Кошмары на Даунинг-стрит 10

Кошмары на Даунинг-стрит 10

30 апреля 2021 г. 15:48

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Последние дни британская пресса переполнена статьями, посвящёнными премьер-министру Борису Джонсону. С одной стороны – это нормально, и может быть даже хорошо. Ведь говорил же один из наших политиков ещё старой советской школы, что любая публикация в прессе хороша, кроме некролога. С другой стороны, всё-таки должна быть какая-то мера. Ведь если почти сто процентов публикаций изображают политика с явно негативной стороны, то количество когда-нибудь перейдёт в качество – как учили нас классики марксизма-ленинизма. Которые, в свою очередь, учились у Гегеля.

Точно не известно, изучал ли Джонсон Гегеля, на крайний случай классиков марксизма-ленинизма, но тенденция, намечающаяся в британской прессе вообще, а в консервативной в особенности, - должна его настораживать. Очень похоже на то, что началась синхронизированная кампания с задачей основательно Джонсона «закошмарить».

Вот с чего бы это респектабельно консервативный The Spectator опубликовал небольшую заметку- воспоминание Сэма Ли (Sam Leith) под заголовком «Борис Джонсон всегда был скрягой»? Автор вспоминает следующий  эпизод из прошлого, когда Джонсон ещё был мэром Лондона. Однажды несколько друзей (или знакомых) Бориса пригласили его для какого-то делового разговора в паб (ресторан). Поговорили-закусили на что-то около 40 фунтов. Все скинулись, заплатив свою долю, а мэр ушёл не расплатившись, обещая заплатить позже.

Однако прошло пару недель, а от него ни пенни. Тогда, рассказывает Сэм Ли, один из участников того обеда (или ланча) написал даже не самому Джонсону, а его помощнику сообщение о том, что если Борис не оплатит свою долю, то эту историю он продаст такому изданию как «Дневник лондонца». Вот публика порадуется! Тут Джонсон вспомнил о долге и свою долю прислал.

И правда – зачем солидный консервативный журнал опускается до такой степени мелочности? При этом подчёркивая размеры финансовых доходов Джонсона в несколько сот тысяч фунтов стерлингов в год и называя своего премьера мелочным «скрягой»? А вот зачем. Дело в том, что прямо сейчас раскручивается серьёзный скандал вокруг истории с ремонтом и редизайном премьерской квартиры Бориса Джонсона на Даунинг-стрит 10. У «компетентных органов» есть подозрения, что этот ремонт и редизайн был оплачен из партийных фондов тори и обошёлся партии в 58 000 фунтов стерлингов.

А так это или не так выясняет теперь такой «компетентный орган» как «Избирательная Комиссия», поскольку, если это действительно так, то налицо нарушение закона об использовании партийных фондов. Джонсон категорически утверждает, что платил он сам, но, если выяснится, что сначала платила партия или донор, а Джонсон возместил этот платёж позже, то это будет истрактовано минимум как нарушение «министерского кодекса». С весьма неприятными и неопределёнными последствиями. Вряд ли он вынужден будет уйти в отставку, но, как говорится, «осадок останется».

А параллельно Джонсон затеял информационную войну с бывшим его главным советником, ушедшим в отставку в конце прошлого года – Домиником Каммингсом. С тем самым человеком, который разработал победную стратегию в период кампании за Брекзит в 2016 году и привёл к триумфу партию тори на парламентских выборах в декабре 2019 года. Джонсон почему-то решил, что серия «утечек» в прессу о тех или иных его высказываниях в узком кругу, была организована именно Каммингсом. Например, фраза о том, что «пусть будут горы трупов, но я не допущу ещё одного полного локдауна».

Да, можно предположить, что расстались Джонсон и Каммингс нехорошо. Что Джонсон оказался человеком неблагодарным, хотя он просто следовал совету такого искушённого знатока всех тонкостей придворной политики как Никколо Макиавелли. Тот, как известно, советовал новому государю первым делом избавиться от тех, кто привёл его к власти. Но дело не в том, что Джонсон последовал совету политического философа конца 15-наяала 16 веков. А в том, что совет этот пришёл от современника Бориса Джонсона – точнее, его современницы. А ещё более точно – от его не то «невесты», не то girlfriend, которая разделяет с ним проживание в заново отремонтированной квартире на Даунинг-стрит 10. То есть – от Кэрри Саймондс (Carrie Symonds).

Очень похоже, что Борис Джонсон был вынужден «перевести стрелки» в деле об «утечках» на бывшего главного советника лишь для того, чтобы не скомпрометировать кого-то из своего окружения, чьё назначение лоббировала «невеста». И этот факт вызвал крайне негативную реакцию именно в консервативном лагере и в консервативной прессе, соответственно.

