Итоги 2020 года: Ближний Восток балансирует на грани войны

Итоги 2020 года: Ближний Восток балансирует на грани войны

8 января 2021 г. 13:01

Весь 2020-й тема Исламской республики не сходила с первых полос мировой прессы. Минувший год начался с убийства иранского военачальника Касема Сулеймани, продолжился снятием с Ирана оружейного эмбарго и закончился ликвидацией высокопоставленного физика-ядерщика Мохсена Фахризаде. Впрочем, под самый конец года в прессе появились устойчивые слухи о том, что Трамп до конца своих полномочий вроде бы планирует развязать против Ирана войну.

Эти ожидания укрепились в начале января, когда Иран приступил к обогащению уран до 20 процентов. Замглавы МИД Ирана по политическим вопросам Аббас Аракчи заявил, что это не означает смерть Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе.

"Выход США из ядерного соглашения и восстановление санкций в адрес Ирана привели к обнулению наших интересов, и мы сократили свои обязательства в 5 шагов. Мы во втором этапе уже заявили, что нас не устраивает обогащение в 3,67%, и будем увеличивать уровень обогащения", - добавил он.

По мнению наблюдателей, позиция Вашингтона по возможному возвращению в СВПД может проясниться в ближайшие месяцы. Многие эксперты уверены, что корнем проблемы, сложившейся вокруг Ирана, стала как раз позиция американцев.  Кроме выхода из сделки они обрушили на Иран беспрецедентный набор жестких  санкций. По сути дела, говорят эксперты, Вашингтон наказал Тегеран  за то, что сам отказался от своих обязательств, одобренных СБ ООН.

По мнению некоторых экспертов, вся эта затея с обогащением урана до 20% связана с тем, что иранцы поднимают ставки для торга с новой американской администрацией. Впрочем, эксперты считают, что Тегеран сильно рискует. В свою очередь, иранцы обвиняют Вашингтон в попытке сфабриковать предлог для начала военной агрессии. Якобы иранская разведка вскрыла факты подготовки к военному удару, а также сопутствующие приготовления со стороны США и их союзников.

Эксперты согласны с тем, что вся вторая половина декабря 2020 года была отмечена повышенной военной активностью ВМС и ВВС США, а также их союзников в районе Персидского залива. Американцы перебросили в регион эскадрильи истребителей, самолёты РЭБ, соединение надводных кораблей и АПЛ. 

В ответ Тегеран усилил противоракетную оборону своих ядерных объектов. Иранская система ПВО представлена российскими ЗРК С-300, "Тор" и ЗРПК "Панцирь-С1", американскими MIM-23 Hawk, британскими Rapier и швейцарскими Oerlikon GDF-005.

В общем, вероятность перехода конфликта в горячую стадию довольно высока. Теоретически Трамп имеет все полномочия до 20 января 2021 года отдать приказ о нанесении ракетного удара по иранским ядерным объектам. Если учесть степень их защищённости, настоящей региональной ядерной катастрофы удастся избежать, даже если будет применено тактическое ядерное оружие. Впрочем,  американцы, скорее всего, обойдутся обычными вооружениями. 

Так или иначе, этим демаршем Трамп неизбежно создаст своему сменщику массу проблем на самом старте его президентского срока.  Вообще, эксперты считают, что стратегическая цель Трампа — сделать так, чтобы заложенные им подходы продолжали действовать и при правлении Байдена. Это в полной мере касается и ядерной сделки. 

Стратегия, выбранная демократами, предполагает поиск компромисса. Республиканцы, напротив, делают ставку на давление. "Цели администрации Трампа в отношении Ирана остаются неясными, но более всего напоминают попытку довести тамошние власти до коллапса или до безоговорочной капитуляции", — заявил агентству ТАСС эксперт вашингтонского Института стран Персидского залива Али Альфонех.

На этом фоне практически все ожидают от Байдена быстрых действий. Экономике Ирана, серьезно пострадавшей от пандемии, срочно требуется глоток свежего воздуха — им вполне могло бы стать упразднение основных положений санкционного режима. Однако неясно, согласен ли на это Байден. 

По мнению аналитиков, ему есть над чем подумать. В запутанном переплетении интересов, которое представляет собой Ближний Восток, любая уступка одному из игроков неизбежно оборачивается ослаблением его непосредственных оппонентов. Это верно и в случае Ирана, врагами которого выступают Израиль и Саудовская Аравия. Происходящее напоминает игру с нулевой суммой: побеждает Иран — терпят урон некоторые из его соседей по региону, причем именно те, кто успел выстроить доверительные отношения с США.

Эксперты приводят пример: выведя Иран из-под санкций, Байден может, сам того не желая, помочь хуситам в их противоборстве с Саудовской Аравией. Экономическое усиление Тегерана придаст импульс "Хезболлах" в соседнем с Израилем Ливане и ХАМАС в Секторе Газа.

К тому же против автоматического возвращения к сделке 2015 года выступают  европейцы. В целом осуждающие Трампа на выход из Плана, они  предлагают заменить старую ядерную сделку новой, которая накрывала бы и ракетную программу. Это в свою очередь требует дополнительных переговоров —  пока Тегеран категорически отказывается рассматривать вопрос в такой плоскости. И в этом иранцы находят поддержку Москвы.  

В целом, эксперты допускают, что при Байдене положение дел останется прежним и демократы сами откажутся от затеи заново договориться с Ираном. Следовательно, в наступившем году иранская тема останется одной из самых острых, а Ближний Восток в лучшем случае продолжит балансировать на грани войны, а в худшем случае —  потеряет этот с трудом удерживаемый баланс.