Губернаторские «шахматы»: одним – поддавки, другим – эндшпиль

Губернаторские «шахматы»: одним – поддавки, другим – эндшпиль

12 мая 2021 г. 13:35

Антон Чаблин

Послание президента и последовавшее за ним заявление вице-премьера Марата Хуснуллина обозначило тренд на продолжение «вертикализации» в России. Региональные элиты, и в первую очередь, губернаторы, теряют субъектность.

Однако связано это не с началом электорального цикла, а больше с экономическими вызовами – реализацией крупных инфраструктурных проектов.  

Запущена цепь кадровых перестановок

Одними из главных политических событий апреля в России стали отставки губернаторов. Ушли со свох постов главы 3 из 7  регионов, в которых в сентябре предстоят губернаторские выборы. Причем все 3 суъекта находились в числе аутсайдеров в различных рейтингах: это Северная Осетия, Ульяновская область и Тыва.

Губернаторские ротации, однако, оказались различными по масштабу. Так, Тыву возглавил представитель местного истеблишмента Владислав Ховалыг, который ранее работал министром земельных и имущественных отношений, затем главой Кызыла и, наконец, главным энергетиком региона.

В случае с Ульяновской областью и Северной Осетией были рекрутированы люди, формально с регионами не связанные. В первом случае это Алексей Русских, вся политическая карьера которого была связана с Московской областью: сначала депутат Государственной Думы, а затем член Совета Федерации от этого региона.

Северную Осетию возглавил Сергей Меняйло, который, в отличие от Русских, все же имел связи с новым для себя регионом. Меняйло – осетин по матери, родился и вырос в городе Дигоре, и в 2010 году вошел в шорт-лист претендентов на губернаторский пост от «Единой России».

До назначения губернатором Меняйло был полпредом президента в Сибирском федеральном округе. И его перевод на Северный Кавказ запустит цепь кадровых ротаций. Новый полпред еще не назначен, но на этот пост уже рассматривается несколько претендентов, в том числе губернатора Кемеровской области Сергея Цивилева и губернатора Красноярского края Александра Усса.

Вероятно, покинут посты и несколько коллег Меняйло, оставшихся в полпредстве. Один из сценариев: перевод в Северную Осетию заместителя полпреда Ибрагима Гобеева, также уроженца республики. Гобеева прочат на пост руководителя администрации главы Северной Осетии, который ранее занимал Рустем Келехсаев

«Левый» поворот в губернаторском корпусе

В сентябре, напомним, завершаются полномочия еще у 4 руководителей регионов – Карачаево-Черкесии, Чечни, Тверской и Тульской областей. Однако апрельская синхронная отставка трех губернаторов, очевидно, исчерпала лимит на перестановки до начала парламентских выборов.

На это указывает и опыт предыдущих лет: последние отставки перед Единым днем голосования в сентябре проходят не позднее апреля (так, в 2020 году 3 апреля покинул пост глава Камчатского края Владимир Илюхин).  

Обращает на себя внимание и еще один факт. Новым врио главы Ульяновской области назначен представитель КПРФ. Ранее коммунисты возглавляли только 2 региона – Хакасию и Орловскую область. Столько же «Справедливая Россия» (Чувашия, Омская область). При этом еще одна парламентская партия, ЛДПР, в своем активе имела 3 субъекта – Хабаровский край, Владимирскую и Смоленскую области.

Вероятно, расширение «губернаторской» квоты КПРФ было предметом политического торга в преддверие парламентских выборов, на которых коммунисты намерены использовать накопившийся в обществе «левый» запрос.

Кнут и пряник только в Москве

Президент в своем послании 2021 года отметил 9 регионов и 12 городов, где планируется реализация крупных инфраструктурных проектов. Данный факт необходимо рассматривать неразрывно с последовавшим заявлением вице-премьера Марата Хуснуллина о новой региональной политике – присоединении «отстающих» территорий, неспособных самостоятельно реализовать крупные проекты, к более успешным.

С предвыборной точки зрения актуализация данного вопроса была неудачной, но обозначила тренд на «вертикализацию», который, очевидно, будет реализовываться уже после парламентских выборов. Перегруппировка сил, несмотря на поспешное опровержение Белым домом и Кремлем слов Хуснуллина, уже началась. Неслучайно в рейтинге влияния губернаторов по итогам апреля всерьез изменились позиции глав, которым предстоит встраиваться в новую агломерационную политику.

По 2 позиции потеряли главы Еврейской автономной области Ростислав Гольдштейн и Курганской области Вадима Шумкова (эти регионы Хуснуллин упомянул, как планируемые к слиянию), и 4 позиции – глава Югры Наталья Комарова (снова возникла дискуссия о слиянии регионов «Тюменской матрешки»).

А вот коллега Комаровой по «матрешке», глава Ямала Дмитрий Артюхов позиции сохранил. Но этому способствовал не Хуснуллин, а лично президент, в послании объявивший о финансировании Северного широтного хода за счет инфраструктурных бюджетных кредитов.

Глава Тюменской области Александр Моор увеличил личный рейтинг на 2 позиции. Чему способствовала, с одной стороны, дискуссия о присоединении к его региону двух соседних округов, а с другой – обещание президента сделать Тюмень «пилотным» городом для новой системы финансирования девелопмента «Дом.РФ». 

Президент дал толчок и главе Новгородской области Андрею Никитину, упомянув в послании курорт Старая Русса также в качестве «пилота» для привлечения инфраструктурных кредитов.

Заметный взлет в рейтинге продемонстрировал и Александр Усс: президент объявил о выделении госгарантий на модернизацию алюминиевых заводов в Красноярске. А теперь, напомним, Усса и вовсе прочат в полпреды.

Как видно на этом примере, почти у каждого губернатора кнут и пряник – только в Москве.