Великая Британия – a failed state?

Великая Британия – a failed state?

29 января 2021 г. 11:00

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Вопрос, вынесенный в заголовок, многим покажется как минимум странным – из разряда тех, что придумываются для «хайпа» или, по-русски, ради «красного словца». А как максимум – злопыхательским «фейком» из арсенала русской консервативной публицистики позапрошлого века или советской пропаганды 50-х годов. Мифологема о «загнивающем Западе» вообще, и об «Англичанке», которая постоянно «гадит», действительно не может не прийти на ум, когда по отношению к сегодняшнему Соединённому Королевству Великобритании и Северной Ирландии применяется термин «несостоявшееся государство».  В конце концов – при всём уважении – речь ведь идёт не об Эфиопии!

Однако ни Hype, ни Fake здесь не при чём. Предупреждение о том, что данное королевство находится на грани распада, публично оглашено ни кем иным, как Гордоном Брауном – экс-премьером правительства лейбористов, сменившим Тони Блэра в июне 2007 г. В недавней статье в The Telegraph он прямо заявил, что сегодня Британия стоит на развилке: «либо реформированное государство, либо несостоявшееся государство». И этот тезис выдвинут им отнюдь не с целью вставить «шпильку» и без того буквально «замордованному» пандемией коронавируса правительству тори во главе с Борисом Джонсоном. Да, критика Уайтхолла (синоним правительства в целом), тоже присутствует. Но Гордон Браун озабочен не межпартийной пикировкой, а судьбой Союза.

«Соединённое Королевство, изрядно потрёпанное COVID-19, с замаячившей угрозой национализма и совершенно не представляющее, чем обещание «Глобальной Британии» после Брекзита обернётся на деле, - начинает свою статью Браун, - должно срочно выяснить: что нас сближает и что разъединяет. Status quo не работает, и самый успешный во всем мире эксперимент мультинационального государства сегодня находится под такой угрозой, с которой он ещё не сталкивался за последние триста лет».

Не станем придираться к этому несколько заносчивому утверждению и перечислять такие государства, как, например, Российская империя. Ведь она просуществовала благополучно более трёхсот лет. Да плюс сменивший её Советский Союз, продливший имперскую структуру ещё на семь десятилетий. Браун имеет в виду действительно уникальный пример того, как четыре разных народа на весьма ограниченном пространстве двух островов ухитрились создать своего рода «сверхдержаву» (по меркам 18-19 веков). А к середине 20-го века владели империей, над которой «не заходит солнце».

Понятно, что история этой «сверхдержавы» и, тем более – «империи», полна такого чудовищного насилия внутри, таких «преступлений против человечности» вовне, что сразу возникает вопрос: а надо ли было так экспериментировать? Этот вопрос, кстати, сегодня как раз и будируют «социально близкие» лейбористу Брауну репрезентанты “woke culture”. И при том в весьма наглядной форме – уничтожая статуи героев «славного британского прошлого». Но оставим этот сюжет до другого, более подходящего раза и вернёмся к вопросу: в чём именно Браун видит дисфункцию государства, грозящую обернуться его несостоятельностью?

Это может показаться странным, но шотландец Гордон Браун указывает на Шотландию как наиболее наглядное воплощение этой угрозы.  Однако странность объясняется просто – он шотландец по рождению, но лейборист, то есть левый интернационалист – по убеждению. А партия шотландских националистов (SNP), представленная второй по численности оппозиционной фракцией в Палате Общин – его оппонент и конкурент в самой Шотландии. Собственно, от этой конкретной партии и исходит главная, по мнению Брауна, угроза единству Союза. Хотя и Уэльс, и даже Ольстер вполне ложатся тот же «шотландский» - то есть сепаратистский – тренд.

