ДОН — символ уходящей эпохи надежд на взаимное доверие

ДОН — символ уходящей эпохи надежд на взаимное доверие

18 января 2021 г. 20:39

Россия начала процедуру выхода страны из Договора по открытому небу (ДОН). Решение принято в связи с тем, что после выхода США из ДОН в ноябре прошлого года нарушен баланс интересов государств-участников, достигнутый при заключении этого договора. Рассказываем подробнее об этом международном соглашении.

Договор по открытому небу предоставляет право его участникам совершать облеты территорий друг друга для наблюдения за военной деятельностью.

Предложение обмениваться военной информацией и проверять ее путем взаимной аэрофотосъемки территорий впервые было озвучено президентом США Дуайтом Эйзенхауэром на конференции глав четырех держав (СССР, США, Великобритания, Франция) в Женеве 21 июля 1955 года. Эйзенхауэр считал, что "эта идея может открыть маленькие ворота в стене разоружения".

Переговоры начались в конце 1950-х годах, однако были прекращены после инцидента с американским разведывательным самолетом U-2 в мае 1960 года. (был сбит в воздушном пространстве СССР). Весной 1989 года президент США Джордж Буш - старший предложил руководству стран НАТО и Организации Варшавского договора вернуться к обсуждению этого вопроса. Первые два раунда переговоров состоялись в 1990 году в Оттаве (Канада) и Будапеште (Венгрия). Затем переговорный процесс был продолжен в Вене в 1991 и 1992 годах.

21 марта 1992 года в Вене документ был парафирован. 24 марта 1992 года в Хельсинки его подписали представители 27 стран - членов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (европейские государства, а также США и Канада; с 1995 года Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОБСЕ). Договор вступил в силу 1 января 2002 года после ратификации 20 странами (РФ ратифицировала 26 мая 2001 года).

Как сообщает ТАСС, сегодня вместе с Россией участниками Договора являются 33 из 57 стран ОБСЕ: Белоруссия, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Турция, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия, Чехия, Швеция, Эстония. Договор подписала, но не ратифицировала Киргизия.

Документ регламентирует проведение полетов, содержит требования к самолету и аппаратуре наблюдения, устанавливает правила обработки собранных сведений. Информация поступает в банк данных, который доступен для всех участников. 

Маршрут полета самолета наблюдения должен проходить не ближе десяти километров от границы прилежащего государства, которое не является участником соглашения. Договор разрешает создавать группы. Так, Россия и Белоруссия составляют одну группу государств-участников, другую образуют Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

Договор закрепляет за каждым участником определенное количество квот (в том числе активных, когда страна выполняет инспекционные полеты над территорией другого государства, и пассивных, когда она принимает инспекции других государств). У США (до выхода из ДОН) и группы в составе России и Белоруссии было по 42 полета в год.

Самолет наблюдения не оснащен каким-либо вооружением. Установленная на нем аппаратура проходит освидетельствование представителями государств ДОН, что исключает возможность использования технических средств, не предусмотренных Договором. На борту всегда присутствуют представители той страны, над территорией которой проходит полет.

Возможность каких-либо ограничений на наблюдательные полеты из соображений секретности, национальной безопасности и т. д. Договором не предусмотрена. Однако, согласно статье VIII, наблюдаемая сторона может запретить полет, если он нарушает изложенные в документе процедуры, требования к оборудованию самолета или маршруту. Каких-либо санкций к наблюдаемой стороне за запрет полетов не предусмотрено.

США на протяжении нескольких лет обвиняли Россию в нарушении ряда условий документа, в частности в ограничении наблюдательных полетов над Калининградской областью в 500 км и в 10-километровой зоне вдоль границ с Абхазией и Южной Осетией.

Россия объясняет ограничение над Калининградской областью тем, что из-за длительных полетов в рамках ДОН все воздушное пространство области перекрывается для гражданской авиации. Что касается Абхазии и Южной Осетии, то РФ признает их независимыми государствами, в связи с чем, по соглашению, в 10 км от границы с ними полеты запрещены. Другие страны считают их территорией Грузии, таким образом это вопрос международных отношений, и он не может рассматриваться как нарушение ДОН. В свою очередь Москва выдвигала претензии Вашингтону в усложнении процедуры согласования и в ограничении наблюдательных полетов полетов, в частности над Алеутскими и Гавайскими островами.

