Фунт против евро: кто кого?

Фунт против евро: кто кого?

12 февраля 2021 г. 10:30

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Пошёл второй месяц после официального выхода Соединённого Королевства из состава Европейского Союза. Свобода от «брюссельского диктата» вроде бы обретена, и Британия теперь – вроде бы глобальный игрок, вольный делать, что хочет. Однако на самом деле – именно «вроде бы». Потому что в торгово-экономических взаимоотношениях между бывшими «партнёрами» накапливается всё больше проблем, решение которых отнюдь не очевидно. Для британской стороны в первую очередь.

Одна из таких проблем - условия взаимодействия между Великобританией и ЕС в сфере финансовых услуг. Не случайно Управляющий Банка Англии Эндрю Бэйли (Andrew Bailey) заявил, что Евросоюз намеревается исключить Британию из своего рынка банковских услуг. Что автоматически повлечёт за собой увеличение финансовых расходов для миллионов клиентов по обе стороны Канала. В частности, подорожает ипотека, увеличатся расходы для бизнесов, ведущих международную торговлю, вырастет и цена ведения бизнеса в Европейском Союзе.

Нынешняя ситуация в этой сфере – следствие прекращения членства Британии в ЕС. В настоящий момент стороны регулируют свои взаимоотношения в режиме «эквивалентности», при котором Евросоюз допускает на свой финансовый рынок британские банки, но в любой момент может отказать в этом, предупредив за 30 дней. Более равноправный режим «взаимного признания», на условиях которого и должны были бы сотрудничать Британия и ЕС, всё никак не устанавливается. И британская сторона полагает, что это сознательная политика руководства Евросоюза, то есть, попросту говоря – форма «мести» за Брекзит.

Если это действительно так, то надо признать, что «месть» затронула одну из самых чувствительных сфер британской экономики – финансовые услуги. Сити – в определённом смысле является символом экономического могущества и глобальной значимости Великобритании. Можно сказать, что это своего рода английский аналог Уолл-стрит. При том, что, разумеется – исторически всё наоборот. И покушение на этот статус весьма небольшого района Лондона со стороны Евросоюза воспринимается британцами с большой обеспокоенностью.

Эта обеспокоенность весьма наглядно выражена в комментарии А.Бэйли, который приводит газета The Telegraph: «В действительности я не могу сказать вам, на что рассчитывает Евросоюз и как он собирается выходить из нынешней ситуации. Но я боюсь, что тот мир, в котором Евросоюз диктует и определяет, какие правила и стандарты мы должны иметь в Соединённом Королевстве, - работать не будет. Мы должны аргументированно отстаивать позицию, согласно которой очень важно иметь глобальные стандарты, глобальные рынки и безопасную открытость. Если мы все подпишемся под этим, то тогда и не будет нужды идти в том направлении, которого держится Евросоюз».

А к сказанному добавил, что Евросоюз попытался навязать Великобритании более жёсткие правила, регулирующие финансовый рынок, чем те, которые действуют у других его торговых партнёров, например – в США и Швейцарии. Более того, язвительно заметил Э.Бэйли, сам же Евросоюз никогда бы не согласился принять эти правила, если бы ему предложили это сделать.  

Обеспокоенность Управляющего Банка Англии можно понять. Неурегулированность вопроса об условиях доступа британских банков и финансовых фирм на финансовый рынок Евросоюза и аналогичных бизнес-структур государств Евросоюза на финансовый рынок Великобритании уже дала о себе знать. Статистика за январь показала, что Амстердам впервые за многие годы перехватил у лондонского Сити лидерство по  ежедневной средней стоимости акций, участвующих в сделках. У Амстердама этот показатель составил 9.2 млрд евро, а у Лондона – 8.6 млрд евро.

Положение пока не критическое и в целом лондонский Сити остаётся бесспорным лидером среди мировых площадок, на которых совершаются  многотриллионные валютные (в долларах) торги. Например, только за 2019 год сфера финансовых услуг принесла британской экономике доход в 132 млрд фунтов стерлингов. Однако перспектива оказаться отрезанными от европейского финансового рынка вынуждает британских экспертов и аналитиков искать способы сохранения лидирующей позиции лондонского Сити уже сейчас.

Один из ведущих мировых экспертов-консультантов в финансовой отрасли Метью Линн (Metthew Lynn) как раз и предлагает набор конкретных шагов, которые необходимо сделать британским властям, чтобы успешно противостоять попыткам немцев, французов и голландцев отобрать у Сити значительную долю рынка финансовых услуг. Его ключевой принцип прост: «В драке нужно нападать первым». А то, что «драка» (или «яростная конкуренция») между Британией и Евросоюзом в сфере финансовой индустрии неизбежна, у него сомнений не вызывает.

В своей статье, опубликованной в газете The Telegraph от 11 февраля, М.Линн формулирует 5 мер, выполнение которых поможет отразить натиск Евросоюза и приведёт к упрочению роли лондонского Сити в качестве финансового «сердца» глобальной экономики.

Первое, что необходимо сделать, считает эксперт – это отменить государственную пошлину, которой облагаются торговые сделки с ценными бумагами. Эта пошлина даёт дохода около 3 млрд фунтов стерлингов в год, но это сущая малость в сравнении с суммой налогов, которые платит финансовая система в целом. Одновременно правительство должно гарантировать, что финансовые транзакции не будут облагаться налогом, то есть в Британии не будет применяться практика Евросоюза, к которой прибегают для увеличения доходов. В этом случае даже если Сити отрежут от европейского Единого рынка, условия для финансового бизнеса в Лондоне будут значительно лучше – дешевле, чем где бы то было.

