Итоги 2020 года: большая игра Эрдогана

Итоги 2020 года: большая игра Эрдогана

6 января 2021 г. 19:00

В минувшем году Турция продемонстрировала свои амбиции, попытавшись резко поднять свой вес на международной арене силовыми инструментами. Без сомнения, Реджеп Тайип Эрдоган обуреваем мессианской идеей воссоздания Османской империи. Иллюстраций более, чем достаточно. В частности, Турция представила свою концепцию нового военно-политического альянса "Один народ — пять государств". Этот альянс должен включать в себя не только тюркоязычные государства, но и регионы других стран, в которых проживают в том числе тюркские народности. В частности, в России такими регионами стали Татарстан, а также часть субъектов УРФО и Сибири. 

Стратегия Эрдогана была продемонстрирована в ходе Второй карабахской войны. Азербайджан одержал решительную победу над Арменией во-многом благодаря Турции — ее безусловной политической поддержке, военным технологиям и, как говорят, непосредственному участию в конфликте её опытных штабных офицеров и высокопрофессиональных спецназовцев. 

Конечно, эксперты понимают, что ударные БПЛА далеко не новая технология и стоят на вооружении, например, у США, Израиля, Китая и Ирана. Однако именно турки, проявив мастерство, совершили прорыв и адаптировали беспилотники к войне XXI века, разработав тактику применения этого вида оружия и его взаимодействия с другими родами войск.

"Турция своим союзникам предлагает "пакет" для решения каких-либо проблем. Если Россия может прислать на помощь только свои ВКС, то у турок имеется готовое "маркетинговое" предложение: вы чётко понимаете, что, становясь союзником султана, получаете готовую, проверенную технологию для локальной борьбы с вашим противником, не выходя на глобальный уровень войны", —  считает военный эксперт-востоковед Игорь Димитриев

Турция оспаривает у России роль регионального лидера — и в военно-техническом отношении, и в экономическом. К примеру, Анкара пытается забрать у Москвы часть транзитных грузопотоков из Азии в Европу. Эксперты напоминают, что железнодорожное сообщение по маршруту Сиань-Гамбург и Сиань-Нойс соединяет Китай и Германию через Казахстан, Россию, Белоруссию, Литву и Польшу. Есть некоторые вопросы к низкой  пропускной способности отечественных железнодорожных магистралей, что прибавляет ко времени транзита лишние 3-5 дней, что, в общем, не слишком принципиально.

А вот системной проблемой является желание Анкары стать "полпредом" Пекина в Средиземноморье. Китай  активно вкладывается в инфраструктуру Турции: ему принадлежат 65% стамбульского контейнерного терминала Kumport, а также 51% моста Султана Селима Явуза через Босфор. В рамках взаимовыгодного сотрудничества была создана железнодорожная магистраль "Железный шёлковый путь / Средний коридор", которая соединяет Стамбул и китайский город Сиань. В этом Транскаспийском транспортном консорциуме также участвуют азербайджанская, грузинская и казахстанская компании. Сроки доставки грузов из Китая через Турцию в Европе вполне конкурентны. 

Впрочем, у турок есть на этом фронте и проблемы. В частности,  транзит через Каспий. Для увеличения пропускной способности им придется задействовать больше судов и кардинально расширить портовые мощности. Весьма вероятно, что  стратегическим инвестором тут может выступить Китай.

Воду на мельницу турецкой "логистической сверхдержавы" льют и результаты недавней войны в Карабахе. Азербайджан де-факто пробил транспортный коридор через территорию Армении, добившись связности Азербайджана с Нахичеванью, что граничит с Турцией. А Турция получила  получила прямую дорогу между Средиземным морем и Каспийским, которую  сможет предложить Пекину. Если магистраль пройдёт по возвращённой территории Нагорного Карабаха,  логистика даже упростится.

На волне карабахского триумфа Эрдоган вполне может развязать войну и в Средиземноморье. Речь идет о крупных месторождениях газа, объем которых оценивается в 320 млрд. куб.м.  Понятно, что обретение большой ресурсной базы в перспективе сократит зависимость Анкары от внешних источников  сырья и топлива,   позволит ей конкурировать с российским "Газпромом"  на рынке Юго-Восточной Европы.

Но на эти месторождения претендует и Греция, которая в военном отношении серьезно отстаёт от Турции. В распоряжении президента Эрдогана мощный флот, про БПЛА мы уже говорили, и что самое главное, боевой задор и уверенность в том, что фортуна благоволит смелым и решительным. 

Впрочем, эксперты полагают, что Афины Эрдогану на растерзание не отдадут. Прыть турецкого лидера вызывает большое беспокойство у европейцев и американцев. Пентагон даже дал понять, что рассматривает в качестве замены Инджирлику авиабазу Ираклион на греческом Крите. Вашингтон намерен укрепиться возле турецкого пролива Дарданеллы, где Инженерный корпус армии США в настоящее время модернизирует порт Александруполис.

Эксперты согласны с тем, что для достижения уверенного успеха Анкаре необходима  мощная внешнеполитическая поддержка. По словам экспертов,  турки ищут её у  США через израильских лоббистов. Но для этого Турции необходимо наладить контакты с новой американской администрацией Джо Байдена, настроенного скептически в отношении Эрдогана.

В этой связи многие специалисты отмечают обеспокоенность Израиля тем, что новый  президент США может вернуться в ядерное соглашение с Тегераном, снимет с него санкции и станет действовать по "формуле Обамы": противопоставит Иран растущему региональному влиянию Турции. Так что объективно интересы Израиля и Турции, по крайней мере, в тактике совпадают.

В общем, Турция более-менее уверенно движется к своим целям, подминая под себя регион. Эрдоган, как заядлый игрок в покер, постоянно повышает ставки. А мы знаем, что победа за покерным столом в конечном итоге остаётся за тем, у кого в кармане больше денег и других ресурсов. 

При всём своем желании, Эрдоган пока не в силах конкурировать с Европой и США. Наиболее скептически настроенные эксперты полагают, что по итогам большой турецкой игры его ждёт политическое банкротство. Реалистичность такого рода прогнозов можно будет оценить, скорее всего,  уже в наступившем году.