Очевидные сценарные ходы

Очевидные сценарные ходы

15 февраля 2021 г. 9:50

Обзор прессы 15 февраля

Главной внутриполитической темой, о которой пишут все ведущие федеральные издания остается подготовка к выборам в Государственную думу. Сегодня часть газет вышла с публикациями о возможных сценариях, по которым будет развиваться предвыборная кампания в наступившем году.    

«Коммерсант» пишет, что фонд «Петербургская политика» описал три возможных сценария осенних выборов в Госдуму. Пока, по мнению экспертов, власти готовят страну к плану «Крепость» — с максимальным контролем над кампанией и получением «Единой Россией» (ЕР) конституционного большинства.

Однако негатив в обществе может склонить чашу весов в сторону сценария «Ветер перемен», при котором ЕР удержит простое большинство, а в Думу пройдет кто-то из малых партий. Наименее же вероятным авторы доклада считают сценарий, допускающий потерю единороссами даже простого большинства. Хотя именно этот вариант удовлетворил бы все стороны, считают эксперты: оппозиция будет довольна неудачей ЕР, а власти смогут контролировать парламент через коалицию партии власти с более слабыми партнерами.

Выборы в Госдуму пока не стали де-факто главным политическим событием 2021 года, говорится в докладе «Выборы в новую и старую Госдуму. Динамика versus инерция: что страшнее», подготовленном фондом «Петербургская политика»: многие либо не в курсе предстоящего голосования, либо не придают ему большого значения. К тому же недавние политические протесты и дискуссии вокруг них воспринимаются как нечто более «интересное, драматичное и настоящее», чем думские выборы, которые пройдут при доминировании партий-старожилов.

Еще одна причина низкого интереса к выборам — общая политическая апатия. Она была заметна и раньше, но 2020 год, прошедший в условиях борьбы с пандемией, заметно ее усилил, поясняет глава «Петербургской политики» Михаил Виноградов. Все это позволяет сравнить выборы 2021 года с кампанией 2016-го, которая сейчас выглядит малозаметной на фоне предшествовавших ей и последующих событий — присоединения Крыма в 2014 году и пенсионной реформы в 2018-м. А вот элиты, по мнению авторов доклада, рассматривают грядущую кампанию через призму 2011 года, когда выборы в Думу совпали с серьезным выплеском общественной энергии в виде масштабных протестов. Хотя сами результаты голосования и были управляемы, последующие события привели к тому, что думские выборы в глазах элит стали оцениваться как «сосредоточие политических рисков», отмечается в докладе.

В связи с этим в «Петербургской политике» рассматривают три возможных сценария будущих выборов.

Первый — план «Крепость» — подразумевает повторение стратегии власти 2016 года, когда из повестки кампании исключили саму возможность изменения политического расклада. «Путем наращивания силового давления и демонстрации тотальной поддержки власти убедить все стороны в невозможности или несвоевременности изменений и контрпродуктивности оппозиционной игры на выборах в Госдуму»,— описывают возможную стратегию властей авторы доклада.

По их мнению, техническая возможность реализации такого сценария доказывается опытом прошлогоднего голосования по Конституции, когда при явке 68% поправки поддержали 77,9% участников плебисцита. В таком сценарии ЕР единолично получит конституционное большинство (более 300 из 450 мандатов): для этого при явке 40–45% ей будет нужно набрать по партспискам около 55–60% голосов. Правда, эксперты сомневаются, что текущие рейтинги ЕР позволяют ей рассчитывать на такой результат, к тому же подобные цифры могут повлечь обвинения властей в обмене «легитимности на результат».

«По многим признакам есть ощущение, что пока нас готовят именно к первому сценарию. Но развилки еще возможны. Проблема плана "Крепость" в том, что он акцентирован на сохранении нынешнего статус-кво или внешнего укрепления позиций власти. Тогда накопившийся негатив может выплеснуться и после выборов, в том числе и вокруг 2024 года»,— считает Михаил Виноградов. Он также напоминает, что выборы в Мосгордуму 2019 года тоже казались спокойными и благоприятными для власти, но конкурентность кампании была повышена за счет протестов.

В случае плана «Крепость» власти тоже могут столкнуться с подобной активностью, например в случае отказа в регистрации оппозиционным кандидатам.

Второй сценарий — «Ветер перемен»: эксперты допускают, что заявленные ранее властями ориентиры на 45% явки и 45% голосов за ЕР могут говорить об отказе от получения одной партией конституционного большинства. В этом случае ЕР достается около 260 мандатов, а в Думу проходят до пяти партий. Важную роль в этом сценарии играют малые партии, активность которых была инициирована Кремлем в 2020 году, хотя одной из их главных проблем является «имидж искусственности». В то же время этот вариант таит риски «смешения в сознании элит» и выхода процесса из-под контроля, указывают авторы.

Наименее вероятным в фонде считают третий сценарий — «Ускользающее большинство»: власти снижают степень контроля над выборами, ограничиваясь лишь «режиссурой процесса». Тогда ЕР может не получить даже простого большинства. Если на участки придут ранее не голосовавшие избиратели, негативно настроенные к власти, это снизит результат ЕР по списку, а в одномандатных округах все будет зависеть от наличия «консолидации голосования за яркого кандидата», как это было на выборах в Мосгордуму. В этом случае непредсказуемыми окажутся результаты кандидатов ЕР в 30–50% округов, оценивают эксперты.

