Кто загоняет Ереван в тупик

Кто загоняет Ереван в тупик

29 марта 2021 г. 10:59

Антон Чаблин

Ситуация вокруг парламентских выборов Армении, призванных разрешить противоречия в обществе, лишь все больше запутывается.

Сколько процентов голосов получит «карабахский клан»

Премьер-министр Армении Никол Пашинян пришел к власти в 2018 году на волне антитоталитарных настроений в обществе. Армянская бархатная революция свергла президента Сержа Саргсяна, находившегося у власти с 2007 года. Мощность демократического посыла, однако, оказалась слабее, нежели в других постсоветских странах, таких как, например, Киргизия или Украина, свергнутые в ходе «оранжевых» революций лидеры которых были вынуждены бежать за рубеж.

Саргсян, возглавляющий «Республиканскую партию Армении», даже после ухода с поста сохранил значительное влияние в обществе. Так, на досрочных выборах Национального собрания в декабре 2018 года, партия Саргсяна лишь немного не дотянула до проходного барьера в 5% голосов. Стоит отметить, однако, что в абсолютных цифрах электоральная база «Республиканской партии» сократилась всего за год почти в 13 раз – с 771 до 59 тысяч избирателей.

Рост реваншистских настроений в армянском обществе, обозначившийся после проигрыша в Карабахской войне, наверняка может привести к росту популярности Саргсяна. Во время армяно-азербайджанской конфликта 90-х он был министром обороны самопровозглашенной Нагорно-Карахской республики (НКР). И Саргсяна до сих пор причисляют к так называемому «карабахскому клану», который острее всего оппонирует Пашиняну.

В своей политической риторике Саргсян активно использует «карабахскую» тему. Именно он впервые и обвинил главу Армении в том, что во время нынешней Карабахской войны Ереван не использовал вовремя поставленный Россией комплекс «Искандер» (послеовавшие неуклюжие комментарии Пашиняна по этому поводу привели к обострению его отношений с генералитетом, в результате которого произошла серия отставок высокопоставленных армейских чинов).

Сейчас Серж Саргсян заявляет, что готов вернуть Нагорный Карабах (очевидно, военными методами), и подобные реваншистские заявления встречают мощную поддержку в обществе. Можно не сомневаться, что с подобной риторикой «Республиканская партия Армении» на грядущих выборах будет явно претендовать более, чем на 5% голосов, попытавшись создать в парламенте реальную оппозиционную фракцию.

К «карабахскому клану» относят помимо Сержа Саргсяна и еще одного бывшего президента Роберта Кочаряна, который во время армяно-азербайджанской войны возглавлял госкомитет обороны НКР.

У Кочаряна, однако, в отличие от Саргсяна нет собственной партии или даже общественного движения. И для участия в парламентских выборах экс-президенту, имеющему в армянском обществе очень высокую поддержку, придется вступить в коалицию с какой-то из легальных политических сил. По одному из прогнозов, Кочарян может лично возглавить альянс оппозиционных сил.

Стоит заметить, что в соответствие с действующим Избирательным кодексом, принятом во времена Саргсяна, блоки в выборах участвовать вправе. Но проходной барьер для них составляет не 5%, как для партий, а 7%. И это, разумеется, заметно осложняет возможность прохождения в парламент.

Выбирать придется из двух зол: «за» или «против» Пашиняна

Действующий премьер Никол Пашинян на встрече с жителями Армавирской области заявил, что в апреле уйдет в отставку. Это необходимо, чтобы запустить процедуру роспуска действующего парламента и позволит официально назначить внеочередные выборы. Хотя Пашинян уже заявил, что они состоятся 20 июля. Уверенность ему придает то, что большинство в Национальном собрании имеют его сторонники – депутаты от блока «Мой шаг».

Блок был экстренно сформирован перед досрочными выборами 2018 года, наряду с партией «Гражданский договор» Пашиняна в нее вошла крошечная партия «Аракелутюн» («Миссия»). За два месяца до выборов в Национальное собрание «Миссия» выиграла выборы мэра Еревана.

Вместе с тем, жизнеспособность предвыборного альянса вызывала большие сомнения. Достаточно сказать, что лидеры партии Месроп Аракелян и Манук Сукиасян не оказались не только в лидирующей части партсписка, но и в предвыборном списке «Моего шага» вообще. Представляли «Миссию» только 3 из 183 кандидатов. Пашинян взял Аракеляна в свои помощники, но лишь на общественных началах. Лидер дружественной партии реальный пост получил только в ноябре 2020 года, возглавив армянское Министерство труда и социальных вопросов.

В 2018 году поддержала бархатную революцию и лично Никола Пашиняна партия «Процветающая Армения» во главе с бизнесменом и спортсменом Гагиком Царукяном. Впрочем, сразу после революция электоральная поддержка «Процветающей Армении» упала более чем в 4 раза: на парламентских выборах в 2017 году партия получила 428 тысяч голосов, а в 2018 году – лишь 103 тысячи.

Впрочем, альянс «Гражданского договора» и «Процветающей Армении» оказался весьма жизнеспособным и крепким. Достаточно сказать, что именно после консультаций с Царукяном премьер Пашинян и объявил о внеочередных парламентских выборах.

Хотя маловероятно, что обе партии пойдут на выборы в составе предвыборного блока; вероятнее всего, Царукян, как и прежде, просто поддержит курс Пашиняна. Так может быть эффективнее. Премьер же будет искать новых партнеров для формирования полноценного блока.

Самостоятельными игроками на предвыборном поле Армении остается «Просвещенная Армения» юриста Эдмона Марукяна, у которой в нынешнем парламенте 17 мест, а также «Армянский национальный конгресс» бывшего президента Левона Тер-Петросяна и «Оринац Еркир» («Армянское возрождение») Артура Багдасаряна, которые последний раз формировали фракцию в парламенте в 2012 году.

Новоявленное «Движение в защиту Родины» Вазгена Манукяна к самостоятельному участию в выборах не приспособлено, для этого движение должно войти в альянс с зарегистрированной политической партией. Кроме того, Манукян уже объявил о нежелании участвовать в выборах, проходящих по инициативе Пашиняна.

Не решен окончательно вопрос об участии в выборах националистической партии «Дашнакцутюн» («Армянская революционная федерация»).

В общем, на грядущих выборах явно будет необычайная разноголосица. Но главное, что избирателю придется выбирать не между конкретными партиями, а между двумя векторами развития – «за» или «против» Пашиняна.

Москва пока от участия в армянской политике публично дистанцируется. Так что на выборах наиболее вероятен «киргизский» сценарий: победителю выборов, вне зависимости от того, кто это будет, придется договариваться прежде всего с Москвой. Ведь сегодня именно она играет основную экономическую и военную роль в Армении.