Минтруд идет в семейную политику, а социологи в оппозицию

Минтруд идет в семейную политику, а социологи в оппозицию

1 декабря 2020 г. 9:51

Обзор прессы 1 декабря

Ведущие федеральные издания вышли сегодня с разнонаправленными текстами о внутренней жизни в России. В первый день зимы газеты мало концентрировались на чисто политических темах.

«Коммерсант» пишет, что к 2024 году в Минтруде может быть сконцентрировано управление всеми основными институтами в сфере семейной политики. Такие перспективы в понедельник обсуждались на заседании Совета при президенте по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей, посвященном поддержке и развитию института семьи и профилактике социального сиротства.

Как заявила вице-премьер Татьяна Голикова, до 2024 года организации для детей-сирот и органов опеки и попечительства перейдут в управление одного министерства.

Сейчас они находятся в совместном ведении Минтруда, Минздрава и Минпросвещения — и, по словам вице-премьера, в ряде случаев это препятствует работе и создает трудности, особенно для семей с детьми, которые остались без родителей. Также, подчеркнула Татьяна Голикова, сейчас законодательство не конкретизирует структуру и полномочия органов опеки и попечительства, «решения на сегодняшний день принимаются на региональном уровне и зачастую носят разнонаправленный характер».

По мнению ряда чиновников, занимающихся вопросами социальной сферы, лучшим решением будет передача этих полномочий в Минтруд. Как заявила в ходе заседания совета глава Совета федерации Валентина Матвиенко, ведомство должно стать «структурой, которая полностью отвечала бы за комплексное администрирование вопросов семейной политики».

«В работе с семьей также задействованы Минздрав, МВД и другие ведомства. Получается, что единого центра управления семейной политикой на федеральном уровне у нас просто нет»,— отметила она.

Схожим образом высказалась и уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова — по ее словам, единое ведомство по защите семьи позволит эффективнее оказывать помощь семьям в режиме одного окна. Замглавы комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина также поддержала расширение полномочий Минтруда и предложила создать в министерстве службу демографической политики.

Передача в ведение Минтруда организаций для детей-сирот и органов опеки и попечительства выглядит логичной: за последние несколько лет ведомство обрело ряд других функций в этой сфере, в том числе одно из важнейших направлений соцполитики — выплату пособий на детей различного возраста. Они считаются одним из главных инструментов борьбы с бедностью в семьях и сейчас охватывают более 1 млн детей. Всего в этом году, по данным Минтруда, господдержку получили 27 млн детей — Белый дом потратил на нее более 581 млрд руб.

С другой стороны, с помощью ПФР и Минтруда правительство планирует реализовать принципы адресности и учета нуждаемости при оказании господдержки — то есть оценивать по объективным показателям, кто именно должен ее получать. Реализовывать эти принципы ведомство будет с помощью «социального казначейства» — полноценной базы данных всех получателей соцпомощи, среди которых и инвалиды, и дети-сироты.

Впрочем, насколько Минтруд сможет занять центральное место в разработке приоритетов семейной политики, пока неясно — новая команда министерства под руководством Антона Котякова работает лишь несколько месяцев, а для оценки ее потенциала в решении подобных задач потребуются годы.

«Независимая газета» сообщает, что всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал данные опроса, посвященного перспективам непарламентских партий. Оказалось, что их готовы поддержать на выборах 16% опрошенных.

Среди непарламентских партий, судя по результатам исследования, пока нет ни одной, которая набирала бы необходимые 5% поддержки. Лучшие показатели у «Яблока» и Партии пенсионеров – по 4%. Они, впрочем, дают надежду: добрать 1% можно за счет политической активизации граждан перед выборами, правильной кампании, отсутствия дополнительных препятствий.

Относительно высокий результат Партии пенсионеров показателен – притом что ее лидера Владимира Буракова знают немногие: 14% известности, по данным ВЦИОМа, тогда как, например, у Михаила Касьянова – 49%. Это яркий пример реакции на актуальную повестку. «Я против повышения пенсионного возраста», «я за индексацию пенсий», «я за поддержку пенсионеров» – вторая по популярности группа ответов на вопрос о том, почему граждане хотят проголосовать за непарламентскую партию (чаще люди давали лишь общий ответ о «близости идеи» и «поддержке программы»). Пенсионный вопрос – самая перспективная из конкретных политических тем.

Непарламентским структурам, учитывая такой выраженный запрос общества, придется выбирать, как вести кампанию. Условно говоря, есть два подхода. Первый из них – пойти на выборы с собирательным популистским предложением. Оно будет включать в себя разные темы. Например, партия будет за доступное и качественное здравоохранение.

Судя по опросу ВЦИОМа, 40% потенциального электората считает, что государство должно уделять этому вопросу приоритетное внимание, и в период пандемии такие суждения естественны. Популистская партия могла бы продвигать и экологическую повестку. И, разумеется, в пакет должна войти и тема повышения пенсионного возраста, на которой можно заработать очки.

Другой путь для непарламентской структуры – быть партией одной темы, не размытой, заявленной вполне четко и определенно. Опрос показывает, что экологический запрос остается нишевым. Всего 13% от готовых проголосовать за непарламентские партии граждан назвали охрану окружающей среды приоритетной задачей государства. Это означает скорее всего, что время зеленых в России еще не наступило, в чем она серьезно отстает от европейских стран с их внутренней политикой.

Куда перспективнее темы охраны здоровья и защиты пенсионеров. Условные партии «против COVID-19» или «за достойные пенсии» имеют шанс, потому что ясно заявляют, чем конкретно собираются заниматься.

Монотематичность – не обман избирателя, а совершенно нормальная практика для демократических систем. Для примера – в США в Конгрессе постоянно оказываются политики, поднявшиеся на актуальной волне, будь то борьба против медицинской реформы, запрос на снижение государственных расходов или защита темнокожих от полицейского насилия. Впуская этих людей, система остается адекватной времени.

Выполнив свою роль, такие парламентарии могут уйти в политическую тень, что совершенно нормально. То же самое может случиться и с партиями одной темы. Партии и политиков вовсе не обязательно выбирать в парламент на десятилетия вперед.

Одна популярная тема может оказаться для непарламентских структур перспективнее широкой популистской повестки – «за все хорошее и против всего плохого».

Это будет отражением политического взросления общества и его склонности к политической, экономической, социальной рефлексии. И для всей системы были бы полезнее выборы с четким тематическим рисунком, обнаружением болевых точек, а не соревнование старых брендов или одинаковых левопопулистских лозунгов, никак не отражающих реальность.