Выбор Джонсона: «за здравие» или «за упокой»?

Выбор Джонсона: «за здравие» или «за упокой»?

4 декабря 2020 г. 11:32

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

При всех оправданных ожиданиях суровой (во всех смыслах) зимы на Британских островах, у обитателей этих островов появились некоторые поводы для оптимизма. Как известно, в последние времена у британцев обнаружились две беды – и вовсе не те, что издавна преследуют нас с вами.  Первая – это конечно пандемия коронавируса, которая превратила Великобританию в рекордсмена по количеству жертв среди европейских стран. А вторая – это, как ни странно – главный советник Бориса Джонсона Доминик Каммингс.

Казалось бы, что тут сопоставлять – КОВИД-19 и Каммингс!? С одной стороны, повальный и непредсказуемый мор, разящий всех подряд, обрушивший британскую экономику на 11%, и нанёсший ни в каких единицах не подсчитываемый психологический урон всей нации. А с другой – невзрачный (не хочу обидеть – просто он так смотрится) интеллектуал, чьё оружие – лептоп и собственный мозг. И, тем не менее: и коронавирус, и Дом достали всех. Хотя и по-разному.

Каммингс достал половину нации в 2016 году, когда благодаря его стратегии поиска закоренелых абсентеистов удалось мобилизовать в поддержку Брекзита достаточное для победы большинство. Результат кампании “Vote Leave” в июне 2016 г. был настолько же непредсказуем и ошеломляющ, насколько результат кампании Дональда Трампа на президентских выборах в США в ноябре того же года.

Примечательно, что в обоих случаях догадливые спин-доктора от проигравшей стороны тут же вбросили «объяснительную» версию. Примитивную до неприличия, но тем не менее отчасти сработавшую. Её суть в том, что и в британском референдуме, и в избрании Трампа следует искать (и обязательно найти) пресловутую «руку Москвы». В американском случае эта идея имела самые прямые и весьма неприятные последствия для Трампа, который получил импичмент от Палаты представителей, но был оправдан в Сенате республиканским большинством.

В случае британском попытки кого-нибудь «привлечь», «изобличить» и «доказать» наличие «русского следа» в победе сторонников Брекзита ничем серьёзным не закончились. Так, помуссировали тему, прицепились к некоему банкиру на том основании, что бывал в Москве – и всё. Но главным «ответственным» за провальный результат для сторонников членства Великобритании в Европейском союзе был назначен не Найджел Фарадж и не Борис Джонсон. «Козлом отпущения» сторонники “Vote Remain” признали этого самого невзрачного интеллектуала – Доминика Каммингса.

Но, мало того, в самой партии тори, лидер которой Дэвид Кэмерон был на тот момент премьер-министром, врагов у Каммингса нашлось более чем предостаточно. Конечно, главные заводилы партии «Remain» типа Доминика Грина и Анны Сюбри из партии вышли. И на последних выборах год назад из партийных списков в своих округах были вычеркнуты. Но всё равно – партийная элита, которую Каммингс регулярно и демонстративно не ставил ни в грош (то есть – ни в пенс), к Дому относилась более чем прохладно.

И это несмотря на то, что на тех выборах именно стратегия Каммингса принесла триумфальный успех тори под лидерством Джонсона: они впервые сумели забрать голоса английского рабочего Севера и получить фракцию в составе 380 депутатов! Сам Джонсон, по всей вероятности, главного советника ценил, от нападок и посягательств оберегал и даже защитил его, когда Каммингс допустил вопиющее нарушение режима локдауна в марте-апреле, выехав из Лондона к родителям в Дархэм за 400 миль.

Но, в конце концов, и он не выдержал. Когда человеку из команды Каммингса Джонсон – по настоянию своей всё ещё невесты Кэрри Саймондс - отказал в назначении на позицию руководителя своей администрации, и тот объявил об отставке, Дом публично заявил, что рассматривает вариант своей собственной отставки.  Которая и случилась в конце прошлого месяца. Премьер, похоже, не сделал ничего, чтобы Каммингса удержать.

Вечный Макиавелли! Именно этот флорентиец ещё пятьсот лет назад советовал «государю» или «князю», получившему верховную власть, убрать тех, кто помог ему этого добиться. Я не думаю, что Джонсон попустительствовал увольнению Каммингса, прочитав соответствующее место из трактата Макиавелли. Просто – такова логика власти. Даже и весьма демократической, хотя и в «монархическом» обличье. В ней нет, по-видимому, места категории «благодарность».

Зато есть много места категории «интерес» - иными словами – «выгода». Так в чём же для Бориса Джонсона выгода ухода Каммингса с поста главного советника? Представляется, что тут понадобится множественное число.

Во-первых, жена не жена, но всё же мать его новорожденного сына, официально проживающая с ним на Даунинг-стрит 10, этим фактом явно удовлетворена. У неё своя «коалиция» в рабочем окружении мужа/жениха, и уход столь серьёзного конкурента – явный для неё выигрыш. Стало быть, с этой семейно-бытовой стороны у Джонсона по вопросу о Каммингсе проблем нет. А зная непростой характер отношений это пары (в прошлом году ещё до премьерства Джонсона обитатели соседнего дома вызвали полицию, услышав грандиозный скандал с битьём посуды), это действительно определённая «выгода».

