. И любое скептическое замечание трактуется как нападки на учеников. Кто знает, может быть со временем нам нужно будет поразмышлять вот над чем: если ученики сделали это после того как почти год не посещали школу, то чего же они могли бы достигнуть, если бы вообще не знали, что такое  в школьный класс?»

Этот вполне оправданный и хорошо (истинно по-британски) темперированный сарказм Дугласа Маррея адресован не только  сфере британского образования и курирующим эту сферу политикам – бравому министру в первую очередь. Он распространяется на общую «пропагандистскую» атмосферу, в которой живёт сегодня британский обыватель. Эта атмосфера состоит из ряда «пузырей» (bubbles), внутри которых существует особое представление о реальности, вызывающее у человека мало-мальски думающего, тот самый привкус «нереальности». И именно совокупность таких «пузырей», как бы держащихся друг за друга, не позволяет «проколоть», например «пузырь», в котором живут британские «образованцы». Поскольку проколов один «пузырь», вы тем самым запустите процесс «прокалывания» всех остальных.

Д.Маррей  обращается к не менее принципиальной (для правительства и для Джонсона персонально) и ещё более острой теме – восстановлению экономики. В официальном «пузыре» на этот счёт сплошные победные реляции, а между тем, реальность-то совсем другая. В прошлом году британская экономика испытала тяжёлые потрясения. Средний и малый бизнес на грани выживания, зато крупные корпорации быстро освоили покинутые этими бизнесами рыночные ниши.

Многие фирмы сокращают количество рабочих мест, а это значит, что вырастет незанятость. Государственные служащие переводятся на двухдневную рабочую неделю с сохранением заработной платы. Правительство влезло в огромные долги, чтобы как-то смягчить социальные последствия экономического коллапса. И никто не думает о том, откуда возьмутся средства для выплаты этих долгов. Хотя единственный вариант который есть в распоряжении правительства – это повышение налогов. Что бумерангом ударит по экономической активности.

«Поэтому, - заканчивает статью Дуглас Маррей, - не вините учеников. Не только экзамены оказались в мире фантазий. Они просто стали частью призов, раздаваемых страной, которая застряла в поле чудес». И пишет он это отнюдь не из боязни оказаться мишенью для родителей и учительских профсоюзов. Просто человек чувствует, что тот политический «пузырь», который старательно надувает официоз, добром ни для кого не кончится. И, в первую очередь, это относится к самим же школьникам.

«Инфляция» оценок, позволяющая министрам, переброшенным с обороны на образование, транслировать обществу победные, но совершенно неправдоподобные  реляции, будет иметь тяжёлые последствия. А именно - девальвацию профессиональных навыков, снижение, так сказать, рыночной «себестоимости» будущего выпускника университета. Так что страна, превращаемая политиками в «поле чудес», вполне рискует в не очень далёком будущем превратиться, по словам одной популярной песенки, - в «страну дураков».

Ну и пусть бы, как говорится: заслужила Британия своего бравого Гэвина. Да только вот чего опасаться нам всем надо – страна-то с ядерным оружием.