Холодная гражданская война в США

Холодная гражданская война в США

13 апреля 2021 г. 20:25

Ровно 160 лет тому назад, 12 апреля 1861 года США погрузились в пучину гражданской войны. Одной из главных предпосылок этого эксперты называют идеологическую пропасть между северными и южными штатами.  

История, как известно, повторяется два раза — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса. Следовательно, сейчас время трагедии. Старые швы так окончательно и не срослись. Теперь их края вновь кровят, да ещё как — беспрецедентный рост насильственных преступлений, феноменальные объемы продажи оружия в частные руки. Американцы готовы защищать свой образ жизни с автоматической винтовкой в руках. Проблема только в том что, как оказалось, эти жизненные образы категорически не совпадают между собой.

Два лагеря — республиканцы и демократы — видят друг в друге только врага. Впрочем, хотя совпадений с событиями 160-летней давности много, эксперты многие из них называют случайными. К примеру, в те времена звёздно-полосатый флаг объединял по сути два разных народа и даже две разных страны, плавно перетекающих одна в другую, но обособленных географически.

Луизианская покупка, аннексия части территорий Мексики и присоединение "народных республик" того времени образовали Юг – аграрный и рабовладельческий. Север был другим – с эмигрантами со всего света, постоянно меняющимся, промышленным. Разница в экономической модели определила диссонанс в быту, укладе, ментальности и, как следствие - в политике.

Две столь разные с экономической, общественной и даже с культурной точки зрения модели удерживала в одном государстве попытка соблюсти баланс интересов на Капитолийском холме, но она провалилась.

Сегодня в США разлом не географический, а социальный, отмечают эксперты. На либеральные мегаполисы и консервативную глубинку поровну расколот теперь каждый крупный штат. И пригороды не могут отделиться от города, а город пойти на окраины войной того же типа, какая началась 160 лет назад.

В общем, некоторые эксперты считают, что происходящее в сегодняшней Америке больше напоминает не предвоенный, а послевоенный период, когда северяне перевоспитывали мятежников-южан, ограничивая их в основных правах. Однако  попытка половины общества навязать свои правила другой половине, а сопротивляющихся сломать, неизбежно приведёт к деградации государства. А там и до революции недалеко. И вновь мы возвращаемся к идее гражданской войны, как весьма вероятного следствия сегодняшнего положения дел.  

Эксперты напоминает, что сторонники движения BLM, исповедуя доведённый до абсурда утилитаризм, обращённый в прошлое, требуют репараций за угнетение предков нынешних афроамериканцев. Эта мысль кажется откровенно абсурдной —  те, кто никогда не был в рабстве, требуют компенсации от тех, кто никогда не владел рабами.

При этом многие белые американцы вдруг почувствовали, что им ближе именно такая  философия, поскольку по меркам традиционной Америки  они не заслуживают и того объёма социальных гарантий, на который претендуют. Иммигранты, цветные, представители сексуальных меньшинств, прекариат, занимающиеся "непродуктивным" домашним трудом женщины – все они претендуют на признание, которого до последнего времени получали меньше, чем рассчитывали заслужить. 

Политолог Дмитрий Суслов считает, что прокатившиеся по Америке массовые протесты и беспорядки будут иметь серьёзные последствия. Проблема, по мнению эксперта, в колоссальной поляризации американской партийной системы, элиты и общества по ценностно-политическому и идеологическому принципу, движению значительной части белого населения американского центра и Юга всё больше вправо, а небелого и части белого населения, прежде всего, побережий и более образованной его части, – влево.

В этих условиях любой политик работает, прежде всего, на собственный электорат и его консолидацию. Следовательно, в дальнейшем произойдёт одновременное углубление и расового, и более фундаментального ценностного раскола американского общества.

Растет пропасть и между разными группами белого населения Америки. После окончания гражданской войны и по мере постепенного расширения гражданских прав чернокожего населения, которое заняло сто лет, в Соединённых Штатах сложился неформальный компромисс, позволивший примирить бывших противников и их потомков, морально и политически компенсировать расистски настроенной части белого населения Юга недовольство расширением гражданских прав афроамериканцев и отменой сегрегации.

Он заключался в признании героями полководцев обеих сторон войны и смещении акцента с рабства на права штатов, как на основной конфликт, из-за которого эта война разгорелась. Именно поэтому статуи деятелям Конфедерации стояли в Конгрессе, не говоря уже о городах южных штатов, а особняк главнокомандующего Юга генерала Роберта Ли – часть национального мемориала Арлингтонское кладбище, где уже сто пятьдесят лет хоронят героев страны и некоторых президентов (например, Джона Кеннеди).

В течение ста пятидесяти лет этот компромисс, пишет Суслов, позволял сохранять гражданский мир и не допускать вооружённого протеста со стороны недовольных расширением прав афроамериканцев и отменой сегрегации. Да, афроамериканское население здесь до некоторой степени выводилось за скобки, но, во-первых, до 1960-х годов оно вообще не рассматривалось как органичная часть американского общества, а, во-вторых, до 1970-х белые составляли чуть менее 90% населения страны. Сохранять мир и гармонию внутри белых было куда более приоритетно.

Сейчас этот компромисс решительно пересматривается, хотя ценности значительной части белого населения Юга ничуть не изменились. Напротив, по мере уменьшения доли белых в целом и приближения момента, когда они станут – впервые в истории США – меньшинством (повторим, ещё пятьдесят лет назад их доля была почти 90%), расистские настроения лишь усиливаются, отмечает политолог.

В общем, раскол между белыми и чёрными не исчез, а между белыми и белыми появился вновь. Этот новый/старый раскол является частью ещё более фундаментального размежевания американского общества по вопросам ценностей и идентичности между правыми консерваторами и левыми сторонниками мультикультурализма и социализма.

Так или иначе, но Америка при Байдене станет ещё более расколотой, чем прежде. А новому президенту придётся  ориентироваться на существенно полевевший демократический электорат и проводить соответствующий внутриполитический курс. Это антагонизирует республиканцев и они будут вставлять палки в колеса практически любой инициативе, констатирует Суслов.

Приходится признать, что Байден не станет президентом всей Америки точно так же, как им не являлся Трамп. В стране уже идет  холодная гражданская война. Остановить эскалацию можно, по мнению экспертов, проведя масштабную реформу политической системы. Но на это уйдут годы. А у американцев, судя по всему, этого времени как раз и нет.