Российско-европейский диалог — новые акценты и рамки

Российско-европейский диалог — новые акценты и рамки

24 февраля 2021 г. 22:03

В начале этой недели главы внешнеполитических ведомств стран ЕС договорились о расширении персональных санкций против некоторых граждан России. По информации источников Reuters в дипломатических кругах, санкции могут быть введены в отношении председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, директора Росгвардии Виктора Золотова, директора ФСИН Александра Калашникова и генерального прокурора РФ Игоря Краснова.

Вопрос о расширении санкций инициировал глава внешнеполитической службы ЕС Жозеп Боррель после своего визита в Москву. Основанием для введения ограничительных мер стали действия российских властей в отношении оппозиционера Алексея Навального и участников акций в его поддержку. Брюссель неоднократно призывал Москву освободить политика и прекратить задержания протестующих.

Соединенные Штаты, что было понятно заранее, поддержали решение европейских министров. Россия закономерно это решение осудила. На Смоленской площади напоминают, что курс ЕС на давление в отношениях с Москвой показал свою полную несостоятельность, а возможность для переосмысления сообществом курса искусственных увязок упущена. "В Брюсселе вновь инстинктивно давят на неработающую санкционную "кнопку". Причем, вопреки логике, сначала принимается политическое решение, а затем под него планируется произвольно подобрать кандидатуры", - заявили в МИД.

"Характерно, что учрежденный Советом ЕС в декабре 2020 года "Глобальный режим правочеловеческих санкций", как и два предыдущих еэсовских санкционных механизма - по кибератакам и химинцидентам, - в первую очередь будет использован против наших соотечественников", - продолжили в МИД РФ. Там заметили, что за попытками Брюсселя преподнести эти инструменты как имеющие некий "горизонтальный" и "глобальный" характер видна их антироссийская сущность в качестве средств осуществления политики "сдерживания" РФ.

В общем, по мнению большинства экспертов, Москва чётко и ясно дала понять, что на шантаж она не поддастся. И за ухудшение двусторонних отношений несёт ответственность Брюссель. Судя по всему, это послание было услышано. Издание Bloomberg отмечает, что некоторые страны — члены Евросоюза "опасаются сжигать все мосты с Москвой". Такую точку зрения, в частности, разделяет министр иностранных дел Германии Хайко Маас. Италия в свою очередь предупредила, что санкции не должны мешать взаимодействию с Россией и препятствовать стратегическим интересам союза. Наконец, Испания подчеркнула, что наличие разногласий с таким соседом, как Россия, не означает, что нужно прекратить всякий диалог. 

Впрочем, в Москве подчеркивают, что не следует путать Евросоюз с Европой, где, по выражению министра Лаврова, у России "много друзей". Российские дипломаты намерены отделить "зёрна от плевел", акцентируя внимание на работу с отдельными европейскими странами. Так что Брюссель рискует оказаться на обочине европейского диалога с Москвой.

По всей видимости, евросоюзовская бюрократия это понимает. Поэтому, как отмечают эксперты, заявленные санкции во-многом декларативны. Во всяком случае, в списках персоналий, подвергнутых санкциям, россияне, у которых не должно быть ни счетов, ни недвижимости в ЕС. А вот российский бизнес, имеющий коммерческие интересы в Европе, Брюссель наказывать не собирается. Как заявил Жозеп Боррель, "мы не можем вводить ограничения только потому, что они нам не нравятся", имея в виду персон из списка Навального. Выходит, что Навальный — не такой уж и повод для ссоры с Москвой.

Политолог Тимофей Бордачёв подчёркивает, что после того, как Россия отказалась от намерения стать частью возглавляемого Америкой либерального мирового порядка, у нее не может быть отношений с Евросоюзом как организацией.

"ЕС – это объединение суверенных государств, каждое из которых реализует собственные интересы, а условный "Брюссель" – только инструмент в руках национальных столиц", — пишет эксперт.

По его мнению, среди государств Европы способности использовать этот инструмент разные: контроль Германии над ним почти абсолютный, а маленькая Литва – сама объект внешних манипуляций. Как институт Евросоюз может действовать только в очень узких пределах поручений, которые ему дают страны–участницы. Там, где речь идет о торговле или согласовании технических регламентов, отношения между Москвой и Брюсселем (или между Комиссией ЕАЭС и Еврокомиссией) никуда не делись.

В политической сфере Евросоюз, по мнению политолога, может говорить только о том, что совершенно не интересно России.

"Но не потому, что Брюссель хочет читать Москве нотации. Просто "мандата" на другие разговоры у него нет, а возможность обсуждать действительно важные для них темы Берлин и Париж ему не делегируют. Инструмент выражает коллективный интерес, и совершенно бесполезно искать у него собственный разум", — отмечает Тимофей Бордачёв.

Эксперты подчеркивают, что при всей пафосной "человекозащитной" риторике европейцы остаются прагматиками. Европа просто не может позволить себе полного отказа от диалога с Россией. В противном случае её ждёт катастрофа. 

В свою очередь, Москва посылает ведущим странам ЕС четкий сигнал о готовности сотрудничать там, где это отвечает её интересам. Полный разрыв с Европой также не входит в её планы. Однако Москва уже не боится угроз из Брюсселя. Однако внешнеполитическая повестка минувшей эпохи, когда Россия вела дела с ЕС на его условиях и в рамках, обозначаемых её геополитическими оппонентами, окончательно исчерпала себя.