Иран выбирает консервативный курс

Иран выбирает консервативный курс

24 июня 2021 г. 8:49

Народ Ирана требует изменений, борьбы с коррупцией и улучшения благосостояния, и этот запрос будет выполнен новым правительством. Об этом заявил на днях избранный иранский президент Эбрахим Раиси на первой пресс-конференции после голосования.

По его словам, "приоритетами правительства будут улучшение условий деловой обстановки, жизни людей и ситуации в правительстве, а также реформа административной системы и ликвидация традиционной бюрократии, которая препятствует переменам".

Тринадцатые в истории современного Ирана выборы президента прошли 18 июля. Эбрахим Раиси при явке 48,8% набрал 17,9 млн голосов (около 62%).

По словам экспертов, его  победа стала абсолютно предсказуема ещё в мае, когда Совет Стражей, возглавляемый аятоллой Хаменеи, снял с предвыборной гонки всех политиков-тяжеловесов, кто мог бы составить Раиси конкуренцию. К примеру, с дистанции сошел  популярный экс-президент Махмуд Ахмадинежад, умеренный прагматик Али Лариджани и харизматичные генералы КСИР.

Раиси является зятем высокопоставленного клирика Ахмада Аламольхода, личного представителя аятоллы Хаменеи в провинции Хорасан и члена Совета экспертов. Нынешний президент Ирана занимает жёсткую антиизраильскую и антиамериканскую позицию, полагая приоритетами во внешней политике Ирак, Сирии, Ливан, Йемен, Центральную Азию. Раиси, по словам экспертов, хочет примерить Ирану роль медиатора и транзита между Китаем, Индией, Центральной Азией и выходом через Средиземное море в Европу. 

Кроме того,  по словам Раиси, никаких препятствий для диалога между Тегераном и Эр-Риядом и возвращения посольств в эти государства нет.

Как известно, очередной виток кризиса в напряженных отношениях между Эр-Риядом и Тегераном возник после того, как 2 января 2016 года в Саудовской Аравии был казнен арестованный еще в 2012 году аятолла Нимр ан-Нимр, шиитский богослов, критиковавший режим Аль Саудов и призывавший к соблюдению прав религиозных меньшинств и проведению конституционной реформы в королевстве. В тот же день вечером толпы иранских демонстрантов, разъяренных фактом казни священнослужителя, ворвались на территорию посольства Саудовской Аравии в Тегеране и консульства в Мешхеде.

В ответ Эр-Рияд разорвал отношения с Тегераном. Саудовскую Аравию также поддержали Бахрейн, Судан и Джибути. В свою очередь ОАЭ понизили уровень дипломатического представительства в Иране, а Кувейт и Катар отозвали послов. Иранские власти, в свою очередь, возлагают на Саудовскую Аравию ответственность за гибель 769 пилигримов в результате давки в долине Мина близ Мекки во время хаджа 24 сентября 2015 года, большинство из которых были именно гражданами Ирана.

Раиси заявил, что Саудовской Аравии следует как можно скорее перестать вмешиваться во внутренние дела Йемена и прекратить войну в этой стране.

"Саудовская Аравия должна прекратить вмешательство в дела Йемена как можно скорее, —  отметил он. —  Война в этой стране должна быть окончена". Раиси добавил, что "Йемен должен как множено скорее перейти под управление народа этой страны".

В Йемене с августа 2014 года продолжается противостояние между правительственными силами и вооруженными формированиями хуситов. В наиболее активную фазу оно перешло с вторжением в страну в марте 2015 года коалиции во главе с Саудовской Аравией. Многолетний конфликт привел к возникновению крупнейшего гуманитарного кризиса в мире. По данным ООН, свыше 24 млн йеменцев - примерно 80% населения страны - нуждаются в гуманитарной помощи, а число внутренне перемещенных лиц превышает 3 млн.

По словам экспертов, Раиси не был замечен в какой-то пророссийской стратегии и не называл Россию в числе внешнеполитических приоритетов. Но на антиамериканском фронте тактическое союзничество с Россией и Китаем выглядит для Раиси, по всей видимости,  перспективным. Возможно сближение Москвы и Тегерана в плане безопасности, обороны и обхода санкций.

Что касается внутренней политики, до новый президент Ирана убежденный консерватор и охранитель. Эксперты указывают, что Раиси стал первым в истории Ирана президентом, находящимся под санкциями США ещё до вступления в должность. Он попал в санкционные списки по подозрению в причастности к  насильственным исчезновениям и тайным внесудебным массовым казням политических диссидентов, совершенным в 1988 году в тюрьмах Ирана. Кроме того, Раиси ставят в вину  участие в жестоком подавлении протестов 2009 и 2019 годов. Его победа на президентских выборах выглядит особо вызывающей на фоне курса президента Байдена на  защиту прав человека.  

Эксперты сомневаются в том, что в этих обстоятельствах Иран и США смогут найти общий язык. Во всяком случае, по словам Раиси, Тегеран не будет расширять ядерную сделку, включать в нее ракетную программу или региональные вопросы. 

"Мое предложение к США: как можно скорее вернуться к обязательствам и снять санкции. У Ирана нет каких-то приятных воспоминаний от ядерной сделки. Каким образом они хотят обсуждать дополнительные вопросы, когда не придерживались своих обязательств?" – заявил Раиси во время первой пресс-конференции в качестве иранского президента. Таким образом избранный иранский лидер ответил на вопрос о возможном расширении программы переговоров по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) после смены власти в Исламской республике.

Напомним. что СВПД был заключен летом 2015 года между Тегераном и шестью странами-посредниками. Позднее Иран подозревали в нарушениях этих договоренностей. В начале мая 2018 года США объявили об одностороннем выходе из сделки и возобновлении санкций против Исламской республики, которая, в свою очередь, сообщила об отказе от договоренностей по СВПД в январе 2020 года.

В настоящее время в Вене проходят переговоры, призванные восстановить выполнение сторонами обязательств в рамках соглашения. Шестой раунд консультаций по этому вопросу начался 12 июня. Представители государств - участников сделки проводят также отдельные консультации с делегацией США, которые вышли из этого соглашения в 2018 году, но теперь рассматривают возможность в него вернуться. Прямых переговоров между американскими эмиссарами и представителями Ирана в Вене пока не велось.

По мнению некоторых политологов, Раиси – это идеальная кандидатура на роль преемника аятоллы Хаменеи, преклонный возраст которого ставит перед иранским политическим классом и духовенством вопрос транзита власти. Так или иначе, но американцам, судя по всему, придётся смириться с неизбежным: их планы по умеренной либерализации иранского режима провалились. Теперь США придётся либо менять подходы к иранскому вопросу, либо пассивно следить за укреплением иранских позиций в регионе.