Конституционное большинство настоящего и будущего

Конституционное большинство настоящего и будущего

10 декабря 2020 г. 9:43

Обзор прессы 10 декабря

Выборы в Государственную думу 2021 года остаются главной внутриполитической темой ведущих федеральных изданий. Сегодня ряд газет посвятил вои публикации перспективам партии «Единая Россия», а также работе ее фракции в парламенте нынешнего созыва.

Источники “Коммерсанта”, близкие к внутриполитическому блоку администрации президента, утверждают, что Кремль готов к ситуации, при которой «Единая Россия» по итогам выборов-2021 не получит в Госдуме конституционного большинства (300 из 450 мандатов).

По словам трех собеседников “Ъ”, близких к АП, глава управления по обеспечению деятельности Госсовета Александр Харичев исходит из того, что при текущей ситуации ЕР может рассчитывать только на 250 мандатов. Один из источников говорит, что такие цифры чиновник обнародовал недавно на учебе победителей конкурса «Лидеры России. Политика». Федеральный чиновник, знакомый с такими прогнозами, подтверждает их корректность. Впрочем, другой слушатель лекции отмечает, что господин Харичев был очень аккуратен в оценках, не предрекал ЕР особенно плохих результатов и допускал, что она может добиться конституционного большинства.

Ранее источники “Ъ” прогнозировали, что при нынешних рейтингах список ЕР может получить чуть более 40% голосов — это около 90 из 225 списочных мест в Думе. Реально мандатов у единороссов будет больше, так как избранные в Думу партии, по сути, делят между собой голоса, отданные за тех, кто не прошел пятипроцентный барьер. На выборах 2016 года таких «утерянных голосов» (включая недействительные бюллетени) было 13,1%.

При результате 40% и той же доле перераспределенных голосов список ЕР получит в сумме около 103–104 мандатов. То есть для конституционного большинства единороссам придется еще выиграть почти 200 из 225 одномандатных округов. Ранее собеседники “Ъ” отмечали, что АП и ЕР намерены решить эту задачу с запасом и ставят целью победу в 210 округах. При этом источники “Ъ” в АП оговаривались, что не все эти 210 одномандатников могут быть кандидатами от ЕР, а в самой партии заверяли, что ориентируются именно на своих выдвиженцев.

Социологи фиксируют снижение рейтинга ЕР. По опросу ВЦИОМа, проведенному с 23 по 29 ноября, он составляет 29,9% от всех опрошенных, хотя с 2006 года не опускался ниже 30%.

Близкий к АП источник “Ъ” утверждает, что в целом Кремль по-прежнему делает ставку на ЕР. Но, уточняет другой собеседник, в АП должны рассматривать все возможные сценарии, поэтому, с одной стороны, поддерживают единороссов в их стремлении самостоятельно получить 300 мандатов, а с другой — готовятся и к «плану Б», на случай если эта цель не будет достигнута.

Еще один источник “Ъ”, близкий к внутриполитическому блоку АП, поясняет, что федеральным властям может быть и невыгодна доминирующая победа ЕР, так как такой результат может быть принят не всем обществом. По его мнению, партии власти достаточно и простого большинства, а конституционное нужно в исключительных случаях и его можно добиваться коалиционно. Такой союз возможен, например, со «Справедливой Россией», если «разбавить» ее нужными людьми, добавляет собеседник.

При этом чисто арифметически прохождение в Думу какой-то из малых партий может быть для власти даже выгоднее, чем перераспределение их голосов между победителями, ведь во втором случае прибавку получит и оппозиция.

Собеседник “Ъ”, близкий к АП, рассчитывает, что преодоление барьера позволит такой партии создать фракцию из 18–19 человек. А вот независимых одномандатников в новом созыве будет немного, уверен источник.

«Это будет экзотическая история. Я знаю о паре-тройке таких ситуаций. Думаю, что таких ярких самовыдвиженцев в новой Думе будет максимум человек пять», — добавил собеседник.