Во-вторых, партийная элита и активисты. Как уже говорилось, отношение к Каммингсу, который весь год последовательно и успешно перетягивал все нити управления политикой на себя и свою команду, практически игнорируя мнение парламентской фракции, - это отношение становилось всё более враждебным. Однопартийцы «жаждали крови» заносчивого выскочки, который «рулит» премьер-министром. И вот – дождались.

Опрос на сайте conservativehome.com  среди консервативных активистов дал следующие результаты: увольнение Доминика Каммингса с должности главного советника премьера одобрили 58.2%; не одобрили – 28.54%; не определились -  13.26%. Разумеется, не может не напрягать тот факт, что почти треть жалеет о потере Каммингса. Но и большинство почти в три пятых, одобривших это решение премьера тоже для Джонсона определённый плюс.

Ну, и в-третьих. Vox populi – Vox Dei! Даже в демократиях. И даже в таких демократиях как Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Ещё майский опрос YouGov, проведённый после скандальной поездки Каммингса с семьёй на автомобиле из Лондона в Дархем, показал отношение «народа» к главному советнику. 52% потребовали его отставки, против отставки высказались 28%, лишь 20% не определились.

Итак, семья, партия, народ – все в большинстве своём довольны тем, что одна национальная «беда» в образе Доминика Каммингса осталась в прошлом. Чем же не подарок к Рождеству? И чем не повод для оптимизма? Даже и для тех, кто Каммингса действительно ценил и понимал его роль в двух круциальных событиях последнего пятилетия. Да: и Брекзит, и триумф на парламентских выборах декабря 2019 г. – дело рук, точнее – головы Дома. Но: Брекзит-то уже почти случился! Остались считанные дни, и 1-го января 2021 года Британия выходит «на свободу с чистой совестью». Иными словами: «спасибо Дом, но дальше мы сами!»

И то же самое в отношении прошлогодних выборов: «спасибо Дом, но следующие выборы только в 2024 году, как-нибудь без тебя обойдёмся!»

Ещё один повод для оптимизма появился у британцев в связи сообщением о том, что Минздрав Великобритании сертифицировал вакцину против коронавируса, созданную компаниями Pfizer/BioNTech. Уже со следующей недели начнётся вакцинация граждан самого старшего поколения, находящихся в домах для престарелых, а так же работников из сферы ухода за такими гражданами. Объявлен так же порядок очерёдности прививок – всего получилось 10 разрядов. По возрастным данным премьер Борис Джонсон в свои 56 лет попадает лишь в 8-й разряд. В связи с чем возникает пикантная ситуация.

Дело в том, что согласно опросу YouGove, 70%  британцев считают вакцину Pfizer вполне надёжным средством борьбы с коронавирусом. Но 20% не доверяют этой вакцине вполне или совсем не доверяют. Чтобы убедить эту сомневающуюся пятую часть подданых британской королевы, премьер Джонсон «не исключает», по выражению его пресс-секретаря Аллегры Страттон (Allegra Stratton), варианта публичной демонстрации своей прививки против коронавируса по телевидению. Сомнения вызваны тем, что Борис не хотел бы делать это вне очереди, а будучи лишь в 8-м разряде, он может рассчитывать на получение прививки не в самые ближайшие недели. Такая вот деликатность.

Та же, вроде бы, история и с более молодым министром здравоохранения Мэттом Хэнкоком (Matt Hancock), который тоже не прочь привиться под телекамеры. Но в его случае вероятен вариант, при котором моральные сомнения в праве прививаться вне очереди будут отметены: человек, напрямую ответственный за эффективность и доброкачественность препарата, может или даже обязан продемонстрировать это на самом себе.

В общем, на британском фронте борьбы с коронавирусом наметились большие перемены. Уже к Пасхе некоторые эксперты рассчитывают на массовую вакцинацию и, как следствие, на полный выход из локдауна. А затем - и на резкий V-образный взлёт британской экономики. В этой связи в британской прессе выдвигаются самые экзотические идеи о том, как отметить это избавление от «чумы XXI века». Например, завотделом политики The Telegraph Алистер Хит предлагает Борису Джонсону учредить «День Освобождения от КОВИДа» Он, в частности пишет:

«В ходе кампании за Брекзит Джонсон призывал учредить «День Независимости», а теперь он должен возглавить взрывное возрождение Британии после локдауна. Он должен назначить точную дату «Дня Освобождения» тотчас же, как только у него будет достаточно информации на этот счёт».

Тут главное – не промахнуться с назначением. Но А.Хит уверен, что всё будет в порядке. «И когда этот великий день наступит, - продолжает он, - надо будет устроить фейерверки, специальное обращение королевы, национальное праздненство и даже сокращение налогов, чтобы достойно отметить этот момент… Вакцина уже в наличии и теперь Джонсон должен начать планирование мероприятий Дня Освобождения от КОВИДа».

На какую конкретную дату придётся этот новый британский праздник? Предсказать затруднительно. А пока реальность совсем не праздничная: на 3 декабря обнаружилось 14 879 заразившихся британцев. 414 пополнили скорбный список жертв пандемии. А общее число умерших от Ковид-инфекции в Великобритании превысило 60 000. И это – пятое место после США, Бразилии, Индии  и Мексики. И с учётом этого обстоятельства, не будет ли более уместным вместо «Дня Освобождения» учредить «День Поминовения»?! Выбор за Джонсоном.