Коммунисты фиксируют негативное отношение

Коммунисты фиксируют негативное отношение

29 декабря 2020 г. 9:43

Обзор прессы 29 декабря

Ведущие федеральные издания встретили сегодняшний день разнонаправленными публикациями по внутренней политике. Основные итоги 2020 года уже подведены прогнозы на 2021 отчасти сделаны. Газеты сосредоточились на более локальных темах.  

«Независимая газета» пишет, что опрос общественного мнения, проведенный Центром исследований политической культуры России (ЦИПКР), показал, что по итогам 2020 года протестные настроения возросли, но при этом рейтинг «Единой России» все равно составляет 27%. А еще 23% респондентов готовы за нее проголосовать в потенциале. Гарантированный рейтинг КПРФ – 11%, а еще 42% опрошенных не исключают ее поддержки на выборах в Госдуму. Еще один показатель, обещающий успех именно левым, – приближение психологического состояния россиян к перестроечным параметрам конца 80-х годов, когда уровень деструкции в обществе зашкаливал.

Соцопрос ЦИПКР, имеющийся в распоряжении «НГ», носит название «Обнуление, коронавирус и подготовка к выборам в Госдуму: итоги-2020 и перспективы». Сама эта организация является аналитическим подразделением ЦК КПРФ.

Интересные результаты принес вопрос «Деструкция или созидание, основные проблемы к концу 2020 года». Исследование морально-психологического состояния общества показало, что доминируют три чувства: опасности (23% мнений), разочарования (22%) и страха (16%). Из позитивных ощущений только 10% респондентов сказали о «спокойствии». Поэтому коммунисты отмечают, что «такого безрадостного года в морально-психологическом аспекте исследования не фиксировали еще с начала 2000-х». Скажем, негатив в оценке 2020 года превышает позитив в четыре раза.

Если же брать общее соотношение «деструкции и созидания», то показатели 2020-го «еще больше, чем год назад, приблизились к тем, что отмечались в 1989 году накануне краха СССР». Как указано в исследовании ЦИПКР, «общее соотношение: более пяти негативных мнений на одно позитивное (5,5 к 1), это, конечно, еще не переломный горбачевский 1989 год, когда соотношение негатива и позитива было 12 к 1, но с тех пор показатель 2020-го самый неблагоприятный». И кстати, позитив отмечен самый низкий за все время исследований – опять же за исключением суперкризисного 1989 года.

Интересной частью опроса ЦИПКР, безусловно, является и сравнение электоральных показателей ЕР и КПРФ. Например, партия власти все время говорит о своем обновлении. На вопрос о возможности проголосовать за нее ответы распределились таким образом: «я и так голосую за ЕР» – 27%, «допускаю» – 23, «нет, маловероятно» – 29, «нет, никогда» – 13%. В ответ на вопрос «нужна ли в РФ смена власти?» об этом сказали только 16%, мысль о том, что «смена власти вообще нужна, но сейчас из-за кризиса и пандемии ее нельзя менять», пришла в голову 25%. «Скорее не нужна» решили 22%, а 23% сказали, что «власть все делает правильно, ее менять не надо». На вопрос, в интересах ли страны сохранение за ЕР конституционного большинства, респонденты ответили неоднозначно. «Конституционное большинство ЕР в Думе – в интересах страны», заявили 29%, «ЕР надо набрать простое большинство и прислушиваться к другим партиям», пояснили 23%. О том, что «ЕР надо проиграть выборы и поработать в оппозиции», сказали 8%. Еще 12% опрошенных считают, что эта партия должна вообще уйти с арены.

Показатели КПРФ отличаются тем, что потенциальный электорат у левых выше реального. О том, что они и так голосуют за КПРФ, сказали 11%, 42% такую возможность допускают в случае обновления партии и демонстрации с ее стороны реальной помощи людям. Маловероятным свое участие в поддержке КПРФ считают 18%, никогда не будут голосовать за коммунистов 17% опрошенных. С одной стороны, потенциальный электорат КПРФ как бы составил 53% – и это одно из самых высоких значений за время наблюдений. С другой стороны, твердое намерение голосовать за партию сокращается, то есть, говоря словами ЦИПКР, «рассасывается» ядро». Опрос был проведен 10–26 декабря 2020 года путем телефонного интервью 1500 респондентов из 128 населенных пунктов РФ.

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов пояснил «НГ», что на самом деле показатели ЕР не такие уж и большие: «На самом деле мы думали, что рейтинг ЕР будет побольше, чем 27%, а что касается потенциала в 23%, то такой всегда есть. Но эти респонденты, которые хотят, чтобы ЕР получила простое большинство, на самом деле за то, чтобы партия власти вышла из статус-кво. И если прибавить тех, кто желает, чтобы ЕР утратила звание партии власти (20%), то получается, что 43% противников сталкиваются с 29% сторонниками конституционного большинства».

Обухов при этом уточнил, что социально одобряемые ответы – особенно на телефонные опросы – традиционно составляют около трети от общего количества. Так что при составлении прогнозов коммунисты результат ЕР обычно понижают в 1,3 раза, результат КПРФ повышают в 1,2 раза, как и результат ЛДПР.

Обухов отметил, что в условиях нарастания негативных «перестроечных» настроений в обществе теоретически КПРФ может набрать и 53%. «Мы должны сделать что-то знаковое, например добиться отмены пенсионной реформы или хотя бы дистанционки, показать, что мы помогаем преследуемым людям, например Левченко или Грудинину. То есть показать, что мы идем на помощь людям, тогда нам удастся завоевать потенциальный электорат», – подчеркнул он. 

