Какими будут губернаторы эпохи «Большого трансфера»

Какими будут губернаторы эпохи «Большого трансфера»

7 апреля 2021 г. 13:16

Антон Чаблин

«Новая искренность», партисипация, коллаборация – такие непривычные термины приходится сегодня выучивать пиарщикам российских губернаторов. Эпоха бездушных «технократов» уходит в прошлое. Теперь Москва требует от региональных глав иного имиджа: демонстративная близость власти и народа, считают в Кремле, крайне важна в преддверие непростых выборов в Госдуму.

От «Бережливой поликлиники» к «Бережливому правительству»

В феврале 2019 года в России ввели новые критерии оценки деятельности (KPI) губернаторов, а также вице-губернаторов, курирующих внутреннюю политику в регионах. Критерии были разработаны внутриполитическим блоком администрации президента, который курирует Сергей Кириенко. Человек, считающийся приверженцем жесткой оптимизации управленческих процессов.

Достаточно напомнить, что именно Кириенко в бытность главой «Росатома» внедрил в российский управленческий лексикон термин «бережливость» (leanness). Так благодаря Кириенко появились, скажем, «Бережливая поликлиника». А новый концепт губернаторских KPI должен был стать, по сути, «Бережливым правительством».

Работу вице-губернаторов теперь оценивают по двум главным показателям: это реальный уровень поддержки президента и губернатора в том или ином регионе. Причем замеряется доверие, во избежание «накручивания» результатов, социологической службой ФСО.

Как результаты этих опросов, так и конкретные губернаторские рейтинги, разумеется, окутывает атмосфера секретности. Тем не менее, иногда информация из Кремля просачивается в прессу и Telegram-каналы. Или якобы просачивается. Ведь, учитывая, как ФСО неохотно делится результатами своей работы с посторонними, невозможно утверждать, что подобные «сливы» – это не фейки, не элементы информационной войны.

Поэтому оценивать положение губернаторов в иерархии доверия крайне сложно, и можно лишь по косвенным признакам.

Губернаторские «волны», имиджи и типажи

С момента возвращения прямых губернаторских выборов в 2012 году в России сменились 194 главы региона. Поскольку назначения и выборы проходили в несколько волн (например, в 2016-2017 новых назначенцев было принято описывать термином «молодые технократы»), то и для губернаторов ныне характерны несколько базовых типажей. Институт социального маркетинга (ИНСОМАР) систематизирует их в три группы.

  • Защитник интересов региона

Для подобного имиджа характерны частые встречи губернатора с первыми лицами государства, визиты федеральных чиновников в регион, инициация и реализация федеральных проектов, а также выделение дополнительного федерального финансирования.

  • Эффективный управленец

Для такого губернатора характерны частые поездки по территории региона, обоснованные кадровые замены, а также жесткий контроль выполнения поручений.

  • Заботливый, чуткий, искренний руководитель

Гуманистический пафос такого рода управленцев подчеркивается через решение конкретных проблем, частые встречи с населением, адресную помощь, посещение социальных объектов, а также доступность в социальных сетях (феномен «новой искренности»).

Качество позиционирования каждого конкретного главы региона зависит от того, насколько эффективно он умеет сочетать разные имиджевые стратегии. Можно рассмотреть это на примере, скажем, Рамзана Кадырова, который неизменно лидирует в рейтингах губернаторов.

  • Часто принимает в республике федеральных и зарубежных политиков и крупных инвесторов, инициируя инвестпроекты («Грозный молл», «Ахмат тауэр», международный аэропорт).
  • Проводит активные ротации чиновников правительства (Чечня в 2020 году оказалась лидером среди регионов Юга России по количеству назначений в кабинете министров).
  • Через республиканский благотворительный фонд оказывает адресную помощь малоимущим, спортсменам, талантливым детям. Естественно, этого широко освещается в чеченских государственных СМИ.

Доверие – не модные веяния, а гарантия самосохранения

Тягаться с Кадыровым (а точнее, с его пиар-машиной, эффективно работающей даже за рубежами России) другим губернаторам, разумеется, крайне сложно. Тем не менее, с момента внедрения командой Кириенко новых губернаторских KPI в регионах появилось множество успешных имиджевых практик.

Как отмечает Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) в своем докладе, с содержанием которого нам удалось ознакомиться, большинство таких практик связано с с использованием новых коммуникативных площадок.

Дмитрий Артюхов, ЯНАО

  • Принятие законов парламентом в режиме видеосвязи.

Владимир Солодов, Камчатский край

  • Telegram-канал с оперативной информацией о ситуации в прибрежных водах Тихого океана.
  • Трансляция ряда важных совещаний правительства региона в прямом эфире.
  • Портал «Камчатка в порядке».

Антон Алиханов, Калининградская область

  • Серия роликов «Разбор полетов».
  • Марафон встреч с молодежью.

Михаил Развожаев, Севастополь

  • Регламентация порядка работы с обращениями граждан в соцсетях.
  • WhatsApp-приемная для обращений по вопросам своевременного оказания медпомощи.

Александр Беглов, Санкт-Петербург

  • Интерактивная карта благоустройства.
  • Сервис отслеживания выезда на вызов скорой помощи.

Александр Моор, Тюменская область

  • Единый информационный портал здравоохранения Тюменской области «МедИнфо72».

Алексей Текслер, Челябинская область

  • Наблюдение за детьми в больнице с помощью видеозвонков.

Помимо этого, как отмечают эксперты, губернаторы широко используют различные социальные практики. Они, как правило, связаны с партисипацией: начиная от хакатонов (обсуждение архитектурных проблем в Ленинградской области) до создания пациентских советов (Калужская область) и онлайн-университетов (Чувашия).

Губернаторская опора на «новую искренность» и партисипацию – это реалии сегодняшнего и завтрашнего дня в российской политике. Губернаторы (а вернее, отвечающие за их публичный имидж вице-губернаторы) будут стараться вовсю, чтобы понравиться электорату и вызвать у него доверие. Сегодня это не просто модное веяние или прихоть начальства, а порою гарантия сохранения должности.