Авторы The Spectator’а задаются такими вопросами, как, например: «Кто правит?», «На каком основании никем не избранная Кэрри  Саймондс даёт советы по политическим вопросам премьеру?» И вообще – не появляется ли в британской политической системе американский институт «первой леди», но только в формате “The First Girlfriend”? Автор статьи с этим явно издевательским мемом или уже хэштегом Дуглас Маррей (Douglas Murray) не только разбирает случаи прямого вмешательства Кэрри в политические дела своего «жениха», но и рискует попасть под удар феминисток, которые оправдывают статус и влияние Кэрри Саймондс тем, что она – жертва зависти бездарных белых мужчин.

Действительно ряд публичных апологий Кэрри Саймондс и защиты её «прав» на влияние на премьер-министра появились ещё в прошлом году. Но продолжают появляться и в этом. Кстати – в том же The Spectator’е. Однако они не учитывают того, что их главный аргумент находит очень простое опровержение. Завершая свою статью, Д.Маррей пишет:

«Ловушка, которую заготовила Кэрри и её защитники – ясна. Скажите, что она стала политически влиятельной лишь благодаря положению, которое занимает её бойфренд, и вас немедленно обвинят в том, что вы завидуете властным, успешным женщинам, занявшим это положение по праву. «Кэрри – эксперт в политике» - один хорошо информированный источник заявил в медиа. И это вполне может быть. Но не в этом причина того, что она спит на Даунинг-стрит 10».

А ведь и в самом деле. Тот факт, что Кэрри ранее работала в качестве шефа по коммуникациям в партии тори, не являлся решающим для Джонсона, когда он разводился с прежней женой и ушёл к ней. Правда, так пока и не женившись. Двигало им нечто другое, с политическим талантом Кэрри не связанное. А если так, то  нужно помнить вот о чём, напоминает Д.Маррей:

«В Соединённом Королевстве каждый, кто хочет получить политическую власть, должен пройти через выборы на определённый пост. Зарождающийся «Офис Первой Леди» очевидно является источником напряжения на Даунинг-стрит и уже несёт ответственность за беспрецедентное количество вмешательств в политические вопросы, влияющих на нашу страну. Мы ничего не слышим от премьер-министра о проблемах, для решения которых он был избран, и слишком много о том, что является приоритетом для Кэрри. Премьер-министру может быть нужна “First Girlfriend”, но стране она не нужна».

Если вы сочтёте это заявление практически ультиматумом, то я, пожалуй, с вами соглашусь. Действительно, Джонсон в ситуации с «невестой» явно перешёл, как теперь модно говорить, одну из важнейших «красных черт» британской политической культуры. Никто не отрицает факта влияния жён политиков на самих политиков, в том числе и на политиков, достигших вершин власти. Но само это влияние никоим образом не должно быть именно политическим влиянием. То есть не должно определять выбор конкретного политического курса, решение того или иного конкретного вопроса. А тем более – влиять на кадровую политику. И то, что происходит сегодня на Даунинг-стрит 10, да ещё с женщиной, не то «невестой», не то просто «гёрлфрендом» - это «взрывает мозг» в первую очередь именно консерваторам.

При всём своём либертинстве, английский истеблишмент всё же отличается от французского, весьма толерантно смотревшего на сожительство своего  президента Франсуа Оланда с условной «гёрлфренд». А при этом ещё и гонявшего по Парижу на мотороллере на свидания к своей любовнице. И нарушая некое негласное, но от этого не менее принудительное, табу Джонсон очень сильно рискует. Да, и во фракции, и в партии в целом пока что он имеет серьёзную поддержку. Его заслуга в том, что тори получили фракцию в 380 мандатов - несомненна. Но есть и те, кто ждёт момента, когда «Акела промахнётся».

Есть, например, Тереза Мэй, которую Джонсон просто «схарчил» - отказавшись поддержать её Брекзит-план из-за ирландского backstop’а – то есть признания границы (пусть таможенной) между главным островом Королевства и Северной Ирландией. На что позже пошёл он сам, когда стал премьер-министром. Не стоит забывать и тех тори, кто на референдуме голосовал против Брекзита и позже подчинился «генеральной линии» партии скрепя сердце. Так что всё – «на тоненького». А где тонко – там и рвётся. Очень возможно, что Джонсону действительно придётся выбирать между Кэрри и постом премьер-министра. И, соответственно – лидера партии.

А  в начале мая местные выборы и выборы в шотландский парламент.  И это - не менее жуткий кошмар для Бориса Джонсона. Так что впереди много интересного. В Соединённом Королевстве в ближайшие месяцы скучно не будет. Особенно – на Даунинг-стрит 10.