Россия и Турция — друзья не по переписке

Россия и Турция — друзья не по переписке

21 декабря 2020 г. 20:43

В минувшую субботу, 19 декабря, была четырехлетняя годовщина убийства посла России в Турции Андрея Карлова

Он был застрелен на фотовыставке "Россия от Калининграда до Камчатки глазами путешественника". По сообщению турецких властей, нападение совершил сотрудник полиции 22-летний Мевлют Мерт Алтынташ, он был ликвидирован силами безопасности на месте преступления. 

Всего по делу проходит 28 подозреваемых, из них десять человек судят заочно — они проживают за пределами Турции. По версии прокуратуры, за преступлением стоит проживающий постоянно в США с 1999 года исламский проповедник Фетхуллах Гюлен и его сподвижники. Он считается одним из главных политических оппонентов Эрдогана и организатором  попытки госпереворота в Турции в июле 2016 года.

Гюлен обвинения в причастности к убийству Карлова отвергает. Многие эксперты полагают, что турецкое следствие политически мотивировано, особенно в части поиска заказчиков преступления. Несмотря на годы расследований и передачу дела в суд, в трагической истории всё  ещё остаются вопросы. Много вопросов и к другим моментам в российско-турецкой повестке. Да и в целом, считают эксперты, отношения России и Турции отличаются какой-то особым драматизмом, остротой и политической волатильностью.

Они осложнились после того, как в сентябре 2015 года Москва начала военную операцию в Сирии. Россия выступила на стороне президента страны Башара Асада, тогда как Анкара поддерживала группировки сирийской вооружённой оппозиции.

В 2015−16 годах российские военные неоднократно наносили удары по формированиям, которые поддерживала Турция, в том числе по отрядам сирийских туркоманов, которым особенно сочувствуют в Анкаре. Турция несколько раз обращалась к Москве с заявлениями о военных действиях вблизи её границ и "нарушениях" её воздушного пространства российскими боевыми самолетами, а в ноябре 2015 года сбила российский бомбардировщик Су-24.

В декабре 2016 года силы Асада при поддержке России заканчивали успешную операцию по взятию Алеппо, второго по величине сирийского города. В тот месяц перед зданиями российского посольства в Турции постоянно проходили акции протеста. Кульминацией и стало убийство российского посла. 

Затем российско-турецкие отношения подвергались новым опасностям (из последнего — Вторая карабахская война), но никогда не прерывалась связь Путина и Эрдогана. Эта связь, по всей видимости, опирается не только на политическую целесообразность, но и на чисто человеческое, как минимум, понимание. 

На недавней пресс-конференции президент России заявил, что иногда у него с Эрдоганом бывают противоположные взгляды на отдельные вопросы, но турецкий лидер - человек, который держит слово. 

"Мужчина. Он хвостом не виляет. Если он считает, что это выгодно для его страны, он идет до конца. И это элемент такой прогнозируемости. Это очень важно для того, чтобы понять, с кем имеешь дело", —  так охарактеризовал Путин своего турецкого коллегу. 

В общем, исходя из этого тезиса, можно быть уверенным, что при всех спорных вопросах избежать катастрофы в российско-турецких отношениях наверняка удасться. Это действительно своего рода стабильность, которой  можно позавидовать.

А вот чему позавидовать нельзя, так это отношениям Турции и США. Сейчас разворачивается сюжет с американскими санкциями против турок, вздумавших купить российский ЗРК С-400 и не испытывающих по этому поводу раскаяния.  

Есть большие проблемы и в турецко-европейских отношениях. Евросоюз ввел против Анкары санкции — из-за буровых работ в Восточном Средиземноморье (это вполне прогнозируемо не остановило Эрдогана). Кроме того, в европейских столицах очень нервно реагируют, а точнее говоря, побаиваются  эрдогановских реваншизма и османизма. 

Чтобы умерить активность Анкары, европейцы расширили санкции против турецких чиновников и бизнесменов: им запретили въезжать в страны Евросоюза, их европейские активы заморозят.

Главе ЕС по внешней политике Жозепу Боррелю предстоит проработать дополнительные ограничения. Ангела Меркель призывает не только пересмотреть роль Анкары в европейских делах, но и проанализировать турецкое влияние в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе. Выводы представят в докладе, который рассмотрят в марте.

Впрочем, усиливая напор, Брюссель все же оставляет пространство для маневра. Европейцы подчеркивают важность  "позитивной турецко-европейской повестки". Такая двойственная позиция понятна. Европа мало что может сделать с задиристой и бесстрашной Турцией, скорее уж Турция через свою европейскую общину способна раскачать политическую лодку Старого света.

Отдельная история —  спор между Парижем и Анкарой. После убийства учителя географии Самюэля Пати, который показывал школьникам карикатуры на пророка Мухаммеда, Эммануэль Макрон заявил о кризисе ислама и необходимости защищать светские ценности государства. Эрдоган в ответ посоветовал ему "проверить психическое здоровье".

Макрона поддержали лидеры европейских стран, осудив попытки мусульман объяснять теракты ущемлением чувств верующих.

Французско-турецкая полемика едва не вылилась в очередную войну санкций, но вмешались американцы. Помощник госсекретаря США по военно-политическим делам Кларк Купер напомнил европейцам, что Турция — важный военно-стратегический партнер альянса.

В общем, возникает интересная ситуация — американцы удерживают европейцев (которые, надо признать, сами не особо рвутся в бой) и самих себя (ссорится с мощным партнером по Альянсу и активным геополитическим актором действительно не с руки, своих проблем хватает). Так что у Эрдогана на западном направлении развязаны руки. Да и его игра связана с эксплуатацией противоречий между  США и европейскими союзниками.

Турции пока выгодно членство в НАТО, и в турецком обществе есть консенсус по этому поводу. "НАТО дает Турции много возможностей. Без НАТО Эрдогану было бы сложнее обосновывать вмешательство в ливийский или сирийский конфликт", — заявил в беседе с РИА Новости эксперт Центра политических исследований в Анкаре Орхан Гафарлы.

Еще одно преимущество политолог видит в том, что альянс позволяет Турции и странам ЕС сглаживать взаимные противоречия. "Взять хотя бы конфликты Анкары с Грецией и Кипром или Францией. Эскалации удается избежать во многом как раз благодаря тому, что эти страны состоят в НАТО. Альянс выступает модератором. Верно и то, что членство в альянсе помогает Анкаре блокировать действия Греции, Кипра или Франции, если в них есть антитурецкий подтекст", — продолжает он.

При этом Эрдоган не рассматривает членство в НАТО как препятствие для самостоятельной политики. Получается, что Турция буквально разрушает концепцию западного единства во главе с американцами. Чтобы восстановить дисциплину во внутренних рядах, необходим показательный пример наведения порядка. Но Турция не тот субъект, который подойдет для показательной порки. 

Для Эрдогана это довольно рискованная стратегия. Он может переборщить. Но, как известно, кто не рискует… Тем более, что любовь к риску — важный аспект характера Эрдогана.

Недавнее заявление Путина можно интерпретировать, как готовность в случае чего протянуть Эрдогану руку. И если он примет её, то ещё больше отойдет от Запада, сделает свои связи с Россией ещё крепче.