Проблеск возобновления российско-американских отношений

Проблеск возобновления российско-американских отношений

17 июня 2021 г. 23:03

Встреча президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве, которая продолжалась чуть менее четырех часов, закончился лучше, чем предрекали многие аналитики. В результате переговоров было подписано совместное коммюнике по стратегической стабильности, послы обеих стран в ближайшие дни возвращаются для работы над двусторонними отношениями, в течение следующих шести месяцев МИД РФ и Госдеп должны найти компромисс по возвращению заключенных из тюрем, а экспертная группа соберется по вопросам кибербезопасности.

Позитивный тон переговоров отметили и глава России, и президент США. Путин назвал доверие между двумя странами несемейным, хотя «его зарницы» всё же промелькнули, считает он. А хозяин Белого дома напомнил, что ситуации, когда два президента более двух часов общались тет-а-тет без помощников, дипломатов, военных, еще не было.

Политолог Александр Коньков в интервью «Политаналитике» отметил, что позитивные краткосрочные эффекты этот саммит собрал:

- Мы видим некую коррекцию риторики с обеих сторон. Риторики и лидеров, и участников саммита, и риторика журналистов. Я бы не был так уверен, что эффекты саммита проявятся в краткосрочной перспектике, потому что тематику, которая обсуждалась президентами, мы навряд ли узнаем. Скорее, мы сможем понять о результатах саммита по разным косвенным проявлениям, которые, будут или не будут проявляться. Такие вещи, как обновление санкционных списков, введение или неведение новых санкций, ситуация с Украиной, попытки раскачать ситуацию в Белоруссии, разного рода явления, к которым мы привыкли, поскольку они стали частью российско-американских отношений.

При этом в любом случае можно отметить, что обращает на себя внимание профессионализм этой встречи, поскольку она завершилась оперативно по сравнению с событиями с такого рода широкой повесткой, которая накопилась за предшествующие годы кризиса в отношениях между странами. Профессионализм самих лидеров, которые оперативно обсудили широкий комплекс вопросов. По большому счету можно сказать, что президенты встретились, обменялись позициями по той повестке, которая была представлена. Конечно, обменялись мнениями по ряду других вопросов, но скорее всего, это делалось без эмоциональной дискуссии, педантично, прагматично, между двумя людьми, которые знают, чего знают, что хотят донести до своего собеседника.

Политолог и публицист Борис Межуев отметил, что в международной политике отсутствие конкретных действий более важно, чем наличие каких-то действий:

- Проблема заключается в том, что встреча двух глав государств не может остановить санкционный процесс. В Конгрессе опять рассматривается пакет санкций, ясно, что это будет происходить. Ясно, что стороны установили какой-то контакт по поводу так называемых "красных линий". К сожалению, у Байдена есть красная линия не только во внутренней, но и во внешней политике, он не может отменить санкции, его просто не поддержат в Конгрессе. Но, с другой стороны, видимо, возник какой-то канал взаимодействия. Я думаю, что, судя по прессе, он связан с Арктикой. Я прочитал одно из мнений – Николай Гвоздев высказал предположение, что может быть Байден выразил пожелание сделать определенные послабления по поводу санкций, которые распространяются на альтернативную энергетику, которая в том числе связана с климатом, экологическими факторами. Здесь возможно поле, свободное от санкций. Тот факт, что Путин уделил много времени ответу насчет Арктики, подробно об этом рассказал, показывает, что возможно в этом плане было нащупано какое-то поле взаимного интереса. Речь идет не только о том, чтобы противопоставить себя Китаю, а о том, чтобы как бы выставить здесь какие-то флажки, за которые санкционная политика не должна проникать. Если вы хотите сотрудничать с Россией в арктической сфере, то не тормозите ее развитие в этом плане.

Все остальное, что важно – это, конечно, деэскалация, продолжение диалога о стратегической стабильности, видимо будет какой-то серьезный диалог между военными и дипломатическими ведомствами, будет решаться вопрос об обмене заключенными. Военные ведомства будут решать вопрос о том, что будет после завершения действия договора СНВ-3. Учитывая, что и тут Китай -  важный фактор. По всей видимости, Байден понимает катастрофичность дальнейших движений в ближайшее время по экспансии евроатлантических структур на Восток. Что, если будут дальнейшие действия в этом направлении, то будет просто угроза войны. Россия воспримет это как важнейшее условие своей безопасности. Вроде как, они об этом не говорили, но может быть это молчание было более красноречивым.

Хороший результат встречи, я на это надеялся и видел в этом задачу. Дружба, партнерство, перезагрузка, это только слова. Конечно, хотелось бы увидеть, что-то типа стыковки Союза и Аполлон, как в эпоху советской еще разрядки, или какую-то культурную инициативу, чтобы как-то был маркирован этот период. Но сейчас другое время, другая эпоха, более жесткие отношения и ценности, они ясно обозначены.

По-моему, главная линия размежевания проходит между реализмом и идеологией. Выражаясь языком Байдена, между дипломатией и пропагандой. "Оставьте дипломатию мне, не пытаетесь подменить дипломатию пропагандистской риторикой". Видимо разделение между пропагандой и дипломатией - это главное, нельзя это подменять. Много пропаганды, в том числе и у нас. Мне лично не понравилось, что перед саммитом российское ТВ «полоскало» Байдена, зачем это было нужно? Тоже самое, и в штатах, где не стесняются в выражениях по поводу Путина, в том числе.

Установление холодных, прагматических отношений, основанных на интересе, а не на высших истинах, это важный результат этой встречи. Если будут налажены каналы сотрудничества, а они так робко были обозначены, то это будет лучший результат на данным момент.

Понятно, что никакая сделка невозможна по восточно-европейскому направлению, просто никакого юридического оформления невозможно. Обсуждались Минские соглашения, но как они будут выполняться? Важно, чтобы это конфликтная зона не выплескивалась на другие территории и на другие аспекты международной жизни. Пока можно назвать итогами встречи - победу политического реализма, и будет ли она обеспечена правильным разворотом СМИ, это будет зависеть от нас в том числе.

Политическая ситуация вернулась к стадии "управления несогласия". Ясно, что стороны не согласны по ряду вопросов, но это несогласие не уничтожает все другие возможные формы взаимодействия.