Пока опросы не сулят ничего хорошего ни одной из новых партий, созданных весной 2020 года. По данным ВЦИОМа, рейтинг партий «За правду» и «Новые люди» составляет 1%, а «Зеленой альтернативы» и Партии прямой демократии — всего 0,1%. Среди «старых» непарламентских партий лучшие показатели у «Яблока» и Партии пенсионеров за социальную справедливость (ППСС) — по 4%. Последняя, правда, имеет репутацию спойлера, используемого для размывания электората коммунистов.

На сентябрьских выборах лучше других выступили «Новые люди» и Партия пенсионеров. Первые прошли в парламенты всех четырех регионов, где выдвигали списки, а вторые — в семи из девяти. Собеседники “Ъ” говорят, что на лекции для «лидеров России» Александр Харичев хвалил «Новых людей», но отмечал, что для успеха в 2021 году им надо провести отличную от других кампанию и привлечь в кандидаты «действительно новых людей».

Управляющий директор по взаимодействию с экспертным сообществом близкого к АП ЭИСИ Фирдус Алиев считает, что пока в зоне прохождения барьера находятся ППСС и «Новые люди». У россиян есть устойчивый запрос на социальную справедливость и обновление, а эти партии «вполне могут оседлать эти тренды и получить свои порции думского пирога», поясняет эксперт. «Что касается ЕР, то можно уверенно говорить, что ее результат будет значительным и доминирующим. Были созывы, когда у ЕР было и меньшее число мандатов, но баланс интересов в Думе все равно достигался», — подчеркивает господин Алиев.

Бывший сотрудник АП политолог Владимир Шемякин напоминает, что у Кремля есть опыт работы с депутатами.

«Один из ярких примеров — голосование по импичменту президенту Ельцину в 1999 году. О том, чтобы уговорить одномандатников не поддерживать импичмент, не могло быть и речи — они потеряли бы лицо перед электоратом, — поясняет эксперт.— Но, поскольку пунктов обвинения было пять, можно было попросить депутата голосовать не за все из них. В итоге оппозиции ни по одному из пунктов не удалось получить требуемые 300 голосов».

В ЕР, в свою очередь, утверждают, что не отступают от своего ориентира на получение более 300 мандатов. «Позиция партии остается неизменной. Мы решаем задачу по формированию фракции парламентского большинства. Колебания рейтинга находятся в зоне статистической погрешности. Нас мучили вопросом про рейтинг в преддверии единого дня голосования-2020, никто не верил в наш результат. Между тем критерий истины — практика», — заявил “Ъ” замсекретаря генсовета ЕР Сергей Перминов.

«Независимая газета» пишет, что в нынешнем созыве только голосами «Единой России» Госдума одобрила 9 декабря в первом чтении пакет законопроектов, которые парламентская оппозиция считает исключительно предвыборными. Единороссы настаивали, что речь идет об укреплении цифрового суверенитета страны и создании препятствий для зарубежного вмешательства в ее внутреннюю политику. Поэтому и необходимо создать механизм воздействия на интернет-платформы, усилить требования к организаторам массовых акций. КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», которые ранее вместе с ЕР боролись с «майданом» и иноагентами, похоже, поняли, что новые ужесточения направлены уже против думских партий.

Госдума очевидно спешит с установлением законодательных норм, которые дают властям больше полномочий для устранения информационных и политических угроз. Об этом говорит хотя бы уже тот факт, что на заседании нижней палаты 9 декабря только что появившиеся «драконовские» инициативы были сгруппированы в один блок, хотя формально они различаются по сферам будущего применения. Например, одно дело – это установление требований к интернет-платформам, в том числе глобальным, отказаться от пристрастного модерирования российского медиаконтента. Другое дело – вводить контроль за содержанием кабельных ТВ-каналов, которые, как оказалось, пытаются избежать надзора со стороны государства. И уже совсем иная область – это регулирование права граждан на свободу собраний, которое просто необходимо очистить от любых внешних воздействий.

Но все эти законопроекты действительно выглядят целостным пакетом прежде всего по своему содержанию. Думские оппозиционные партии считают его исключительно предвыборным, создающим преференции правящей политической силе.

