Что и кто волнует россиян накануне выборов в Государственную думу в 2021 году?

Что и кто волнует россиян накануне выборов в Государственную думу в 2021 году?

30 ноября 2020 г. 9:57

Обзор прессы 30 ноября 2020

Ведущие федеральные издания встретили сегодняшний день разнонаправленными публикациями на внутриполитические темы в России. Главным трендом остается всесторонний анализ пристрастий и настроений в обществе и политической среде.  

«Ведомости» пишут, что к выборам в Госдуму администрация президента (АП) инициирует объединение малых партий под эгидой «Справедливой России» Сергея Миронова. Об этом изданию рассказал источник в руководстве эсеров. Объединительный съезд может пройти до конца декабря, говорит источник, в процесс вовлекут партии «Родина» депутата Госдумы Алексея Журавлева и «За правду» писателя Захара Прилепина (обе имеют право на участие думских выборах). Цель объединения – «утилизировать небольшие партийные проекты», объясняет он.

То, что съезд «Справедливой России» планировался до конца нынешнего года, подтверждает второй собеседник «Ведомостей» в партии, но о его содержании и вообще о перспективах проведения в связи с коронавирусом он не знает. По его словам, в идеале ни одна из малых партий не должна преодолеть проходной барьер в 5% голосов, чтобы помочь «Единой России» получить лучший результат: по системе Империале голоса не прошедших в Госдуму партий достаются каждой из прошедших пропорционально результату. «Теперь задача ЕР – забрать самим все», – сказал эсер.

Депутат Госдумы от эсеров Валерий Гартунг, который возглавил штаб партии, не исключил проведение в феврале-марте съезда, на котором могут рассмотреть партийную программу до выдвижения кандидатов в Госдуму (их выдвигают на съезде в июне-июле). Он отрицает переговоры с другими партиями об объединении: «Зачем нам кому-то помогать, в Госдуму протаскивать?» По его словам, слухи распускают политтехнологи, которым хочется заняться процессом объединения. Источник в руководстве петербургского отделения партии заявил, что «съезды не делаются за 2–3 недели», поскольку необходимо готовить делегатов.

По словам одного из близких к АП источников, переговоры по вопросу объединения идут трудно, поскольку каждая из партий выставила свои условия, в том числе с обязательным прохождением в парламент определенного количества кандидатов. «Сейчас начался второй круг переговоров, есть шанс, что договорятся», – полагает он.

По словам источника в руководстве «Справедливой России», Журавлев и Прилепин могут быть выдвинуты одномандатниками от партии. По закону представителям одних партий выдвигаться на выборах от других партий запрещено, говорит сопредседатель движения «Голос» Андрей Бузин. Такой запрет действует еще с начала 2000-х гг. «Если же произойдет объединение, то это должно совершиться до назначения выборов [в июне]», – указывает он.

Другой близкий к Кремлю собеседник «Ведомостей» говорит, что меньше всего в таком объединении заинтересована сама «Справедливая Россия», поскольку Миронов считает, что и так сможет договориться с АП, чтобы партию «провели» в парламент в 2021: «В первую очередь из-за того, что он как лидер фракции имеет возможность общаться с президентом». Но у партии привлекательный бренд, поясняет источник, ведь «у людей есть запрос на справедливость, который давно показывают все опросы», при этом сама «Справедливая Россия» в плохой форме, а «тему социальной справедливости сейчас пытаются эксплуатировать многие партии, та же «За правду» или Партия пенсионеров». Собеседник подтверждает, что идет второй этап переговоров с эсерами.

 «Справедливая Россия» была создана в 2006 г. Юридической базой для нее тогда стала «Родина», председателем которой был Александр Бабаков, сменивший попавшего в немилость Кремля Дмитрия Рогозина. К «Родине» де-факто присоединились начавшая набирать популярность в регионах Партия пенсионеров (сместив Гартунга, ею руководил Игорь Зотов) и Российская партия жизни (РПЖ). Лидером РПЖ был петербургский знакомый Владимира Путина, спикер Совета Федерации Миронов.

Он и стал руководителем «Справедливой России», которая в 2007 г. прошла в Госдуму (руководил фракцией тогда соратник Миронова Николай Левичев). Идею создания партии приписывают Владиславу Суркову, который на тот момент курировал внутреннюю политику в Кремле. Приветствуя актив эсеров в 2006 году, он говорил о двухпартийной системе: «Нет у общества «второй ноги», на которую можно переступить, когда затекла первая. В России нужна вторая крупная партия».

К концу 2011 года, когда Сурков покинул свою должность, число партий в России сократилось до семи: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, эсеры, «Яблоко», «Правое дело» (сейчас ее лицензией пользуется Партия роста Бориса Титова) и «Патриоты России» Геннадия Семигина. Расцвет партстроительства вновь начался в 2012 год, и сейчас участвовать в выборах в Госдуму без сбора подписей могут 16 партий.

Два собеседника «Ведомостей», близких к Кремлю, подтверждают переговоры АП со «Справедливой Россией» и малыми партиями – «Родиной», «Патриотами России», Российской партией пенсионеров за справедливость и партией «За правду». Собеседники, близкие к АП, говорят, что партиям предложен вариант объединения с эсерами.

