Карабахское перемирие и новый мировой порядок

Карабахское перемирие и новый мировой порядок

16 декабря 2020 г. 22:00

Ситуация в Закавказье, несмотря на перемирие (поскольку мало кто верит в долгосрочный стабильный мир), остаётся весьма сложной. Многие эксперты допускают, что рано или поздно пушки загремят вновь. 

На днях азербайджанский лидер Ильхам Алиев заявил, что Минская группа ОБСЕ не сыграла никакой роли в урегулировании. Это заявление сделано в ходе встречи президента с французским и американским сопредседателями  группы, на которой Алиев также заявил, что сопредседателей он в Баку не приглашал и говорить с ними ему, в общем-то, не о чем. 

По мнению наблюдателей, такой жесткий тон Алиева продиктован нынешними реалиями. Азербайджанский президент считает, что итоги Второй карабахской войны полностью изменили ситуацию в регионе. По его мнению, нагорно-карабахский конфликт остался в истории, но многие эксперты не разделяют оптимизма.

У всех на слуху недавнее нарушение режима прекращения огня, которое было пресечено действиями российского миротворческого контингента. По мнению экспертов, такие эксцессы будут происходить и дальше. Поскольку никуда не делись предпосылки. И для Еревана, и для Баку карабахской вопрос — это вопрос национальной самоидентификации. И если Армения сейчас ищет, кто виноват и что делать дальше, то Азербайджан ликует, проводя совместный азербайджано-турецкий "Парад Победы". Очевидно, что в Баку теперь готовы решать свои проблемы силой — есть и успешный опыт, и безусловная поддержка мощного теперь уже не только союзника, но и "собрата". 

Усиление Турции —  это новая геополитическая реальность. Привязав к себе Азербайджан, она укрепила свои позиции в регионе. Сухопутный коридор на Каспий с его ресурсами дал туркам выход к Узбекистану, Казахстану, Туркмении и Киргизии. В перспективе эти тюркоязычные страны будут связаны общей инфраструктурной сетью, ведущей через Азербайджан и Турцию в Европу.

По мнению экспертов, создаётся основа, во-первых, для межрегионального военного союза со штабом в Анкаре, а во-вторых, для нового экономического объединения, где правила будет устанавливать опять-таки Анкара. Некоторые эксперты даже допускают, что в некоей перспективе предложение вступить в такое объединение получит и Ереван. И не факт, что откажется.

Впрочем, некоторые аналитики полагают, что перспектив у Армении всё-таки больше. В качестве примера они приводят  развитие Германии и Японии после сокрушительного поражения во Второй мировой войне. Спустя несколько послевоенных десятилетий эти страны достигли впечатляющих успехов и в экономической, и в гуманитарной, и в политической сферах.  Сегодня по уровню жизни, доходов, образования населения, системы здравоохранения они продолжают входить число мировых лидеров. Германия и Япония сегодня — это устойчивые парламентские республики с высоким уровнем политической конкуренции и развитыми гражданскими институтами.

Конечно, этим странам помогали стать такими, какими они стали. Без массированной внешней поддержки пройденный ими путь был бы значительно длинней и не факт, что увенчался бы успехом. Тем не менее, проигравший на длинном плече часто выигрывает от поражения, поскольку лишается иллюзий и вынужден смотреть реальности прямо в глаза.

В подобной ситуации оказалась, судя по всему, и Армения. У неё появился шанс перестать идти спиной вперед, апеллируя к  славным военным победам прошлого, а сосредоточить усилия на внутренних реформах и экономическом развитии. Главное для Армении — не скатиться в военный реваншизм, предостерегают эксперты.

А что касается Азербайджана, то у него, по мнению скептиков, как раз перспективы не самые лучшие. На волне громкой победы клан Алиевых сосредоточит власть в своих руках, а оппоненты режима приобретут сомнительный статус "национальных предателей". Режим зацементируется. Усиление политического монополизма рано или поздно скажется на экономике, что чревато застоем и последующим спадом.

Разумеется, такого рода размышления носят вероятностный характер. Возможно, всё произойдет с точностью до наоборот. А вот, что уже произошло — так это реализация новой модели урегулирования регионального конфликта.   

По мнению политолога Фёдора Лукьянова, во времена холодной войны любой региональный конфликт рассматривался сквозь призму соперничества двух сверхдержав. Без их участия – в той или иной форме – не обходился ни один. После холодной войны Соединенные Штаты и союзники  считали необходимым собственное участие в любом урегулировании. Напрямую или через западноцентричные институты вроде ОБСЕ, ЕС, НАТО и так далее.

 А карабахское перемирие —  это как раз пример того, как в урегулировании участвуют только те, кого это напрямую касается и для кого это жизненно важно. Оказывается, что в ряде случаев такой подход намного эффективнее, потому что разговаривают по делу, без сантиментов и доктринёрства, отмечает политолог. 

Возможно, именно поэтому Алиев и не стал развивать диалог с гостями из Минской группы ОБСЕ. У него нет эйфории относительно эффективности этого инструмента. Бойня была остановлена другими, более актуальными методами. И это, наверное, главный политический урок Второй карабахской войны.