Каким будет новый электоральный цикл-2021

Каким будет новый электоральный цикл-2021

18 марта 2021 г. 20:08

Антон Чаблин

В сентябре Россия вступит в большой электоральный цикл. Всеобщее внимание приковано к выборам депутатов Государственной Думы, хотя с точки зрения политической стабильности не менее важны и многие региональные кампании.

Дальневосточный гектар презрения

В Единый день голосования 2021 года предстоит избрать 11 губернаторов. Этот показатель, конечно, значительно уступает рекордному количеству выборов в 2014 году (33 кампании) или в 2018 году (26 кампаний). Однако сейчас голосование пройдет в нескольких крайне сложных и малоуправляемых регионах, например, в Хабаровском крае.

Протестный имидж Дальнего Востока сложился еще в 2008 году, когда во Владивостоке состоялся самый громкий на тот момент в стране митинг. Против повышения пошлин на праворульные японские автомобили выступили до 5 тысяч человек, разогнанных омоновцами.

Прошлогодний арест Сергея Фургала снова обострил протестную повестку на Дальнем Востоке. Недовольные, напомним, собирались в центре Хабаровска на протяжении полугода. Самая массовая акция насчитывала, по разным оценкам, от 30 до 80 тысяч человек. Причем акции в поддержку Фургала проходили и в других дальневосточных городах – Благовещенске, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке.

Очевидно, что Фургал оказался лишь своеобразным символом, вокруг которого консолидировались люди, в общем недовольные федеральной политикой Москвы. Именно это и делает грядущие выборы губернатора Хабаровского края модельными для Кремля. Особую значимость дальневосточного региона подчеркивает и турне Михаила Мишустина в августе 2020 года (в разгар протестов), и реформирование подчиненных вице-премьеру Юрию Трутневу институтов развития ДВФО в ноябре 2020 года (уже на спаде митингов).

Вместе с тем, наблюдаются и факторы, демонстрирующие постепенную утрату интереса к региону. Так, упомянутому вице-премьеру Юрию Трутневу было поручено курировать также другого региона, признанного, как и Дальний Восток, приоритетным – речь о Северном Кавказе. Однако попытки Трутнева перенести в противоположный федеральный опыт даже успешные управленческие практики из ДВФО не увенчались успехом.

Наиболее очевидной кандидатурой на выборах в Хабаровском крае представляется врио губернатора Михаил Дегтярев. Вместе с тем, на него влияют разнонаправленные силы. С одной стороны, подчеркивается его всецелая поддержка федеральным Центром: в феврале Дегтярев провел встречи с президентом Владимиром Путиным и главой «Роснефти» Игорем Сечиным.

В то же время и сам Дегтярев по мере приближения к сентябрю усиливает свое присутствие в медиасфере: в рейтинге агентства «Медиалогия» в феврале’2021 он упрочил свои позиции, рванув на 20 строчек вверх. Однако для многих рядовых хабаровчан Дегтярев, назначенный врио губернатора в июле 2020 года, по-прежнему воспринимается (и будет восприниматься) «варягом».

Северный Кавказ так хрупок, что звон слышен на Русской равнине

Другой проблемной территорией для Москвы в преддверие губернаторских выборов является Северный Кавказ, где предстоит сразу 4 крупных кампании. Наиболее предсказуемым представляется сценарий в Чечне, которой уже 14 лет руководит Рамзан Кадыров (Чечня – единственная республика СКФО, где сохранены прямые выборы главы).

Большая степень волатильности имеется в трех других республиках, Дагестане, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии. Причем на внутриполитическую ситуацию в данных регионах – с их крайне сложной и мозаицированной структурой общества и элиты – влияют как внутренние, так и внешние факторы.

Скажем, для Северной Осетии это перманентно продолжающийся с августа 2020 года политический кризис в соседней Южной Осетии. Элиты российского субъекта и частично признанной республики имеют тесные связи, напоминая, по сути, сообщающиеся сосуды. Поэтому югоосетинский кризис неизбежно влияет на северосетинские реалии. Достаточно сказать, что журналист из Владикавказа Руслан Тотров, снимавший репортаж в Цхинвале, был затем избит на родине (со слов Тотрова, одним из нападавших был… замминистра обороны Южной Осетии).

Вместе с тем, отсутствие серьезных внутриэлитных конфликтов не ставил перед Кремлем задачи провести реконфигурацию власти на Северном Кавказе. Кроме того, сохранение хрупкого баланса в регионе (последний раз по-настоящему массовые выступления проходили в 2018 году в Кабардино-Балкарии и в Ингушетии в 2018-2019 годах, и в обоих случаях они завершились уходом действующих глав Юрия Кокова и Юнус-Бека Евкурова) для Кремля превалирует над решением тактических кадровых задач.

Именно это и говорит в пользу того, что северокавказский регион в новый электоральный цикл войдет без потрясений. Но в этой связи еще больший интерес привлекает политическая судьба инкумбентов, рекрутированных в новые для них субъекты, именно с Северного Кавказа – это глава Белгородской области Вячеслав Гладков (ранее – вице-премьер Ставропольского края) и Мордовии Артем Здунов (ранее – премьер-министр Дагестана).

Очевидно, что в новых для них регионах они будут мультиплицировать управленческие практики, уже опробованные на Северном Кавказе. А это расширяет зону хрупкой стабильности, присущую южным республикам, на все новые территории. 

В поисках баланса между стабильностью и развитием

Главенствующий внутриполитический тренд 2021 года – это усиление контроля над губернаторским корпусом. Он может сменить предыдущий тренд на рекрутирование «технократов» (представителей федеральных органов исполнительной власти без опыта публичной политической борьбы). Среди последней генерации врио губернаторов-технократов стоит отметить Владимира Уйбу, который в апреле 2020 года пересел из кресла руководители ФМБА в губернаторское кресло в Коми, оказавшейся одним из эпицентров пандемии в России.

Уже в 2020 году затухли и горизонтальные ротации внутри «технократического» корпуса: можно вспомнить лишь то, что экс-замминистра экономического развития Александр Цыбульский был «перекинут» из Ненецкого автономного округа в Архангельскую область, а бывший председатель совета директоров Фонда развития Дальнего Востока Владимир Солодов перебрался из Якутии в Камчатский край.

Очевидно, что в новом электоральном цикле возможностей для подобных радикальных кадровых экспериментов не будет. Именно поэтому Кремль и переместит фокус внимания с обновления на качественное улучшение губернаторского корпуса – через гибкий контроль. Он будет осуществляться сразу двумя центрами принятия решений в Кремле: внутриполитическим управлением и управлением по работе с Госсоветом. Оба ведомства сейчас приобретают как мониторинговую, так и экспертную составляющую.

Первая задача – это скрининг губернаторских KPI (в их обновленный список включена работа над публичным имиджем, с молодежью, общественными объединениями), а вторая – экспертная интерпретация показателей KPI с выработкой мер по улучшению ситуации в том или ином регионе. Только таким образом Кремль будет пытаться соблюсти баланс между стабильностью и развитием, который гарантирует отсутствие потрясений в новом электоральном цикле, открывающемся в сентябре.