Межпартийные разногласия и их влияние на выборы

Межпартийные разногласия и их влияние на выборы

30 июля 2021 г. 9:52

Обзор прессы 30 июля

Ведущие политические партии России, ведя предвыборную кампанию в Госдуму и региональные законодательные собрания, высказываются на одни и те же темы. Подчас эти высказывания идентичны друг другу, при том, что взгляды избирателей партий значительно разнятся. Сегодня ряд изданий посвятили свои публикации изучению схожих и разноплановых заявлений, сделанных политическими объединениями.  

«Коммерсант» пишет, что позиции партий по теме коронавируса становятся ключевым фактором думской кампании, считают аналитики близкого к администрации президента Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ). Они изучили отношение партий к мерам по борьбе с пандемией, а ВЦИОМ — готовность их сторонников вакцинироваться.

Позиции «Единой России» и КПРФ примерно совпадают с настроем их электората: первых можно отнести к «ковид-центристам», вторых — к «ковид-скептикам». А вот установки ЛДПР и «Справедливой России» немного расходятся с мнением их потенциальных избирателей. Сторонний эксперт считает, что поиск партийцами оптимальной реакции на коронавирусную повестку затруднен тем, что общество в этом вопросе расколото даже не на две, а на множество разных групп.

Свои исследования о том, как коронавирус влияет на кампанию по выборам в Госдуму, представители ЭИСИ и ВЦИОМа презентовали на круглом столе 29 июля. «Хотим мы или не хотим, ковид останется ключевой повесткой этой избирательной кампании. И от того, насколько четко вы высказываете свои позиции относительно ковида, зависит и рейтинг партий»,— отметил руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов. С этим согласны и опрошенные ВЦИОМом россияне: 67% из них, по данным на 28 июля, считают, что партии должны уделять внимание ситуации с коронавирусом, и только 28% не видят в этом необходимости. Кроме того, социологи выяснили, как сторонники разных партий относятся к вакцинации.

Если сравнить два исследования, то наибольшее совпадение позиций партии и ее электората обнаруживается у «Единой России» (ЕР) и КПРФ.

Единороссов эксперты ЭИСИ отнесли к «ковид-центристам»: в ЕР считают нынешние меры властей по борьбе с коронавирусом адекватными ситуации. В своей риторике партийцы делают акцент на социальной защите уязвимых групп населения и борьбе с перегрузкой системы здравоохранения. Отметим, что 74% опрошенных сторонников ЕР, по данным ВЦИОМа, либо уже сделали прививку, либо относятся к ней положительно. Только 18% сторонников партии власти «скорее не стали бы делать» прививку, а еще 8% затруднились ответить.

Совсем иной настрой у избирателей КПРФ: только 47% из них положительно настроены к вакцинации, а 50% не собираются делать прививку (еще 3% затруднились ответить). Именно коммунистов в ЭИСИ относят к главным «ковид-скептикам» среди всех партий. «Мало кто из коммунистов считает, что ковида не существует. Но значительная часть их пропаганды говорит, что это способ для мировой олигархии перераспределить богатства от бедных в сторону олигархии»,— пояснил Глеб Кузнецов. Многие представители КПРФ выступают и против идеи обязательной вакцинации, хотя, как отмечают эксперты, это касается далеко не всех членов предвыборного списка партии.

А вот между позициями, декларируемыми лидерами ЛДПР и «Справедливой России — За правду» (СРЗП), и прививочными настроениями сторонников этих партий выявилось некоторое несоответствие.

Так, только 46% сторонников ЛДПР уже вакцинировались либо положительно к этому относятся, а 49% не хотели бы делать прививку. Партия же придерживается даже более жесткой позиции, чем ЕР, выступая, по сути, за обязательную вакцинацию. «Гиперлоялизм ЛДПР, видимо, связан со спецификой его восприятия как угрозы со стороны Владимира Вольфовича Жириновского»,— предположил господин Кузнецов.

Обратная ситуация у СРЗП. 70% ее сторонников настроены к прививке положительно и лишь 27% не хотят ее делать, тогда как партия часто не соглашается с антиковидными мерами властей. Например, ее лидер Сергей Миронов отказался подписывать предложенное ЕР антиковидное предвыборное соглашение (его подписанты обязались учитывать фактор пандемии в ходе своей кампании). В целом же в своей публичной риторике лидеры СРЗП, по оценке Глеба Кузнецова, сосредоточились не на отрицании вакцинации, а на соблюдении прав людей, от нее отказавшихся. К примеру, партийцы организовали автопробег с хештегом #привитьнельзяуволить.

Что касается непарламентских партий, то 56% их сторонников, по данным ВЦИОМа, можно отнести к сторонникам вакцинации, а 40% — к противникам.

