Москва и Анкара — крепкие рукопожатия конкурентов

Москва и Анкара — крепкие рукопожатия конкурентов

11 марта 2021 г. 20:36

Президент России Владимир Путин согласился встретиться со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом лично, добавив, что они давно не виделись и "надо это сделать в ближайшее время". Эксперты оценивают это заявление российского президента как ещё одно подтверждение взаимных симпатий лидеров двух стран — что называется, Путин и Эрдоган понимают друг друга, оперативно нивелируя периодически возникающие кризисы в двусторонних отношениях. 

На днях президенты дали старт началу сооружения энергоблока №3 АЭС "Аккую" в турецкой провинции Мерсин. Именно в ходе этой церемонии Эрдоган выразил надежду на скорую встречу с Путиным. Как видим, ответ главы российского государства не заставил себя ждать. 

АЭС "Аккую" — первая атомная электростанция, строящаяся в Турции. Россию представляет госкорпорация "Росатом" на основе межправительственного соглашения, подписанного в 2010 году.

Работы над первой установкой АЭС начались в апреле 2018 года, над второй — в июне 2020-го. Четвертый, последний блок АЭС начнут строить в 2022 году. Всего планируется ввести в эксплуатацию четыре энергоблока общей мощностью 4800 мегаватт с реакторами российского дизайна ВВЭР-1200 поколения 3+.

Это первый проект в мировой атомной отрасли, реализуемый по модели build-own-operate — "строй-владей-эксплуатируй". Согласно этой формуле, власти Турции предоставили площадку для строительства АЭС и гарантировали закупку определенной части электроэнергии - в обозначенные сроки и по фиксированной цене за киловатт. А участники с российской стороны учредили проектную компанию "Аккую нуклеар" (в форме АО), которая взяла на себя обязательства по проектированию, строительству, эксплуатации и обслуживанию АЭС, включая все сопряженные с этим расходы и риски. В том числе вывод из эксплуатации отслуживших или, паче чаяния, аварийных объектов, особый порядок обращения с облученным ядерным топливом, РАО и безопасную утилизацию всех прочих отходов - в строгом соответствии с международными правилами и стандартами.

В этом, заключительном положении, и состоит принципиальное отличие АЭС "Аккую" от других атомно-энергетических объектов, что были построены по проектам и с участием одних стран на территории других. Во всех известных случаях до "Аккую" атомные станции или отдельные реакторные установки уже на стадии строительства или сразу после ввода в строй переходили в собственность и под юрисдикцию той страны, которая их заказала. А тот, кто проектировал и строил, выступал лишь в роли подрядчика. В каких-то случаях мог оказывать помощь в подготовке национальных кадров, брал на себя роль технического консультанта в первые годы эксплуатации, по отдельным контрактам обеспечивал поставки ядерного топлива, запчастей, расходных материалов.

В ситуации с "Аккую" от начала до конца вся ответственность на том, кто ее спроектировал и построил. Поэтому, как пишет "Российская газета", "в формулу "строй-владей-эксплуатируй" надо, как минимум, уже сейчас включать четвертый пункт: "убери за собой". А, может быть, и пятый: "отвечай за все по полной".

 Между тем, газета "Коммерсант" напоминает, что межправсоглашение о строительстве АЭС подписывалось в 2010 году. А тогда был совсем другой мир и другие политические реалии.

"С тех пор многое поменялось. И отношения двух стран представляются не совсем безоблачными. В 2015 году – турецкие F-16 сбили российский самолет Су-24 на границе с Сирией. Эрдоган не скрывает своей позиции по Крыму. Он даже отметился красочным исполнением приветствия "Слава Украине" перед почетным караулом в Киеве. Он же критикует политику России в Сирии и Ливии. И, наконец, война в Карабахе, где Анкара открыто поддерживает одну из сторон конфликта", — отмечает издание.

Тот факт, что Россия обеспечивает финансирование, проектирование, строительство, обслуживание и эксплуатацию, а Турция гарантирует лишь закупку электроэнергии, не может не беспокоить скептиков. Эксперты отмечают, что в данном случае односторонняя зависимость Москвы от Анкары слишком уж велика. Не следует забывать и про "Турецкий" и "Голубой" "потоки" — которые идут из России в Турцию и европейские страны. Здесь тоже многое зависит от настроения Эрдогана, у которого большие амбиции и минимум ограничений. 

Впрочем, в Москве подчеркивают договороспособность Анкары. Об этом заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, несмотря на сложные моменты, двум президентам всегда удавалось найти компромисс.

Действительно, скептические прогнозы о том, что Россия и Турция неизбежно выйдут на тропу войны, пока не сбываются. Наоборот, ни трагедия с российским самолетом, ни убийство посла Карлова (которое, кстати сказать, турки расследовали оперативно, заслужив одобрение российского МИД), ни прокси-участие Анкары во Второй карабахской войне — ничего из этого и много другого не стало камнем преткновения в отношениях с Москвой.

Но эксперты-скептики указывают, что  так будет не всегда. Москве, по их мнению, необходимо внимательно наблюдать за действиями Анкары, чтобы не прозевать момент перехода отношений в плоскость реального противостояния.