Декарбонизация — мировой тренд, который не стоит игнорировать

Декарбонизация — мировой тренд, который не стоит игнорировать

27 мая 2021 г. 22:45

Российская пресса сообщает о желании властей страны создать новую госкорпорацию, которая курировала бы климатическую политику и процесс декарбонизации. В частности, об этом сообщил корреспонденту РБК представитель президента по климату Руслан Эдельгериев.

Декарбонизация подразумевает снижение выбросов углекислого газа (СО2). По сути, речь идет о замене систем, основанных на ископаемом топливе, электроэнергией, производимой с использованием низкоуглеродистых ресурсов, таких как возобновляемые источники энергии. Между тем, нынешний уровень технологий не позволяет полностью отказаться от использования традиционных энергоносителей: угля, нефти, природного газа. Иллюстрацией этого тезиса стал энергетический кризис на юге США, когда минувшей зимой из-за сильных морозов жители ряда "зеленых" штатов остались и без электричества, и без тепла. Однако повысить эффективность использования возобновляемых источников энергии с целью снижения выбросов возможно уже сейчас. Было бы желание и возможности.

Уже упомянутый советник президента РФ по климату Руслан Эдельгериев заявил в интервью изданию "Коммерсант", что  в мире наблюдается активизация усилий многих стран по повышению климатических амбиций и достижению углеродной нейтральности. С новой администрацией это касается и США. По мнению эксперта, в итоге может сформироваться некий "климатический клуб", в который не войдут страны с углеродоемкой экономикой. А это, в свою очередь, может привести к росту напряженности и давления на Россию. В частности, речь идет о возможных запретах на финансирование углеводородных проектов (в том числе, в Арктике), а также от отказе от отечественных энергоносителей и некоторой отечественной продукции из-за высокой углеродоемкости. Новая администрация в США также упоминала углеродные налоги, и возможно, там введут аналог пограничного углеродного корректирующего механизма ЕС, указывает Руслан Эдельгериев.

В общем, по мнению эксперта, ситуация достаточно сложная. Получается, что есть группа промышленно развитых государств, которая создает системы торговли, вводит углеродное регулирование, заявляет о климатической нейтральности. А России при таком варианте развития событий может быть уделена роль "углеродного офшора" (что, само собой, категорически неприемлемо).

Между тем, эксперты призывают разделять климатические и политические соображения. По их мнению, Россия не может за пару лет отказаться от опыта и технологий в нефтегазовой сфере, которые нарабатывались многими десятилетиями, а тем более переходить на возобновляемые источники энергии при текущей сложной экономической конъюнктуре. С другой стороны, ничего не делать в деле декарбонизации, это прятать, как говориться, голову в песок. Государство могло бы создать понятные и прозрачные правила игры и механизмы реализации "зеленых" проектов, направить уже существующие инициативы бизнеса в правильное русло.

Эксперты вспоминают, что практически все крупнейшие мировые корпорации заявили о планах снижения выбросов углеводородов в перспективе 2030-2050 годов. Однако заявлять и делать - разные вещи, отмечают аналитики. По мнению некоторых из них, цели должны быть более реалистичными, несмотря на масштаб проблемы.

Тот же Руслан Эдельгериев довольно скептически относится к идее стремительного перехода на возобновляемые источники энергии. Он полагает, что необходимо трансформировать всю экономику комплексно. И начинать надо с модернизации производств, уточняют эксперты. 

К примеру, декарбонизация отраслей перерабатывающей промышленности представляется довольно сложным делом. Ведь распространенные сейчас технологии производства стали и цветных металлов, цемента, продуктов органической и неорганической химии как раз связаны с высокими выбросами парниковых газов. Вместе с тем, в перспективе использование низкоуглеродных технологий (как, например замена приодного газа водородом) имеет однозначную привлекательность с учетом долгосрочной ценности.

С другой стороны, в деле декарбонизации значительный эффект достигается такими простыми вещами, как повышение энергоэффективности зданий, ремонт сетей электро- и теплоснабжения, управление нагрузкой, перевод теплоэнергетических мощностей с угля на газ.

В общем, по мнению экспертов, главное — сбалансированный подход. Нельзя забывать, что Россия — мощная энергетическая держава и в этом её конкурентное преимущество. Будучи таковой, довольно сложно внезапно перестроить всю национальную экономику в новом направлении.

Оптимисты полагают, что декарбонизация может стать источником конкурентоспособности российского экспорта, заменив инновационными отраслями экспорт нефти и нефтепродуктов. Но для того, чтобы запустить этот процесс, нужна политическая воля, проявить которую может только государство. Возможно, новая госкорпорация — это ответ на актуальный вопрос (или нет, как считают скептики). Во всяком случае, Россия не сможет остаться в стороне от декарбонизации. Это мировой тренд, игнорировать его —  значит, обречь себя на отставание.