Москва и Минск — неспешная интеграция в рамках взаимозависимости

Москва и Минск — неспешная интеграция в рамках взаимозависимости

31 мая 2021 г. 17:40

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков затруднился по существу ответить на вопрос журналистов относительно якобы причастности "российских олигархов" к провокациям во время выборов в Белоруссии в 2020 году.

Ранее министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей в интервью газете "Коммерсант" заявил, что российские спецслужбы информировали руководство республики о готовящихся перед президентскими выборами 9 августа провокациях. По его словам, на тот момент были предположения о возможной причастности к этому, в том числе, бывших российских олигархов.

Эксперты считают, что Минск всячески привязывает Москву к своей внутриполитической повестке, лишая её пространства для манёвра. Этот процесс пошёл по нарастающей с минувшей осени и сейчас, на фоне инцидента с самолетом Ryanair, политолги ожидают кульминации.

Тем временем Владимир Макей призывает дождаться объективного расследования последнего инцидента. Его удивляет реакция Запада, мол, двойные стандарты. Официальный представитель Минска напоминает, что такого рода инциденты уже бывали. К примеру, в 2013 году Австрия посадила самолет президента Боливии. 

Ему оппонирует политолог Алексей Макаркин, не считающий ситуации с Эво Моралесом и Романом Протасевичем полностью идентичными. Тогда несколько европейских стран закрыли свою территорию для боливийского лайнера, и он был вынужден приземлиться в Вене. Конечно, соглашается политолог, эта история крайне неприятная и объективно дискредитирующая Запад, но запрет пролета — это не провокация с бомбой и не истребитель в воздухе вблизи гражданского самолета. Моралес, пишет Макаркин на страницах Forbes, мог отказаться от досмотра и апеллировать к международному праву и общественному мнению, которое было бы на его стороне, в том числе и в европейских государствах. Никто штурмовать его самолет не собирался, а "войну нервов" американцы, скорее всего, проиграли бы. Но он решил не обострять.

А вот белорусская история, по мнению Макаркина — это и предельно жесткий формат, и политическое решение. Возникает вопрос, почему столь демонстративно? Политолог считает, что своим демаршем Лукашенко закрыл тему транзита власти, поставив Москву в условия, когда иного варианта, кроме как оказывать ему всемерную поддержку, у неё нет.  

При этом, отмечает Макаркин, Лукашенко не хочет не только уходить, но и уступать кому-либо хотя бы часть своих прерогатив — даже России. Ему надо показать, что у Москвы есть стимул поддерживать его, несмотря на буксующую интеграцию в рамках номинального Союзного государства. И таким стимулом является демонстративный разрыв с Западом: в Москве давно недовольны многовекторной политикой, которую долгие годы проводил Лукашенко, маневрируя между Россией и Европой. 

Остаётся вопрос санкций. Владимир Маккей в интервью "Коммерсанту" отметил, что Белоруссии есть большой опыт жизни под санкциями, и что Минск готов идти до конца, "чтобы отстоять независимость и суверенитет государства".

Эксперты, между тем, полагают, что экономические проблемы Белоруссии в её противостоянии с Западом лягут на плечи россиян. Сейчас Белоруссия — крупнейший должник России, ее долг перед РФ превышает 9 млрд долларов. Это почти треть от суммарного долга всех стран, которым Россия выдавала займы, отмечает Znak.com. В целом поддержка белорусской экономики со стороны России с начала "нулевых", с учетом скрытых субсидий, оценивается в более чем 100 млрд долларов. При этом потери России от поддержки режима Лукашенко составляют десятки миллиардов долларов.

С другой стороны, Россия — главный рынок сбыта белорусских товаров. На долю России приходится 47,9% всего товарооборота Белоруссии. Но динамика двусторонней торговли с каждым годом снижается. Если в 2012 году товарооборот между Россией и Белоруссией составлял 43,8 млрд долларов, то в 2020 году — 29,5 млрд долларов. Белоруссия в основном поставляет в Россию сыры, творог, сливочное масло, молоко, мясо, грузовые автомобили и тракторы, а импортирует нефть, газ, отходы и черные металлы.

Учитывая огромные кредиты, выдаваемые Белоруссии, субсидирование поставок энергоресурсов при сравнительно небольшом объеме получаемой Россией белорусской продукции, модель отношений двух стран эксперты Znak.com описывают так: "финансово-экономическая поддержка в обмен на определенную степень политической лояльности".

Аналитики Московского центра Карнеги подчеркивают, что инцидент с Протасевичем перевел Минск из разряда нарушителей европейских норм в нарушители европейского спокойствия и безопасности. А чем выше градус противостояния, тем важней западным политикам показать, что давление на белорусский режим приводит к каким-то ощутимым последствиям. Но Россия, по общему убеждению, единственная страна, которая может всерьез повлиять на поведение белорусских властей. Поэтому переключение давления в этом вопросе с Минска на Москву – вопрос времени, заключают эксперты.

В общем, по всему выходит, что Россия и Белоруссия теперь связаны ещё тесней, уже не столько в рамках интеграционных процессов, сколько в рамках модели "осажденной крепости", от чего Москва, к сожалению, уклонится уже не может. На этом фоне практические вопросы строительства Союзного государства откладываются в долгий ящик — à la guerre comme à la guerre.