Новые вызовы, на которые пока нет ответа

Новые вызовы, на которые пока нет ответа

28 января 2021 г. 19:17

Мировое сообщество не готово к следующей пандемии, а она может оказаться в 10 раз хуже предыдущей. Об этом на днях предупредил американский миллиардер Билл Гейтс. При этом пандемию, возникшую под влиянием COVID-19, предприниматель назвал "ужасной".

Эксперты согласны с тем, что минувший год смешал планы большинства населения Земли. Пандемия коронавируса очень резко разделила жизнь людей на "до" и "после". По мнению аналитиков, если предсказание Гейтса сбудется хотя бы наполовину, нас ждут тяжелые времена, по сравнению с которыми 2020-ый покажется, в общем, безобидным. Хотя именно в течение прошедших 12-ти месяцев человечество столкнулось с фундаментальными и пока нерешенными проблемами.

К примеру, COVID-19 обнажил неравенство между богатыми странами, которые могут позволить себе и второй карантин, и продление щедрых пакетов поддержки бизнеса и населения, и всем остальным миром, для которого мобилизационные расходы первой волны оказываются непосильными в длительной перспективе. 

Заместитель директора Института социальной политики НИУ ВШЭ Оксана Синявская отмечает, что коронавирус поделил население из стран с разным уровнем экономического развития на людей "первого" и "второго" сорта.

Российская модель социальных ответов на первую волну пандемии мало чем отличалась от реакции большинства стран со средним и высоким уровнем экономического развития, пишет Оксана Синявская: те же ограничительные меры, вводимые ещё при низких уровнях заболеваемости (пусть и названные не карантином, а "нерабочими днями"). Похожие решения по переоборудованию больниц, развитию телемедицины, установлению повышенных выплат врачам, работающим в "красной зоне". 

Множество административных мер, упрощающих порядок получения документов, пособий или продлевающих их действие. Повышенные выплаты по больничным, резко выросшие максимальные (до одного минимального размера оплаты труда) и минимальные (на более короткий срок) пособия по безработице, чуть позже – решения по частичному (также в пределах МРОТ) субсидированию зарплат предприятиям, сохраняющим занятость. Прямая и косвенная поддержка доходов населения. Косвенная – через поддержку предприятий в наиболее пострадавших секторах в расчёте на то, что это позволит сохранить занятость.

Основная прямая поддержка – и это отличало Россию от многих других стран – была направлена не на граждан, чьи доходы в пандемию сократились сильнее всего, а на группу с традиционно более высокими рисками бедности – семьи с детьми.

Оксана Синявская отмечает, что у такого решения была своя внутренняя логика: часть семей с детьми столкнулась с сокращением трудовых доходов, переход школ – а подчас и детских садов – в дистанционный формат увеличивал расходы семей и нагрузку на родителей. Наконец, администрировать выплаты семьям с детьми было намного проще, чем выявлять наиболее пострадавших.

В общем, по мнению эксперта, российские власти справились с поддержкой населения вполне достойно. Принятые меры позволили смягчить влияние пандемии и на масштабы общей безработицы, и на доходы населения, не допустив существенного разрастания бедности. 

Проблема заключается в том, что конца форс-мажору пока не видно. В этой ситуации как раз и заостряется неравенство между богатыми странами, которые могут позволить себе и сохранение карантина, и продление щедрых пакетов поддержки бизнеса и населения, и всем остальным миром, для которого мобилизационные расходы  оказываются непосильными в длительной перспективе. Не случайно страны так неохотно сейчас возвращаются к любым решениям об ограничении экономической деятельности.

Эксперты предложили даже ввести термин "этика коронавируса", под которым подразумевалась бы  этика общественной реакции на новую болезнь применительно к разным группам современного глобального общества.

Эпидемия заострила проблему социального неравенства. Наиболее ярко этот эффект проявился в США и странах Латинской Америке, где смертность от коронавируса выше в социально уязвимых слоях населения. Качество жизни в условиях самоизоляции и ограничительных мер оказалось сильно связанным с тем, есть ли у семьи загородный дом, лишние компьютеры и хороший выход в интернет, личный автомобиль. 

На повестке дня вопрос о том, должны ли отличаться этические подходы применительно к богатым и бедным, к "золотому миллиарду" и остальным. Этот вопрос остаётся  ключевым и сейчас. Более того, его приоритетный характер возрастёт, если, как считает Гейтс, мы вступаем в новую эпоху, характеризующуюся масштабными и экзистенциальными вызовами.

При этом, по мнению Оксаны Синявской, все это  не отменяет старые вызовы. Поэтому эксперт считает, что в ближайшее время человечество должно изменить прежние подходы к социальной политике.  Нужны программы, позволяющие адресно поддерживать наиболее нуждающихся – независимо от того, что стало причиной попадания в бедность, – но одновременно не распыляющие ресурсы, которых вследствие экономического кризиса будет меньше, на небедные слои населения.

Однако поиск новых институциональных решений в социальной сфере вряд ли возможен в условиях продолжающегося экономического кризиса, обостряющего борьбу за бюджетные ресурсы. И поэтому чем быстрее все страны, включая Россию, будут восстанавливаться из текущего кризиса, тем больше надежд на то, что нынешняя эпидемия станет дополнительным стимулом к выработке новой социальной модели XXI века, заключает Оксана Синявская.