Дела парламентские

Дела парламентские

18 февраля 2021 г. 9:52

Обзор прессы 18 февраля

Основной темой сегодняшних публикаций на внутриполитические темы в ведущих федеральных изданиях стала вчерашняя он-лайн встреча президента России Владимира Путина с лидерами думских фракций. Однако пишут сегодня газеты и на другие темы. Ряд из которых так же связан с деятельность верхней и нижней палат российского парламента.      

«Коммерсант» сообщает, что Совет федерации и Госдума в один день, 17 февраля, утвердили свои пятерки кандидатов в новый состав Центризбиркома, который будет сформирован на ближайшие пять лет — до 2026 года.

Из утвержденной парламентской десятки в новый состав пройдут шесть действующих членов комиссии и четверо новых. Неизвестной пока остается пятерка кандидатов по президентской квоте, но, учитывая опыт прошлых лет и регламент комиссии, назначить ее президент может в середине марта. По данным источников “Ъ”, новый состав ЦИКа с высокой вероятностью снова возглавит Элла Памфилова, а секретарь комиссии Майя Гришина, не прошедшая в новый состав от Госдумы и Совфеда, вряд ли пройдет и по президентской квоте из-за конфликта с госпожой Памфиловой.

Полномочия действующего состава ЦИКа истекают 28 марта (спустя пять лет с первого заседания текущего созыва в 2016 году). Комиссия состоит из 15 членов, 5 из них назначает Госдума (по предложениям партийных фракций), 5 — Совет федерации (по предложениям регионов) и 5 — президент. Неожиданностей в ходе утверждения кандидатур в обеих палатах парламента не произошло. 

Как и предполагал “Ъ”, Совфед практически единогласно утвердил трех действующих членов ЦИКа Николая Булаева, Бориса Эбзеева и Евгения Шевченко и двух новых — главу орловского облизбиркома Людмилу Маркину и главу подмосковного Красногорска (бывшую главу Мособлизбиркома) Эльмиру Хаймурзину.

Кандидатов по квоте СФ предлагают главы и заксобрания регионов. Как сообщил глава комитета СФ по регламенту и организации парламентской деятельности Вячеслав Тимченко, в этот раз предложения поступили от 84 субъектов (всех, кроме Хакасии). Больше всего регионов поддержали кандидатуры Николая Булаева (его выдвинули 22 главы регионов и 16 заксобраний), Евгения Шевченко (16 глав и 15 заксобраний) и Бориса Эбзеева (17 глав и 11 заксов). Госпожу Хаймурзину предложили 15 глав и 13 парламентов, Людмилу Маркину — 13 и 11 соответственно.

Почему ни один субъект не предложил альтернативного кандидата, Вячеслав Тимченко ранее пояснить затруднился, но предположил, что регионы могли ориентироваться «на уже озвученные предложения».

В 2016 году, по словам господина Тимченко, регионы почти единогласно выдвинули пять кандидатов и лишь один субъект предложил шестого. Собеседник в одном из региональных парламентов заявил “Ъ”, что в единодушии предложений нет ничего удивительного: он напомнил, что администрация президента традиционно доводит желательные кандидатуры, в том числе и через отвечающих за выборы вице-губернаторов.

Госдума утвердила свою пятерку кандидатов без обсуждения. От Думы каждая из четырех фракций делегирует в ЦИК по одному члену, а пятый выдвигается от группы депутатов, но по факту этот вопрос тоже решают депутаты от ЕР.

«Все кандидатуры известны и уважаемы, большинство из них — из нашей депутатской среды»,— отметил председатель Госдумы Вячеслав Володин.

Возмутился таким решением только депутат от ЛДПР Сергей Иванов. Он назвал это нарушением регламента. Однако вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев уточнил, что тот выражает только свое личное мнение. Так, членами ЦИКа от «Единой России» стали Константин Мазуревский (от фракции) и действующий член комиссии Антон Лопатин (от группы депутатов). Членом ЦИКа от КПРФ вновь стал Евгений Колюшин, «Справедливую Россию» по-прежнему будет представлять Николай Левичев, а ЛДПР делегировала в ЦИК нового представителя — первого заместителя руководителя фракции Александра Курдюмова.

Накануне кандидаты выступили перед комитетом Госдумы по контролю и регламенту. По словам главы комитета Ольги Савастьяновой (ЕР), обсуждение было обстоятельным и содержательным, несмотря на отсутствие единодушия по некоторым законодательным вопросам. Так, Евгений Колюшин высказал ряд критических замечаний о последних нововведениях в избирательном законодательстве, в частности о трехдневном голосовании.

Неизвестной пока остается президентская пятерка кандидатов. Обычно она определяется в последнюю очередь.

Так, в 2016 году глава государства назвал своих кандидатов 3 марта, а в 2011 году — только 14 марта. По регламенту новый состав ЦИКа должен провести первое заседание не позднее чем на пятнадцатый день после назначения новых членов, но не ранее истечения срока полномочий (в данном случае 28 марта), что дает президенту еще несколько недель на выбор своих представителей. Как неоднократно сообщали источники “Ъ”, новый состав ЦИКа вновь возглавит Элла Памфилова, назначенная в действующий созыв по президентской квоте.

