Препарирование губернаторского корпуса и повестка президентского выступления

Препарирование губернаторского корпуса и повестка президентского выступления

16 декабря 2020 г. 9:47

Обзор прессы 16 декабря

Ведущие федеральные издания посвятили сегодня свои публикации на внутриполитические темы двум сюжетам. Ряд газет пишет об экспертном опросе, который призван выявить черты современного главы региона в России. Некоторые газеты представили, о чем может говорить президент Владимир Путин на завтрашней большой пресс-конференции.

«Ведомости» пишут, что близкий к Кремлю Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) представил доклад «Губернаторы новой волны: общественное мнение и лучшие практики», в котором описал, как оценивают новых назначенцев жители регионов и какими качествами должны обладать главы регионов.

ЭИСИ провел опрос экспертов, которые определили 10 глав регионов, получивших определение «губернаторы новой волны». Это Антон Алиханов (Калининградская обл.), Дмитрий Артюхов (ЯНАО), Вячеслав Гладков (Белгородская обл.), Александр Моор (Тюменская обл.), Глеб Никитин (Нижегородская обл.), Александр Осипов (Забайкалье), Михаил Развожаев (Севастополь), Владимир Солодов (Камчатка), Алексей Текслер (Челябинская обл.), Владислав Шапша (Калужская обл.).

После этого социологи провели фокус-группы в этих регионах среди граждан, которые отвечали на вопрос, какими характеристиками должны обладать губернаторы. Три базовые характеристики для глав регионов – близкие к людям, эффективные управленцы и умеющие решать проблемы.

Социологи провели опрос жителей регионов, кто из 10 губернаторов больше всего соответствует этим критериям. Наибольшее соответствие у Артюхова, Солодова, Алиханова, а больше всего не соответствуют Никитин, Моор, Текслер, Осипов. У последних, правда, уровень соответствия названным критериям больше 50%, но и уровень несоответствия составляет от 29 до 33%.

ВЦИОМ, в свою очередь, также представил характеристики, которыми, по мнению жителей регионов, должны обладать губернаторы, – это доступность (общение без посредников с людьми на улицах, через соцсети, оперативное реагирование на обращения граждан), уважение к людям, умение говорить на языке обычных людей, в том числе общаться «без бумажки», а также скромность (отсутствие охраны и кортежа, обучение детей в обычных школах, отсутствие информации об элитной недвижимости).

Среди потенциальных проблем губернаторов новой волны руководитель исследовательских проектов ВЦИОМа Михаил Мамонов называет «глянцевость» в образе, увлечение самопиаром, неспособность управлять ожиданиями людей и чрезмерное привлечение варягов в органы власти.

Появилось желание уйти от негативной ассоциации термина «технократ», который говорит о формализме и выполнении инструкций, а не о выражении общественных интересов, поэтому пришли к термину «губернаторы новой волны», полагает политолог Александр Кынев: «Жизнь по инструкции не предполагает эмпатии, а на выборах она нужна.

«Технократизм» – термин с негативной коннотацией, а сама идея обновления позитивная, поэтому, видимо, и решили изменить упаковку». Кынев не считает, что новые назначенцы соответствуют критериям близости к народу, эффективности и способности решать проблемы: «С 2017 года более двух третей назначенных губернаторов – это варяги, чужие для региона. Главный позитив, связанный с назначением технократов, был от обновления власти. Но новые губернаторы, которые у людей ассоциируются с надеждой, недолго будут новыми, эффект медового месяца длится от полугода до полутора лет.

Так что надежда – вещь скоропортящаяся». Кто-то из назначенцев показал себя вполне способным, а другие нет. Например, у главы Хакасии Бату Хасикова или главы Алтая Олега Хорохордина возникли конфликты с местными элитами, говорит Кынев. «Эффективные управленцы и умение решать проблемы – это больше стилистические конструкции. Выдающиеся способности должны доказываться выдающимися биографиями. Карьеры же новых назначенцев в основном довольно серые. Выполнение регламентов не является эффективностью. Губернаторы прежде всего должны любить территорию, на которой они работают, понимать, что стараются для будущего, где они сами будут жить и где будут их дети. Новые назначенцы же ждут, когда их заберут в Москву. За все остальное отвечают пиарщики», – говорит Кынев.

«Близость к людям» – относительно размытый критерий. С одной стороны, есть много фактов в пользу этого – от использования соцсетей до относительной молодости части губернаторов, в силу чего необязательно делать акцент на своей статусности. Но есть и ограничители – от общего роста дистанции между властью и гражданами и укрепления сословности до отсутствия у ряда глав регионов предрасположенности к тому, чтобы восприниматься как близкие к людям», – говорит «Ведомостям» президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

В пандемийный год множество глав регионов неизбежно отстраивались от граждан, выступая на стороне блюстителей карантина, и тут было уже не до близости, добавляет эксперт: «Кроме того, иногда возникает контраст между демонстрацией собственной современности и ощущением у граждан, что глава региона живет все же в несколько иной реальности, регион еще не вошел в эту «современную» эпоху». В госуправлении ключевым критерием эффективности является удержание власти, остальные KPI порой отходят на второй план, говорит он: «Поэтому способность удерживать власть и не расстраивать центр негативными новостями, которые создают ощущение слабости контроля за ситуацией в регионе, остаются главными факторами».