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин заметил, что зафиксированное в опросе негативное состояние общества действительно есть. Уровня 1989-го оно пока не достигло, но недовольство все время растет – и это отрицательный фактор для власти в преддверии выборов. «Но запас прочности у режима довольно высок, в том же 89-м в обществе было желание перемен, но не было страха революции. Тогда сами реформы шли сверху, а против выступали только «замшелые консерваторы бюрократы». Сейчас позитива в общественном желании обновления гораздо меньше, так как среднее и старшее поколения боятся, что будет то же, что по итогам перестройки, то есть фактический развал страны, а перемен в основном жаждет молодежь. Поэтому получается эффект «тяни-толкая», а поддержка власти сохраняется за счет того, что желание перемен уравновешивается страхом дестабилизации», – пояснил эксперт.

Он не разделил и оптимизма КПРФ относительно выборов: хотя в потенциале электорат левых больше (53%), чем электорат ЕР (50%), основную роль играют ядерные избиратели, то есть 11% против 27% соответственно. Возможные сторонники КПРФ – «мягкие» избиратели – это подвижный электорат, который может прийти на выборы, а может и не прийти, может проголосовать и вовсе за другую партию, тогда как электорат партии власти административно мобилизуем. «Дело еще и в том, что среди «потенциально голосующих» могут быть люди, дающие социально одобряемый ответ. Так что проблема КПРФ в том, что ее ядерный электорат уменьшается по естественным причинам, а чтобы взять общепротестного избирателя (те самые 42%), надо его воодушевить. И здесь роль сыграет все: убедительность кампании, четкость и жесткость месседжей, яркость агитматериалов, общепротестные темы и, наконец, наличие реальных дел», – подчеркнул Макаркин.

«Коммерсант» сообщает, что Избирком Ульяновской области пытается взыскать деньги на проведение повторных выборов с восьми депутатов от КПРФ, каждый из которых в 2018 году победил сразу в нескольких городах и потом отказался от «лишних» мандатов. Областной суд иски удовлетворил, предписав коммунистам уплатить суммы от 580 тыс. до 1 млн руб. Однако кассация встала на сторону депутатов. По словам эксперта, федеральное законодательство компенсации подобных затрат не требует, так что ульяновцам стоит подумать о корректировке собственных законов.

Ульяновский областной суд пересмотрел свое решение по искам территориальных избирательных комиссий (ТИК) к двум депутатам от КПРФ, с которых ранее постановил взыскать стоимость затрат на проведение повторных выборов. Речь идет о председателе гордумы Димитровграда Александре Ерышеве и депутате горсовета Инзы Сергее Плигузове. В 2018 году оба баллотировались в собрания сразу нескольких муниципалитетов и во всех победили. По закону они могли получить только один мандат, от остальных им пришлось отказаться. В аналогичную ситуацию попали еще шесть ульяновских коммунистов.

Спустя год ТИК, вынужденные организовывать повторные выборы, потребовали оплатить затраты на их проведение. У Александра Ерышева запросили 915 тысяч рубле, у Сергея Плигузова — 1 млн рублей. Остальные депутаты, по мнению избиркомов, обязаны были выплатить от 580 до 850 тысяч. Коммунисты платить отказались, после чего комиссии обратились в суды.

Избирком Ульяновской области встал на сторону истцов, их интересы в судах представлял член комиссии Иван Гусев. По словам юриста, региональное законодательство предписывает полную компенсацию расходов на повторные выборы, если у сложившего мандат депутата не было «вынуждающих к тому обстоятельств». К таковым относится недееспособность, приговор суда, назначение на должность, совмещение которой невозможно с депутатской деятельностью, и ряд других. По мнению облизбиркома, возможность отказа от мандата при победе одновременно на нескольких выборах в региональном законе не закреплена, поэтому депутаты обязаны компенсировать затраты.

Районные и областной суды удовлетворили требования ТИК, решения вступили в силу. После этого судебные приставы стали вычитать долги из зарплат депутатов и налагать аресты на их имущество. Однако коммунистам удалось добиться пересмотра в кассации. В декабре Шестой кассационный суд указал, что если законом допускается регистрация гражданина кандидатом одновременно на разных выборах, то и признание его победителем в разных местах не влечет никакой ответственности. Областному суду было предписано повторно рассмотреть жалобы коммунистов, после чего он признал, что их вины в «причинении убытков» из-за повторных выборов нет, поскольку реализация депутатами своих прав не может расцениваться как злоупотребление. Пока решения пересмотрены только по двум искам, но, вероятнее всего, остальных коммунистов вскоре также освободят от долгов.

В облизбиркоме с новым поворотом не согласны, а территориальные избиркомы уже направили жалобы в Верховный суд. «Нельзя, чтобы наши силы и деньги налогоплательщиков тратились на повторные и бессмысленные выборы. Мы не хотим, чтобы это стало технологией»,— сказал “Ъ” председатель облизбиркома Юрий Андриенко. По его мнению, федеральное законодательство нуждается в корректировке, «чтобы всем было четко понятно, что можно, а что нельзя».

С ним, однако, не согласен эксперт по избирательному законодательству Андрей Бузин. «В федеральном законодательстве нет условия компенсации затрат при таких обстоятельствах. Скорее, есть необходимость скорректировать региональный закон. Законодательство должно развиваться так, чтобы выборы максимально гарантировали избирательные права, а не права государства или избирательных комиссий».