В чём же причина того печального обстоятельства, что, вырвавшись на свободу из «оков брюссельской бюрократии», Великобритания обнаружила себя на вышеуказанной роковой «развилке»? Браун считает, деволюция центральной власти, начатая тридцать лет назад, не сработала должным образом. Да, союзные нации получили свои парламенты (Шотландия и Уэльс) или особый порядок самоуправления (Северная Ирландия), но создать эффективный механизм взаимодействия разных уровней власти, утверждает Браун, так и не удалось. Это особенно наглядно проявилось сейчас, в период пандемии коронавируса, когда способы борьбы с пандемией, выбранные центральным правительством и правительством той же Шотландии различались существенно, если не кардинально.

Но, кроме  проблем с нарастающим национализмом и открытым сепаратизмом, есть ещё, напоминает Браун, и недовольство мэров крупных городов, таких как Лондон, Манчестер, Ливерпуль, Шеффилд, Ньюкасл, Бристоль и т.д. Они чувствуют себя «забытыми» - оторванными от центрального правительства, которое стремится всем «рулить» без понимания конкретных нужд и проблем конкретного региона.

В ситуации нарастающего национально-регионального разлома встаёт вопрос: какими мерами можно остановить этот губительный для Союза процесс?  У Гордона Брауна есть чёткий ответ: нужна глубокая государственная реформа. Реагируя на обещание Бориса Джонсона после окончания пандемии созвать «Комиссию по демократии», он высказывает ряд прогнозов о том, что именно этой комиссии доведётся обнаружить.

Прежде всего, что институты, созданные для обеспечения совместной работы всех властей Соединённого Королевства – Объединение министерских комитетов и Совет Островов – практически бесполезны. Отсюда предложение Брауна создать Форум наций и регионов как площадку для регулярного  их общения с Борисом Джонсоном. А для того, чтобы избежать ситуации, в которой элита вращается только в своём собственном элитном кругу, нужно, считает лейборист Браун, создать Гражданские Ассамблеи для каждой нации и каждого региона.

Это из разряда того, что нужно создать заново, а есть и предложение по радикальному переформатированию одного из старейших и уникально британских институтов. Разумеется, Браун, ссылаясь на опыт Австралии, Канады, ФРГ и США, предлагает вышеупомянутой комиссии из Палаты лордов сделать сенат как вторую палату Парламента, в которой будут заседать представители наций и регионов. О реформе Палаты лордов разговор в Соединённом Королевстве идёт давно и на самых разных – в основном левых и лево-либеральных площадках. Так что Браун не предлагает никакой «отсебятины» и считает, что для глубокой парламентской реформы время пришло.

Кроме институциональных инноваций для сохранения Союза, по мнению Брауна, необходимо  заново определиться с выбором общенациональных ценностей. И сформулировать, таким образом, «миссию» или raison d’etre для продолжения трёхсотлетнего «эксперимента». Он почему-то уверен в том, что тезису шотландских, валлийских, ирландских и, возможно даже, английских националистов: каждая национальность нуждается в собственной государственности, - ещё не поздно противопоставить собственный исторический опыт успешного мультинационального государства. Скреплённого общей верой в терпимость, свободу, гражданскую ответственность и честность. А так же убеждённостью в том, что вместе всем легче противостоять рискам и справедливо использовать наши ресурсы.

Он верит, что «огромное большинство всех британцев предпочтут симпатию – враждебности, солидарность – отъединению, сотрудничество – конфликту и взаимоуважение – чувству обиды (часто ни на чём не основанное), то есть всё то, что подпитывает политический национализм с его установкой “мы vs они”». И только на такой – комбинированной институционально-ценностной основе, утверждает Браун, можно провести успешную государственную реформу и избежать судьбы несостоявшегося государства. А напротив, обрести новый смысл и цель.

«Вот тот приз, - завершает свою статью Гордон Браун, - который ожидает премьер-министра, готового действовать. Будет ли это нынешний премьер-министр, покажет только время».

Этот текст, - по сути программа «национального спасения» от одного из грандов партии лейбористов, к тому же опубликованная на одном из ведущих консервативных медиаресурсов, - не мог не вызвать ответной реакции. И она последовала.  Уже на следующий день в той же TheTelegraph появилась  статья тоже вполне увесистой фигуры из лагеря тори. В прошлом министр иностранных дел и лидер партии Уильям Хейг принял вызов и попытался снять ощущение у публики, что именно и только оппозиция  печётся о сохранности Союза.