21 мая 2020 года президент Дональд Трамп объявил о выходе США из Договора, 22 ноября 2020 года. США завершили процедуру выхода.

Европейцы сожалели о случившимся и тогда, и сейчас. По их мнению, Договор является важнейшим элементом системы укрепления доверия, которая была создана в последние десятилетия в целях повышения прозрачности и безопасности в евроатлантическом регионе.

После выхода американцев Москва оказалась в сложном положении, ведь участниками ДОН остаются страны, входящие в НАТО, что позволяет Вашингтону получать информацию от них. В то время как России будет запрещено осуществлять инспекции над территорией США.

Так или иначе, нынешний демарш Москвы не  является показным и демонстрационным для администрации избранного президента США Джозефа Байдена. Об этом заявила официальный представитель МИД Мария Захарова.

Процедура выхода России из Договора  займет около шести месяцев, в течение которых страны-участницы смогут совершать наблюдательные полеты над территорией РФ. Об этом сообщил ТАСС бывший начальник Международно-договорного управления Минобороны РФ Евгений Бужинский.

По его мнению, России не было смысла оставаться в рамках ДОН после того, как оттуда вышли США. "Договор - это мера доверия, это не контроль над вооружениями. Поэтому особых таких последствий для нас я не вижу. Ну будем получать со спутников ту информацию, которую получали. Не 100%, но процентов 75 получим", —  сказал эксперт.

В то же время Бужинский отметил, что для европейцев выход России из ДОН - это "очередной удар в плане разрушения договорной базы, мер доверия, безопасности в Европе". "Но винить им надо своих основных союзников", —  считает эксперт.

Надо отметить, что многие аналитики считают ДОН потерявшим актуальность. Будучи наследием периода холодной войны, Договор перестал иметь практическое значение после появления технологий сканирования поверхности Земли из космоса. Такое мнение в беседе с корреспондентом ТАСС выразил  директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов.

"Другой вопрос, что, конечно, это свидетельствует о том, что старая система контроля и баланса разрушается на наших глазах по самым разным причинам", - подчеркнул американист.

По его словам, ДОН является системой мониторинга, выработанной в эпоху холодной войны, но рассыпаться она стала постепенно. Гарбузов уточнил, что влияние на положение дел в сфере контроля над вооружениями оказывает и процесс модернизации арсеналов, и создание высокоточного оружия, поскольку старая система контролирует лишь обычные, а также стратегические ядерные вооружения. Закономерно, что система должна разрушаться вне зависимости от того, хотят ли стороны ее сохранить или нет, резюмировал эксперт.

По мнению военного аналитика Виктора Мураховского, ДОН заключался в период, когда технические параметры аппаратуры, устанавливаемой на самолетах, почти не уступали самым передовым изделиям, которые можно было разместить в космосе.

В настоящее время, отметил эксперт, космические средства оптико-электронной разведки сильно усовершенствовались, и те ограничения, которые установлены на аппаратуру договором, абсолютно отстают от современных требований. Поэтому для России, по словам Мураховского, выход из Договора потерь в области военно-технической разведки не несет.

Кроме того, по мнению Мураховского, выход России из ДОН приведет к продолжению соревнований военных технологий, но говорить о гонке вооружения и о количественном наращивании не стоит.

В целом, эксперты отмечают, что возвращение России и США в Договор крайне маловероятно, судьба документа по сути предрешена. При этом политолог Тимофей Бордачёв считает, что с выходом двух ведущих держав из Договора демонтируется  ещё одна  несущая конструкция того международного порядка в Европе, который возник сразу после холодной войны и на основе расстановки сил того времени.  Один из символов  уходящей эпохи, когда державы хотя бы для видимости стремились сформировать атмосферу взаимного доверия и создавали для этого специальные механизмы, приказал, так сказать, долго жить. Это выпукло иллюстрирует всю неопределенность и возросшие риски новой  эпохи.