Как сообщали ранее источники “Ъ”, в новый созыв по президентской квоте может пройти член ЦИКа с 2018 года Евгения Орлова. Еще три места в президентской пятерке пока неизвестны. Ранее газета «Ведомости» сообщала, что в новый состав точно не попадут Сабиях Шапиев и Валерий Гальченко (ранее входили в комиссию по квоте Совфеда).

Несколько источников “Ъ”, знакомых с ситуацией, предполагают, что в новый состав ЦИКа, якобы из-за разногласий с Эллой Памфиловой, не попадет и ее нынешний секретарь Майя Гришина.

Гришина работает в ЦИКе с 1993 года и играет важную роль в его нынешнем составе: разрабатывает методические материалы для избиркомов, дает трактовку спорных моментов законодательства и участвует в законотворчестве, взаимодействуя с администрацией президента. Осведомленный источник, знакомый с ситуацией, утверждает, что, хотя никаких нареканий к работе госпожи Гришиной не было, администрация вряд ли поддержит ее включение в ЦИК по президентской квоте. По его словам, это повысило бы статус Майи Гришиной и могло бы усугубить ее конфликт с Эллой Памфиловой, «а начальник в ЦИК может быть только один».

Кроме того, неизвестна и судьба еще четырех действующих членов ЦИКа: Александра Кинева (был делегирован указом президента) и делегированных Думой Валерия Гальченко, Валерия Крюкова и Сергея Сироткина.

«Независимая газета» пишет, что пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил журналистам, что Послания Федеральному собранию главы государства в феврале не будет, на этот месяц оно и не планировалось, а соответствующее объявление прозвучит, когда появится конкретика. От традиции, в соответствии с которой президент выступал с программной речью в декабре, после 2018 года отказались. Теперь даты «плавают» от января до марта.

В прошлом году Владимир Путин обратился с Посланием сразу после новогодних каникул, 15 января. Он объявил о необходимости внести в текст Конституции поправки, и после этого в стране сменилось правительство. С одной стороны, глава государства перезагрузил систему исполнительной власти и задал главный политический тренд ближайших месяцев. С другой стороны, он ничего не сказал – и не мог сказать – о том, что изменило весь мир в 2020 году, повлияло и на политику, и на экономику, и на социальную жизнь. Речь, конечно, о пандемии коронавируса. В январе, да даже в начале февраля масштабы проблемы недооценивались.

В 2018 году Послание прозвучало 1 марта, за 17 дней до выборов президента России. Путин выступал почти два часа, больше 40 минут говорил только о новых вооружениях и об отношениях с Западом, США. Это и должно было стать, по всей видимости, главным мотивом выборов: страна в окружении врагов, Россию хотят поставить на колени, нужно сплотиться вокруг лидера, командира на войне не меняют и т.д. Эффекта удалось добиться. Но Путин при этом, конечно, не говорил о пенсионной реформе, которую запустили уже летом. Между тем это событие сказалось и на рейтингах власти, и на атмосфере в обществе, и на восприятии гражданами социально-экономических процессов в стране.

Казалось, что переключение с внутренней повестки на внешнюю чуть ли не последний раз сработало в 2018 году, больше такого власти сделать не удастся, граждане сосредоточились на своих доходах и экономических перспективах. Дальнейшие выступления Путина лишь укрепляли это ощущение. Президент стал чаще говорить об экономической конкретике, реализации масштабных государственных программ, доходах населения и гораздо реже – о внешней политике и войне.

Смена фокуса была оправданной, но далеко не все представители правящей элиты и группы влияния привыкли плавать в этих водах. Тема конфликта с Западом удобна для силовиков, многие из которых сформировались в годы холодной войны. Ситуация в Белоруссии, воспринятая как новая угроза оранжевой революции, отравление Навального, перспектива американских и европейских санкций – все это позволяет вернуться к прежнему дискурсу. Стоит напомнить, что Посланию 2018 года предшествовала другая история – с отравлением в Солсбери.

Сдвигая Послание на март, власть, по всей видимости, хочет точнее понимать контекст. Будут ли реальные санкции из-за Навального? Как отреагирует Запад на слова Сергея Лаврова о готовности разорвать отношения с ЕС? Конкретная политическая задача власти на 2021 год – сохранить конфигурацию сил в Госдуме.

Но пока непонятно, на что делать упор, готовясь к этим выборам: на борьбу с последствиями пандемии или, по старинке, на «страну в кольце врагов». Раньше включать режим внешней угрозы было проще – экономическое самочувствие населения позволяло. Сейчас заморозка отношений с Западом накладывается на проблемную экономику, эффекты которой ощутимы, особенно в регионах. Власть хочет добиться предсказуемой политики в условиях непредсказуемости и поэтому не спешит с программными речами.