Метро, списание долгов и новый «креативный класс»: что Москва пообещала регионам

Метро, списание долгов и новый «креативный класс»: что Москва пообещала регионам

23 апреля 2021 г. 19:43

Антон Чаблин

Трендом президентского послания Федеральному собранию 2021 года стало внимание к решению, прежде всего, внутренних проблем России. Риторика была значительно менее милитаристской, чем ожидалось внешними наблюдателями. Кого-то, похоже, даже расстроило и разочаровало, что президент не сделал никаких заявлений относительно судьбы Белоруссии, Украины, Донбасса…

Но Москва слишком много лет демонстрировала приоритетное внимание к внешнеполитическим проблемам. Пора решать и внутренние задачи России, в первую очередь, региональные.

Достаточно сравнить частоту упоминания конкретных регионов в посланиях разных лет.

2016 год – в послании упомянут только Ярославль (место проведения Госсовета).

2018 год – в послании упомянуты 16 городов, причем некоторые по нескольку раз: Сочи и Новосибирск по 2 раза, а Казань – 3 раза.

2019 год – в послании упомянуты 18 регионов и 5 городов (Калининград, Кемерово, Владивосток, Севастополь и Краснодар).

2020 год – ни одного упоминания регионов и городов.

2021 год – в послании упомянуты 9 регионов и 12 городов, причем Кузбасс удостоился двух упоминаний (жилищное строительство и развитие горнолыжного отдыха).

Таким образом, нынешнее послание должно было однозначно сигнализировать региональным элитам, что основными внутриполитическими рисками на ближайшие годы Кремль видит инфраструктурную «разбалансировку», а также деиндустриализацию и депопуляцию. Это именно те факторы, которые сокращают производственный и инновационный потенциал территорий. А следовательно, негативно влияют на экономический статус России в целом.

Главная претензия, которую Владимир Путин предъявил к региональным элитам – это неготовность (или неспособность) глубоко прорабатывать проекты инфраструктурного развития своих территорий. Именно по этой причине глава государства в числе наиболее реализуемых проектов отметил, в частности, строительство метро в Челябинске и Красноярске, которое уже ведется много лет.

Так, строительство Челябинского метро с 2010 года продолжается в «медленном», по определению властей, режиме вместо консервации. А вот Красноярское метро было решено расконсервировать в 2019 году, как раз после визита в город президента.

Разительное отличие, скажем, с проектом Ростовского метрополитена, который реально существует лишь на бумаге. И который именно по этой причине Путин и не стал обозначать в послании.

Основная часть речи президента была посвящена на только инфраструктурным, но и финансово-бюджетным проблемам регионов. Путин дал два поручения, касающихся реструктуризации региональных долгов: пролонгировать «антикризисные» бюджетные кредиты, которые субъекты брали в 2020 году, и заместить дорогие коммерческие кредиты регионов на более дешевые бюджетные.

Минфин уже подсчитал, что реализация обоих поручений потребует 176 млрд рублей. Это те средства, которые нужно направить на замещение коммерческих кредитов в субъектах, где коммерческий долг превышает 25% от размера собственных доходов. Прямой эффект в Минфине России оценивают в 20 млрд рублей в год – это проценты, которые не придется выплачивать банкам за пользование кредитными средствами.

Серьезнейшие долговые проблемы сегодня испытывают многие регионы. По подсчетам аналитического центра «Акценты» на основе данных Минфина РФ, объем задолженности регионов перед банками составляет на 1 апреля нынешнего года почти 500 млрд рублей. Это около 20% совокупного госдолга субъектов. Основная часть банковских долгов (более 87%) приходится на Сбер.

Заметим, что год назад банковских кредитов в долговом портфеле регионов было 416 млрд рублей, что составляло те же самые 20%. Но, в любом случае, несмотря на федеральную установку, субъекты продолжали кредитоваться.     

Среди федеральных округов наибольшая доля коммерческой задолженности сейчас на Дальнем Востоке (37%), а наименьшая – на Северном Кавказе (0%). 

В 41 регионе, по нашим подсчетам, в структуре госдолга вообще нет банковских кредитов, а в 31 регионе их доля превышает 25%.

Самый значительный размер коммерческой задолженности имеют Московская область (63,2 млрд рублей), Хабаровский край (38,6 млрд рублей), Удмуртия (34,4 млрд рублей), Архангельская область (23,7 млрд рублей), Кемеровская область (23 млрд рублей). 

Если брать относительные показатели, то больше всего доля коммерческой задолженности в структуре госдолга в Псковской области (79%), Хабаровском крае (67%), Ростовской области (62%), Калмыкии и Сахалинской области (в обоих – более 61%).

Однако далеко не все эти территории попадают под формальные критерии замещения банковских кредитов, обозначенных Минфином. Будут ли либерализованы для них условия реструктуризации госдолга – вопрос открытый.

Восстановление и развитие производственного потенциала территорий – это не просто текущий, но и долгосрочный приоритет Кремля. Неслучайно горизонт планирования в послании был обозначен как минимум до 2029 года: это срок реструктуризации «антикризисных» кредитов.

А до этого времени, очевидно, предстоит создать и внедрить новые инструменты поддержки территорий. Тем более, что сама региональная специализация подсказывает: депрессивных субъектов нет, у каждой территории имеются естественные конкурентные преимущества. Их приоритетное развитие и позволит минимизировать риски «разбалансировки» и депопуляции.

Правда, очевидно, что легко отыскать подобные реперные точки, например, на Ямале (в послании президент заявил о выделении инфраструктурных кредитов на Северный широтный ход) или в Кавминводах (бальнеологический туризм). Но как быть, например, с Тывой или Орловской областью, которые традиционно в аутсайдерах региональных рейтингов? 

Решить подобные задачи возможно только при условии децентрализации политических решений. Неслучайно приоритезация гуманитарных и инфраструктурных вопросов в послании была тесно увязана с поддержкой пассионарного класса в регионах – предпринимателей.

И опора на них неслучайно заявлена Кремлев перед стартом выборов в Госдуму, на которых придется решать вопрос с «канализацией» протестной активности «рассерженных горожан». Месседж считывается однозначно: пускай вместо походов на митинги направят эту активность на разработку инфраструктурных проектов развития своих территорий.