Новая санкционная реальность и нехватка здравого смысла

Новая санкционная реальность и нехватка здравого смысла

23 марта 2021 г. 19:24

Экспертное сообщество анализирует новую "санкционную реальность", медленно, но верно подменяющую собой международное право. По мнению министра иностранных део России Сергея Лаврова, это происходит из-за того, что Запад утратил искусство дипломатии и навязывает другим правила, которые якобы должны лежать в основе миропорядка. А санкции — один из видов таких правил. 

Эксперты отмечают, что в прикладном смысле "санкционная реальность" уже наступила. Поскольку есть работающая инфраструктура этой реальности, достаточная ресурсная база, и самое главное, готовность элит пребывать в этой самой "санкционной реальности". Особенно этот тезис касается положения дел в России и США. Эксперты отмечают, что в отношении нашей страны санкции пока не достигли масштаба антииранских. Но стороны играют на повышение ставок. С другой стороны, если ставки и растут, то как-то нерешительно. 

Агентство РБК напоминает, что новые американские санкции включают в себя внесение нескольких российских чиновников и государственных организаций в черный список американского Казначейства, несколько символических мер Госдепартамента (таких как прекращение практически несуществующего экспорта американских вооружений в Россию) и ужесточение ограничений Минторга США на вывоз товаров и технологий двойного назначения в Россию.

Из изученной РБК статистики следует, что в части экспортных ограничений санкции затронут менее 1% годовых американских поставок в Россию в денежном выражении.

"Многие лидеры российской радиоэлектронной промышленности уже давно находятся в санкционных списках Министерства торговли США, поэтому импортозамещение в части компонентной базы по критически значимым направлениям техники — процесс постоянный", — прокомментировали РБК в Минпромторге. "Более того, рынок радиоэлектроники на сегодня — это не только технологии из США, он включает в себя целый ряд доступной продукции из других стран", — сообщили в пресс-службе.

Агентство пишет, что реальный экспорт в Россию товаров и технологий, контролируемых с точки зрения нацбезопасности США, в 2019 году не превышал $91 млн, в 2018 году — $139 млн. В 2020 году лицензируемый экспорт в Россию мог еще снизиться. Учитывая, что США вывели из-под сферы действия новых ограничений поставки некоторого ПО, Россия из-за ужесточения экспортного контроля может лишиться американских товаров и технологий на сумму не более чем $29 млн (исходя из данных за 2019 год). Это 0,5% от совокупного экспорта США в Россию за 2019 год. Подавляющее большинство американского экспорта товаров в Россию не требует специальных разрешений — в основном это гражданские самолеты, фармацевтическая продукция, медицинские изделия, наземный транспорт, электрические машины и оборудование.

Впрочем, эксперты напоминают, что администрация Байдена грозит второй санкционной волной. Но такой шаг, по мнению аналитиков, только сделает более интенсивным процесс исключения импорта из технологических цепочек российских предприятий. И, в общем, даже простимулирует национальную промышленность, поскольку деньги, которыми оплачивали импорт, будут оставаться внутри страны и пойдут на развитие новых технологий.

Байден должен ответить себе самому на вопрос, насколько жёсткими могут быть антироссийские санкции, чтобы ввести их, не подвергая при этом опасности интересы американского государства и американского бизнеса. Ведь Россия ведь куда больше интегрирована в мировую экономику, чем, к примеру, Иран.

Самое главное, о чём говорят эксперты: история не знает успешного примера применения санкций против крупного государства, если подразумевать под успехом изменение линии поведения этого государства. В американском внешнеполитическом истеблишменте все чаще обсуждается мысль, что санкции стали просто удобным инструментом для оправдания собственной неэффективности. Мало того, что они внесудебны и неподотчётны. Опасно то, что перестаёт беспокоить факт их неэффективности. Санкции становятся целью, а не средством, лишь усиливая кризис. Такая вот странная игра...

Проблема в том, что радикализм стал новой нормой американской политики. Судя по всему, Байден намерен придерживаться линии на выстраивание адаптированного к текущем реалиям либерального мирового порядка. Байден старается укрепить пошатнувшееся американское лидерство в мире и среди стран Запада, делая ставку на борьбу с нелиберальными режимами (хотя формально при этом и отказываясь от силового экспорта демократии).

Не приходиться сомневаться, что в отношении Москвы санкции будут только усиливаться. Вашингтон вряд ли откажется от давления, поскольку рассчитывает на активизацию ряда внутриполитических процессов в России. Впрочем, продвигая собственную ценностную повестку, администрация Байдена демонстрирует прагматизм в тех сферах, где сотрудничество ещё возможно. Это контроль за вооружениями, мирный космос, изменение климата, взаимодействие на Ближнем Востоке, в Арктике, инфекционные заболевания.

Однако на большой прогресс здесь рассчитывать наивно. По мнению экспертов, Байден не ощущает потребности в серьезном диалоге с Москвой. Наверное, это главное, что следует знать о российско-американском диалоге.