И как раз в ходе дискуссий на Охотном Ряду выяснилось, что инициаторы тех или иных поправок из ЕР для чего-то пытались сделать вид, что они якобы не в курсе особенностей российского правоприменения даже самых замечательных законодательных норм. Особенно наглядно это продемонстрировал депутат ГД от ЕР Дмитрий Вяткин, который выступает в качестве автора корректировок закона о публичных мероприятиях, хотя, что более вероятно, лишь подписался под этими бумагами. Ведь по отдельным репликам в ходе дебатов стало понятно: он или делает вид, что не понимает сути вопросов оппозиции, или на самом деле не знает, что точно написано в его проектах. Кстати, думская практика показывает, что в ситуациях обсуждения пресловутых «подкидных» законов некомпетентность их как бы авторов является обычным делом.

Правда, равнодушие единороссов, которые выступают с теми или иными инициативами в свою пользу, к громким заявлениям оппозиционеров можно понять: сверхконституционное большинство ЕР в Госдуме позволяет в нужный момент отключать лишние механизмы парламентской демократии. Поэтому, например, глава комитета ГД по информации Александр Хинштейн не счел необходимым вступать в спор о том, что соцсети и мессенджеры, которых заставят пропускать российский контент, просто будут занижать его рейтинг, так что эту информацию все равно мало кто увидит.

Однако Хинштейн уже публично объявил о том, что, мол, никто не хочет, чтобы на территории РФ были заблокированы YouTube или Google, но у государства в руках должна быть такая мера в качестве последнего аргумента. Единоросс делал упор на страданиях российских СМИ – так или иначе могущих считаться государственными от цензуры медиагигантов. А скажем, в КПРФ обратили внимание на то, что власти смогут сами выбирать, за какие ресурсы из России в том же YouTube надо заступаться. И сделали вывод, что явно не за оппозиционные. Между тем именно эта платформа сейчас стала основной площадкой для агитации.

Поэтому вопреки обыкновению, когда КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» в целом разделяют антизападную риторику ЕР, в этот раз они на нее не купились. Единороссы голосовали за собственные инициативы почти все время в одиночку. Судя по всему, партийные массы убедили троих парламентских старцев, что в данном случае дело вовсе не в борьбе с майданом, цветными революциями и вездесущими иноагентами.

Теперь уже речь идет о том, что ЕР хочет заранее подорвать пропагандистские возможности своих конкурентов в преддверии выборов в Госдуму-2021. К примеру, у ЛДПР вызвал осуждение такой вроде бы всем понятный законопроект: 60% каналов кабельного ТВ разными способами увиливают от установки оборудования, которое позволяет контролировать их содержание, а значит, надо ввести для них такую обязанность. Но выяснилось, что во многих кабельных сетях есть «ЛДПР-ТВ» – и партия не хочет, чтобы ее канал оттуда вытеснили.

Наибольшее же неприятие вызвали, естественно, предложения о существенных изменениях закона о митингах. Напомним, что, согласно поправкам Вяткина, органы власти получают неоспоримые преимущества в спорах о местах и времени проведения протестных акций. Если раньше дискуссия об этом заходила в тупик, то необходимо было вмешательство судов. Понятно, что они почти всегда принимали решения в пользу властей, но информационно это выглядело не слишком убедительно. Теперь же организаторов митингов будут ставить перед фактом: не нравится встречное предложение горадминистрации – подавай новое уведомление. А если акция все-таки наконец согласована, но у власти осталась неудовлетворенность своими уступками, то в дело может вступить норма о внезапной террористической угрозе, в контексте которой уличного мероприятия быть уже не может.

Эсэры прямо обозначили эти и другие новации как антиконституционные, противоречащие ст. 31 Основного закона. А депутат Олег Шеин (СР) назвал их еще и антироссийскими – ведь они не позволят гражданам страны реагировать на важные для них проблемы. Депутат ГД Денис Парфенов (КПРФ) высказался еще жестче: дескать, власти больше всего боятся уличных выступлений людей, вот и пытаются эту угрозу купировать, но с теми акциями, которые будут по-настоящему массовыми, это не удастся.