В ЭИСИ особо отмечают жесткую позицию «Яблока» с его призывом к локдауну и обязательной вакцинации, а также «ковид-нейтралитет» Партии пенсионеров и ряда других малых партий. «Новые люди», в свою очередь, хотя и выступают против обязательной вакцинации, присоединились к соглашению ЕР «За безопасные выборы».

Общих цифр об отношении россиян к вакцинации ВЦИОМ в своем исследовании не привел. Но если суммировать показатели сторонников разных партий, то получится, что положительно настроены к прививке 59% всех опрошенных, а не хотят ее делать 36,8%. Тем не менее эксперты подчеркивают, что резко отрицательного мнения о вакцинации придерживается лишь небольшая часть граждан. А не собирающиеся делать прививку далеко не всегда являются ее принципиальными противниками, пояснил руководитель исследовательских проектов ВЦИОМа Михаил Мамонов: «Эта группа неоднородна. Многие считают, что они переболели, и не видят в ней необходимости. Когда мы учитываем этот фактор, ситуация меняется».

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, однако, считает, что раскол по ковидному вопросу в обществе все-таки есть. «Даже из этих цифр видно, что он колоссальный. При этом на самом деле общество разделено даже не на две, а на большее количество разных групп. Есть, например, сторонники определенного типа вакцин. И в этой ситуации очень тяжело выделить один четкий тренд», — отмечает эксперт.

По его мнению, в этой ситуации партиям тоже приходится решать сразу несколько проблем, чтобы, с одной стороны, ни с кем не поссориться, а с другой — сделать свою позицию яркой. «Пока это не удается никому», — заключает господин Виноградов.

«Ведомости» пишут, что более 68% россиян выступают за возвращение Волгограду названия Сталинград (город носил это имя с 1925 по 1961 г.), 28% процентов хотят сохранить нынешнее название, а 4% выступили за иное название. Таковы первые данные всероссийского опроса, который организовала «Справедливая Россия» в свою предвыборную кампанию. Он проводится с 23 июля при помощи мобильных пикетов, которые развернуты в 19 регионах страны. Людям предлагается выбрать из двух названий города – нынешнего или прежнего – или предложить свой вариант.

Меньше нравится идея смены названия города на Сталинград самим волгоградцам. Там 48% опрошенных выступают за смену названия и 49% против, следует из данных справороссов. Пока в городе опрошено около 6000 человек, в целом по стране – около 28 000.

Скептическое отношение жителей самого Волгограда к смене названия замруководителя центрального аппарата «Справедливой России» Николай Новичков объяснил их «общим инерционным настроем». Переименование Волгограда в Сталинград – это заявка на сверхрывок в XXI в., на строительство нового социализма, утверждал сопредседатель партии Захар Прилепин при запуске опроса 23 июля. Этот опрос, уточнил представитель пресс-службы Прилепина, планируется проводить вплоть до сентябрьских выборов в Госдуму. После этого в партии обещают внести в Госдуму законопроект о переименовании города в Сталинград.

Справороссы эксплуатируют старые идеи коммунистов и хотят оттянуть избирателей партии, заявил «Ведомостям» секретарь ЦК КПРФ по выборам Сергей Обухов. В 2013 г. КПРФ в честь 70-летия Сталинградской битвы собрала более 100 000 голосов в поддержку переименования города и передала их в администрацию президента.

В том же году гордума Волгограда по инициативе «Единой России» приняла поправки, согласно которым город восемь дней в году именуется Сталинградом наряду с обычным названием, в том числе 9 мая, 22 июня, 19 ноября (начало перелома в Сталинградской битве) и др. В 2015 г. законопроект КПРФ о переименовании города Госдума отклонила, сославшись на то, что это вопрос регионального значения.

Опрос справороссов – это скорее пиар-акция, говорит социолог Денис Волков, во время избирательной кампании с использованием элементов агитации нельзя провести методологически корректный опрос. Кроме того, выборка происходит случайным образом – из людей на улице, хотя это и довольно популярная тактика среди политиков в предвыборный период, отмечает Волков. Она используется, чтобы воодушевить часть своей целевой аудитории, добавляет он.

В общероссийской повестке вопрос переименования Волгограда нельзя считать актуальным, замечает гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров, намного более существенными для людей являются сейчас медицинские, социальные и экономические проблемы. Вряд ли даже сторонники переименования из числа жителей Волгограда ставят этот вопрос выше перечисленных, говорит он. Вбрасывание идеи о возвращении городу его старого имени – политтехнологический прием, применяемый в целях повышения известности партии или кандидата-инициатора перед выборами, отмечает эксперт. Известность авторов опроса вне зависимости от исхода в глазах граждан должна в результате возрасти, считает Федоров.

ВЦИОМ в последний раз проводил публичный опрос на эту тему в 2005 г. Тогда 60,9% респондентов заявили, что выступают за сохранение нынешнего названия города, 23,4% сообщили о поддержке переименования его в Сталинград, около 15% затруднились ответить на этот вопрос.