Но для начала он согласился с Гордоном Брауном в том, что «Родина в опасности» - что угроза распада Союза вполне реальна и очень серьёзна. Он также поддержал идею трансформации Палаты лордов в палату представительства наций и регионов. Он даже признал, что действительно нынешний status quo с его избыточной централизацией (несмотря на деволюцию) не является достаточной альтернативой распаду страны.

Однако затем Хейг делает важную оговорку: «Но мы, также должны отчётливо видеть ограниченность его предложения и не воображать, что оно обязательно спасёт ситуацию». Особенно плохо, если усилия закрепить децентрализацию Соединённого Королевства выльются в желание написать целую конституцию, полную различных терминов, дефиниций и определений. В этом случае работа затянется из-за неизбежных дебатов на многие годы, а задачу сбережения целостности государства надо решать уже сегодня. Потому что в условном «завтра» будет поздно.

Не трудно догадаться, что Хейг обращается к шотландскому референдуму о независимости, которого неизбежно потребует правительство, созданное националистическим большинством в шотландском парламенте. Победа SNP на майских выборах практически предрешена, и, стало быть, от шотландского сепаратизма «не спрятаться, не скрыться». Даже при всей очевидности (кому как, замечу в скобках) того, что Шотландия как самостоятельное государство окажется в худшем экономическом положении даже став членом Евросоюза. Опросы уже который месяц подряд показывают, что большинство опрошенных шотландцев – за выход из Союза. И лишь четверо из каждых десяти верят, что Борис Джонсон и Никола Стёрджен (нынешняя премьер шотландского правительства) способны конструктивно сотрудничать.

Так что условный «план Брауна», по метафорическому заключению Хейга, это совсем не “silver bullet”. Метафора двусмысленная и наверняка станет ещё одним поводом для горькой обиды со стороны партии шотландских националистов. «Серебряные пули» ведь применяются против особо опасных монстров. А в заголовке статьи говорится как раз о juggernaut’е «шотландского национализма».

Я не уверен, однако, что Уильям Хейг как опытный дипломат имел в виду своей метафорой как-то задеть шотландцев. Скорее всего – вставил просто для «красного словца». Но очевидно, что в отличие от Брауна, говорившего об опасности шотландского национализма в общем британском контексте, включающем даже и национализм (и, как следствие – сепаратизм) английский, Хейг в своей статье сконцентрировался именно на «шотландской угрозе». И чтобы противостоять ей и спасти единство Союза, он как бы ненавязчиво намекает на необходимость создать неформальный «блок» тори и лейбористов на майских выборах в Холируд. Ну, если не «блок», то своего рода «единый фронт».

Это в самой Шотландии. А вот перед центральным правительством и Борисом Джонсоном в первую очередь стоит совсем непростая задача. Слишком много шотландцев воспринимают нынешнюю ситуацию как правление старомодных тори с их имперским пафосом. Тогда как для «правительства жизненно важно показать, что современные тори – глобалисты на мировой арене, инвайронменталисты у себя дома и стоят за иммиграционную политику привлечения талантов… Борис Джонсон должен показать, что Британия 20-х годов – это инновативная нация, адаптированная к пост-пандемическому миру. И это – часть того, что необходимо для спасения Союза. Эти цели совпадают. Они неотложны. И они являют собой лучик надежды».

Итак, похоже, обе партии британского политического мейнстрима в лице своих политических тяжеловесов признают, что Соединённое Королевство нуждается в срочном и почти капитальном «ремонте». Повторение каталонского сценария на Британских островах грозит реальным распадом страны. И, если не начать ремонт сейчас же, то через пару лет на двух Британских островах может разместиться уже не два, а три суверенных государства. А, там глядишь – и четыре.

Трудно поверить, что это – ложная тревога. Всё серьёзно и было серьёзно ещё в прошлом году. Так что вопрос о том, окажется ли Великобритания в итоге – a Fail State не так уж и диковат. Как кажется на первый взгляд.