Второе. Нужно создать единую команду со швейцарцами. В Европе существуют четыре крупнейших финансовых центра: Лондон, Эдинбург, Цюрих и Женева. Все они расположены за пределами Евросоюза. Отношения с Евросоюзом у швейцарцев в сфере финансовых услуг столь же  напряжённые, как и  у Британии. В данный момент из-за несогласий между сторонами торговля швейцарскими ценными бумагами на территории ЕС запрещена. А в Лондоне после Брекзита торговать ими можно.

М.Линн предлагает создать лондонско-цюрихский финансовый «хаб», с эквивалентными нормами правового регулирования в обеих странах. И назвать этот «хаб» можно будет – “Zuron” (от Zurich +London), то есть именем далеко не последнего персонажа из «Звёздных войн». По сравнению с этим мега-хабом Париж и Франкфурт  окажутся буквально «карликами», а сам «Цюрон» в перспективе может стать глобальным центром финансового могущества. И тем самым «утрёт нос» заносчивому Брюсселю. Эксперт ничего не сообщает о том, готова ли на этот шаг швейцарская сторона, но, по-видимому, он полагает, что выгода от такого «слияния» настолько самоочевидна, что проблемы с этим не будет.

Третье – криптовалюты. Американский штат Невада и швейцарский кантон Цуг уже признали биткойн в качестве легальной валюты, по которой ведутся официальные торги. М.Линн предлагает биткойн превратить в «Бриткойн» и, пользуясь тем, что британская правовая система пользуется безусловным доверием во всём мире, создать первую в мире легальную базу для торговли, хранения и владения цифровыми деньгами. Насколько это выгодно, показывает свежий пример: после того как компания Тесла приобрела пакет биткойнов на сумму в полтора миллиарда долларов США, котировка биткойна к доллару взлетела в 2021 году с 10 000 до 45 000!

Четвёртое. Нужно начать привлекать талантливых специалистов сферы финансовых услуг из всех стран мира и для этого ввести так называемые «финансовые визы». Это позволит британским финансовым фирмам нанимать высококачественный персонал в минимальные сроки и без всякой бумажно-бюрократической волокиты. В этом случае Сити сможет существенно повысить свою конкурентоспособность.

И последнее – пятое. М.Линн предлагает избавиться от регуляторной системы финансового рынка, навязанной Великобритании в период её членства в Евросоюзе. Сложная, бюрократизированная, нацеленная на регулирование всего и вся, евросоюзовская правовая система – настоящее препятствие на пути построения привлекательного рынка финансовых услуг в Великобритании.

«В действительности, - заключает свою статью М.Линн, - Евросоюз исходит из того, что конкурентные преимущества есть результат регулирования и введения торговых барьеров. А Сити, напротив всегда в конкурентной борьбе опирался на инновации, превосходное качество и глобальный размах. При осуществлении правильных реформ и инициатив финансовые услуги останутся в Сити не из-за сложных правил, а потому, что это – наилучшее место для бизнеса. Конечно, некоторые торговые операции будут вынуждены уйти на континент, но значительно большее их число вернётся в противоположном направлении».

Надо признать, что план «спасения» Сити в противостоянии с Евросоюзом, предложенный Метью Линном, отличается одновременно и простотой, и повышенной сложностью. И для его воплощения в жизнь потребуется особая решительность британского правительства и, прежде всего – премьера Бориса Джонсона и канцлера Риши Сунака. Ведь с одной стороны вроде бы всё ясно, а с другой – мало предсказуемо.

Например, отменять ли госпошлину на финансовые сделки, которая приносит доход в казну 3 млрд фунтов стерлингов ежегодно? «Синица» в руках уже есть, а вот получится ли добыть «журавля», который ещё в «небе» - вопрос. А бюджет из-за пандемии коронавируса и без того трещит по швам…

Дальше – проект «Цюрон». Не получится ли как в известном анекдоте про еврейскую невесту, объявляющую о будущей свадьбе с Ротшильдом при том, что все лишь осталось «уговорить Ротшильда».

«Бриткойн» - отличная пиар-находка. Но создать в Сити легальную площадку для операций с цифровыми деньгами – это в высшей степени рискованное предприятие, неизвестно как повлияющее на традиционные финансовые рынки и национальную валюту. Пример Невады и кантона Цуг слишком локален, чтобы на этой основе делать основательные выводы. А эксперимент с таким государством как Великобритания может выйти таким «боком», что даже угроза шотландского сепаратизма покажется невинной детской шалостью.

На счёт привлечения «финансовых вундеркиндов» со всего света с помощью упрощённой визы – возразить нечего. Хотя кто и как будет удостоверять «талант» данного претендента на такую визу – непонятно. То есть без некоторой проверки и бюрократической процедуры всё равно не обойтись.

А пятая позиция – это объявление открытой войны Евросоюзу. Если радикально избавляться от нынешней регуляторной системы в сфере финансовых услуг, то надо понимать, что европейский финансовый рынок закроется для британских резидентов. Но готовы ли сами британцы на такой бесповоротный шаг?

В общем вроде бы можно констатировать, что «рецепт» спасения Сити уже есть, и фунт непременно победит в противостоянии с евро.  Но сомнения остаются: уж не тот ли это случай, когда прописанное «лекарство» может оказаться хуже самой «болезни»?