Именно при таком сценарии удовлетворены окажутся все стороны, говорится в докладе: власть сможет контролировать Думу путем коалиции ЕР с более слабыми и управляемыми партнерами (обновленная «Справедливая Россия», «Новые люди» или Партия пенсионеров), а протестное движение «заявит об успехе и рекордно низких показателях власти».

Впрочем, само наличие третьего сценария оказывает существенное влияние на выбор между первыми двумя, подчеркивают эксперты: сторонники плана «Крепость» могут утверждать, что «Ветер перемен» рискует скатиться именно к «Ускользающему большинству».

Повестка выборов пока не сформирована по объективным причинам, комментирует выводы доклада директор по политическому анализу ИНСОМАР Виктор Потуремский. Ситуацию, когда в феврале они все еще остаются «незаметными», он считает нормальной: «В условиях деполитизации повестки людям важно не столько то, кто оказывает помощь, а кто будет полезным в такой ситуации. Это создает для партий возможности перезагрузить коммуникации и систему отношений со своими избирателями». Что же касается перечисленных сценариев выборов, то, по мнению господина Потуремского, говорить о доминировании какого-либо из них на нынешнем этапе нельзя: «Возражений против трех этих сценариев нет. Но самый главный вопрос, на который пока нет ответа,— сколько всего таких сценариев может быть».

«Ведомости» так же пишут, что представленные экспертами фонда «Петербургская политика» сценарии выборов в Госдуму спроектированы в зависимости от того, какой результат на выборах получит «Единая Россия», как будут действовать силовики и станут ли протесты фоном для выборов или сохранится апатия, в которой люди пребывали почти весь прошлый год.

«Я бы осторожно относился к возможности первого сценария. Безусловно, его логика сейчас манифестируется – это репрессивный тренд, приравнивание деятельности оппозиции к работе против России и т. п. Но против него работают скромные рейтинги власти и риски дальнейшего размывания легитимности, – говорит президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

При этом у власти есть запас прочности для реализации всех трех сценариев, поскольку контроль за оппозиционными проектами значителен, добавляет Виноградов. «Второй сценарий в этой логике выглядит рациональным, вопрос в том, есть ли шансы его деликатно провести, не свалившись в третий», – заключает он.

Предложенные сценарии не нужно рассматривать догматически, какие-то части их всех будут реализованы, считает руководитель Фонда развития гражданского общества, координатор экспертного совета «Единой России» Константин Костин. По его словам, на старте кампании, к маю 2021 г., рейтинги власти могут снизиться – выход из карантина в новую постковидную реальность сначала окажет негативное влияние на социальное самочувствие, т. е. можно говорить о сценарии «ускользающего большинства».

«Но по ходу кампании рейтинги стабилизируются и будет реализовываться второй сценарий. При этом 45% по спискам за «Единую Россию» при 45%-ной явке вполне может дать конституционное большинство партии власти. «Единая Россия» возьмет не менее 185–190 округов. А в докладе конституционное большинство рассматривается только в первом сценарии», – говорит Костин.

Вполне вероятно также, что в последние три недели будет реализовываться первый сценарий, когда все начнут работать на мобилизацию и получение конституционного большинства «Единой Россией», продолжает эксперт. При этом риск протестов на выборах он считает незначительным: «Если не будет небывалых демонстративных нарушений или большие социальные группы не увидят ущемлений своих прав, то заметных протестов не будет, все ограничится традиционными выступлениями с понятной географией и численностью».

Власть всегда считала, что нужен выхлоп недовольства для не представленных в парламенте групп населения и для тех, кто настроен протестовать, говорит политолог Александр Кынев: «Для этого периодически создавались управляемые проекты, хотя этот процесс почти никогда не доводился до конца, поскольку проекты либо ослаблялись, либо уничтожались. В 2007 г.

«Справедливую Россию» воспринимали чуть ли не как вторую партию большинства, а сейчас это микропартия в Госдуме. Были «Правое дело» и «Гражданская платформа» Михаила Прохорова, которые исчезли». Так происходило, поскольку на первый план всегда выходили страхи, считает Кынев: «Каждый конкретный исполнитель в регионе будет бояться за результат.

Поэтому всегда будет реализовываться первый сценарий. Чтобы сценарий был другой, администраторы должны взять за него ответственность, а этого никто не хочет делать». О том, что, по его мнению, выборы пойдут по первому сценарию, свидетельствует то, что губернаторы возглавят не только списки «Единой России» на выборах, но и региональные отделения, считает Кынев: «Это означает, что губернаторы лично внутри вертикали должны будут отвечать за результат». Второй сценарий с 45%-ным результатом для «Единой России» Кынев называет «приличным», однако, чтобы он был реализован, по его мнению, нужно отменить трехдневное голосование, «бить по рукам исполнителей на местах» и не ставить губернаторов во главе списков партии власти.