«Коммерсант» в связи с этим напоминает, что с 2016 года Кремль проводит регулярные ротации в губернаторском корпусе. Первый заместитель главы администрации президента (АП) Сергей Кириенко инициировал внедрение специальной системы тестирования потенциальных кандидатов в губернаторы, а потом и специальную программу их обучения на базе РАНХиГС, которую в самой АП называют «школой губернаторов».

Изначально плеяду новых губернаторов эксперты прозвали «молодыми технократами». В частности, эта терминология звучала в докладах ЭИСИ. Однако в 2019 году Сергей Кириенко публично выступил против такого наименования. По его словам, этот термин не отображает главную черту современного губернаторского корпуса — «способность разговаривать с людьми».

Газета также пишет, что в день презентации исследования на базе «РИА Новости» был проведен круглый стол, где исследование презентовали эксперты ВЦИОМа и ИНСОМАР. Руководитель практики политического анализа ВЦИОМа Михаил Мамонов сообщил, что «ядро образа» идеальных губернаторов составляют личностные качества. Также он выделил три основные доминантные роли «губернатора новой волны»: драйвер развития, эффективный менеджер, защитник граждан.

Директор по политическому анализу ИНСОМАР Виктор Потуремский отметил, что, по мнению участников фокус-групп, «губернатор новой волны» в нынешних условиях должен быть защитником интересов региона перед Москвой: «Должен уметь зайти в нужный кабинет, чтобы его там приняли».

Директор департамента региональных программ ЭИСИ Дарья Кислицына пояснила “Ъ”, что институт не призывает всех губернаторов слепо подражать приведенным примерам: «Но можно и нужно использовать лучшие практики управления "губернаторов новой волны": быть эффективным, слушать людей и решать их проблемы».

Специалист по региональной политике Виталий Иванов считает, что единой формулы отбора идеальных губернаторов нет, поскольку каждый регион уникален.

Он отмечает, что ключевыми базовыми умениями современного губернатора должны быть: лоббирование интересов перед Москвой, обеспечение политического контроля на территории, оперативное реагирование на кризисы. Такими характеристиками может обладать и молодой управленец, и региональные тяжеловесы, такие как главы Ленобласти Александр Дрозденко или Красноярского края Александр Усс.

Политконсультант, руководитель экспертной сети «Давыдов.Индекс» Леонид Давыдов полагает, что, изобретая новые названия, Кремль манифестирует новый подход к кадровой политике: «Демонстрируя позитивные характеристики губернаторов, авторы исследования дают понять, что у нынешней АП есть осмысленная кадровая политика». По мнению Давыдова, вводя новые термины, Кремль также пытается показать эволюцию своего кадрового отбора: «Основная мысль, что раньше такого не было вообще — а вот теперь они не только отбирают, но и следят, исследуют, развивают, ведут».

«Независимая газета» пишет, что региональная повестка станет одной из главных в ходе предстоящей большой пресс-конференции Владимира Путина, которая пройдет в четверг, 17 декабря. В этом году мероприятие обретает особый статус и значение, считает издание.

Традиционной «Прямой линии» не было. Год при этом вышел экстраординарный: сменилось правительство, летом приняли поправки к Конституции, идет уже вторая волна пандемии коронавируса со всеми неизбежными социальными и экономическими последствиями. Путину придется ответить на все вопросы сразу.

Обычно в пресс-конференции президента или его многочасовом общении с народом (оно же «Прямая линия») очень сильно выделялся региональный компонент. Нередко казалось, что его включали всякий раз, когда нужно было размыть, «заговорить» общие политические проблемы, правозащитные темы. Слово передавали работникам какого-нибудь госпредприятия или журналисту, приехавшему в Москву издалека. Вопрос «с места» внимательно выслушивался, президент делал пометки и что-то уточнял, а во время «Прямой линии» 2019 года губернаторов и министров могли немедленно призвать к ответу в режиме видеосвязи. Нередко спустя несколько дней после пресс-конференции или диалога с гражданами на государственном телевидении появлялись сюжеты о том, как в регионах выполняются поручения Путина.

Региональная повестка никогда не была легкой, каждая жалоба вскрывала системный, глубинный кризис. Однако именно такой формат общения, кажется, виделся президенту более удобным, адекватным его собственным представлениям о сильной власти в России. В конце концов, Путин прекрасно понимал и понимает, кто именно составляет его электорат, благодаря кому он получает мандат на управление страной каждый раз. Именно им, а не городской интеллигенции, он должен был показать, что может оперативно решать проблемы. Дисфункциональная система, порождавшая локальные кризисы, редко менялась. Но действенность вертикали и исключительный характер власти Владимира Путина демонстрировались.

Перед пресс-конференцией 17 декабря 2020 года, впрочем, складывается отчасти парадоксальная ситуация. В этот раз президенту, вероятно, проще было бы даже говорить на общеполитические темы – как недавно с членами Совета по правам человека. У него готовы все ответы. Региональная повестка же усложнилась из-за пандемии, причем кризис носит системный, общий характер, локальны лишь проявления генеральных проблем. В субъектах Федерации острее, чем, например, в Москве, ощущаются и нехватка ресурсов у учреждений здравоохранения, и любые карантинные ограничения, и закрытие предприятий, и неизбежные рост безработицы и падение доходов.