Представитель партии «За правду» заявил, что не знает о подобных переговорах. Бабаков (сейчас – первый зампред партии «За правду») заявил, что не в курсе предложений АП. Председатель президиума «Родины» Марина Костычева сказала «Ведомостям», что в 2018 Журавлева приглашали на съезд как гостя (он работал в аппарате старой, рогозинской «Родины», а в аппарате «Справедливой России» занимался регионами), но сейчас не было даже формальных приглашений. «Мы объединяться не собираемся», – сказала она.

«Коммерсант» сообщает, что ВЦИОМ, совместно с научно-исследовательский центр (НИЦ) «Особое мнение» и Экспертным институтом социальных исследований (ЭИСИ) изучили политический потенциал экологической повестки в России.

Исследователи считают, что в ближайшие два-три года у экозащитного движения нет самостоятельных перспектив федерального масштаба. То, что каждый третий респондент готов участвовать в экологических протестных акциях, авторы исследования объясняют «сублимацией социального напряжения». Эксперты отмечают, что сейчас экологическая повестка уступает социально-экономической, а значит, и перспектив у партий, выбравших эту тематику как основную, пока немного.

При этом на локальном уровне потенциал есть и связан со «спонтанной протестной активностью» в ситуации чрезвычайной экологической ситуации или экологически проблематичного строительства.

Исследователи также считают, что активность населения в этой сфере зависит от того, насколько благоприятно люди оценивают экологическую ситуацию. Соответствующие опросы проводились 26 июля и 11 октября.

Согласно октябрьским замерам, экологическую обстановку в своем регионе россияне оценивают лучше, чем в стране и мире в целом.

Положительно (4–5 баллов по 5-балльной шкале) мировую экологию оценили 16% опрошенных, экологию в России — 21%, в своем регионе — 36%. Большинство респондентов выбрали тройку: мировой экологии дали такой балл 47%, российской — 44%, региональной — 32%. Негативно оценивают ситуацию в своем регионе 31% опрошенных, в России — 30%, в мире — 29%.

Аналогичный расклад наблюдается и при ответе на вопрос об изменении экологической обстановки за последние два-три года. В мире ухудшение фиксируют 54% респондентов, в России — 53%, в своем регионе — только 34%, при этом большинство (48%) считает, что на их территории ситуация не изменилась. Хуже всего состояние экологии оценивают жители городов-миллионников (39%), за исключением Москвы и Санкт-Петербурга (их социологи выделили в отдельную группу). А вот жители сел, наоборот, чаще выбирают позитивные оценки (42%). В Москве и Петербурге доминируют средние оценки — 41%.

Опрошенные не прогнозируют масштабных протестных экологических выступлений в своих регионах. Маловероятными их посчитали 79% респондентов в июле (16% — допускали протесты) и 81% — в октябре (17%). Чаще всего их ожидают обитатели городов с населением от 500 тыс. до 900 тыс. человек (25% в июле и 19% в октябре) и жители миллионников (20% в июле и 22% в октябре). Однако уровень декларируемого личного участия в протестах сильно выше ожиданий. Так, 35% респондентов заявили, что готовы лично принять участие в подобных акциях, если они состоятся. Меньше всего желающих протестовать в Москве и Петербурге (21%), больше всего — в селах (42%).

Директор «Особого мнения» Екатерина Курбангалеева отмечает парадоксальность полученных данных: люди более или менее благополучно оценивают ситуацию в своем регионе, но каждый третий готов участвовать в протестах.

Эксперт считает, что это можно объяснить «сублимацией социального напряжения», связанного с пандемией и ухудшением социально-экономической ситуации.

По словам источников “Ъ” в администрации президента, какое-то время там считали перспективной идею создания новой зеленой партии, поэтому Кремль поддержал появившуюся в 2019 году партию «Зеленая альтернатива».

На выборах в региональные парламенты в сентябре ее партсписок набрал 5,36% голосов в Челябинской области и 10% — в Республике Коми. Однако сейчас близкий к АП источник “Ъ” считает, что проект зеленой партии не встретит поддержки населения. По данным ВЦИОМа от 21 ноября, за основанную еще в 1993 году партию «Зеленые» в целом по России готовы проголосовать 2% респондентов, а за новую «Зеленую альтернативу» — 0,1%.

Политолог Аббас Галлямов считает, что экологические проблемы стоят ребром лишь на отдельных территориях, а по стране в целом они проигрывают социально-экономическим сложностям.

«Чтобы люди озаботились экологией, у них должны быть удовлетворены базовые потребности в хорошо оплачиваемой работе, качественном здравоохранении, базовой социальной защищенности и так далее. Экологические угрозы человек воспринимает как отложенные, те, что скажутся через много лет, а в России так далеко не загадывают»,— отмечает эксперт.

По мнению Екатерины Курбангалеевой, партии все же могли бы воспользоваться экологической повесткой, несмотря на ее локальность, но не делают этого. «Системные парламентские партии не имеют зеленых инициатив и требований, а у малых зеленых партий нет сильных лидеров и связей с экоактивистами на местах. Ни в одном из последних зеленых протестов, будь то Шиес, Куштау, ЧС в Норильске или Авачинской бухте, ни одна политическая партия себя не проявила»,— полагает эксперт.