Новые и старые политические регламенты

Новые и старые политические регламенты

9 ноября 2020 г. 9:47

Обзор прессы 9 ноября

Ведущие федеральные издания встретили сегодняшний день разнонаправленными публикациями по внутренней политике в России. Главной темой, на которую пишут газеты остаются выборы в США.  

«Коммерсант» пишет, что Госдума не исполняет принятые еще в июне этого года поправки к своему регламенту, предписывающие публиковать в открытом доступе депутатские запросы. Как поясняют источники “Ъ” в нижней палате парламента, думский аппарат не готов к реализации этих поправок, хотя летом единороссы и спикер Вячеслав Володин заявляли, что публикация запросов, призванная снизить «коррупционную составляющую» в работе Думы, начнется в ближайшее время. Авторы идеи не спешат с ее реализацией, так как выборы уже прошли, считает эксперт.

Постановление с поправками к регламенту Госдумы о публикации на думском сайте депутатских запросов в различные министерства и ведомства было принято на пленарном заседании 23 июня. Изменения вступили в силу, но запросы до сих пор не размещаются в открытом доступе.

С этой инициативой еще в начале 2020 года выступил руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов. Он пояснял, что такая мера позволит избирателям понимать, в чьих интересах действует тот или иной депутат.

В июне спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что все запросы депутатов будут публиковаться в электронной базе данных нижней палаты парламента, «чтобы не было коррупционной составляющей». Вскоре после принятия поправок господин Неверов говорил, что запросы депутатов могут появиться на сайте через неделю, а глава комитета по регламенту Ольга Савастьянова в июле заявляла, что публикация может начаться до ухода Госдумы в отпуск в августе.

Согласно принятым изменениям в регламент, порядок размещения запросов определяется думским комитетом по контролю и регламенту и утверждается председателем палаты по представлению руководителя аппарата Госдумы. Профильный комитет в сентябре одобрил согласованный со всеми фракциями порядок размещения запросов, и собеседники в комитете говорили “Ъ”, что процесс вот-вот должен начаться.

Как пояснил “Ъ” источник, близкий к руководству аппарата Думы, для реализации инициативы еще не готова техническая база, а также необходимо закончить обучение помощников депутатов, режим работы которых сейчас изменен в связи с ограничениями из-за эпидемиологической ситуации.

При этом источник в комитете по регламенту сказал “Ъ”, что техническая возможность для размещения уже есть: «Помощникам депутатов надо просто поставить галочку во внутренней базе, где регистрируются запросы, и тогда эта информация появится на личной странице депутата на думском сайте». По словам нескольких помощников депутатов, по вопросу публикации запросов или обучения к ним еще никто не обращался.

Комитет по регламенту также определил, что конфиденциальная информация в запросе будет оформляться отдельным приложением, которое не будет размещаться на думском сайте. Решение о публикации ответов на запросы депутаты будут принимать самостоятельно.

Направление запросов регулируется законом о статусе депутата Госдумы и члена Совета федерации. Парламентарий вправе отправить запрос членам правительства, генеральному прокурору, председателю Следственного комитета РФ, главе Центризбиркома, региональным властям, а ответ должен быть дан не позднее чем через 30 дней.

Депутатские запросы — «это серьезный инструмент решения проблем избирателей», они должны быть подконтрольны, чтобы не было лоббизма бизнес-интересов, пояснил “Ъ” член комитета по регламенту единоросс Андрей Альшевских.

При этом, как отмечал собеседник “Ъ” в комитете, статус запроса не отличается от обычного письма депутата, поэтому при желании можно избежать обнародования, отправляя обращение.

В ноябре 2017 года в Госдуме разгорелся скандал, связанный с запросами депутата-единоросса из Архангельска Андрея Палкина. Тот обращался в Архангельскую областную прокуратуру с запросом по делу о неоплате кирпичей одному из предприятий, принадлежащих его сыновьям. В ответ на обращение в Думу Генпрокуратуры, выразившей недовольство использованием официальных депутатских запросов в личных целях, господин Палкин заявил, что его сыновья тоже общество, интересы которого надо защищать.

Значимость депутатских запросов в последнее время уменьшилась за счет снижения роли парламента по сравнению с 1990-ми годами, полагает политолог Евгений Минченко. По его словам, по степени влияния запрос сопоставим с публикацией в Instagram какого-нибудь инфлюенсера, а размещение его в открытом доступе повысит публичную значимость этого инструмента.

Инициатива господина Неверова способствует адекватности и полезности запросов депутатов, считает политолог Константин Калачев. При этом, отмечает он, выборы в регионах уже прошли, поэтому у единороссов нет нужды спешить с реализацией инициативы.

«Независимая газета» пишет, что правительство РФ признало новую ковид-реальность для некоммерческих организаций (НКО). Им будет можно проводить онлайн-собрания в виде «совместного дистанционного присутствия». Но Минюст в своем законопроекте указал, что там запрещается решать те вопросы, которые требуют тайного голосования. Это означает, что политпартии на интернет-съездах не смогут переизбирать руководство, а также выдвигать кандидатов на выборы. Однако сами выборы в полностью электронном формате власти допускают.

В конце ноября, пишет издание, правительство сможет представить в Госдуму законопроект, который позволит различным НКО, а также всем религиозным организациям проводить общие собрания и любые заседания через интернет. Минюст уже придумал для этого новый термин – «совместное дистанционное присутствие». 

Необходимость введения данного формата ведомство прямо связывает с эпидемиологической обстановкой. Как указывается в пояснительной записке, «в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции устанавливаются ограничения на проведение публичных и иных массовых мероприятий, что препятствует проведению общих собраний или заседаний коллегиальных органов управления НКО и религиозных организаций». Вместе с тем, признал Минюст, в законодательстве РФ отсутствуют какие-либо нормы, разрешающие использование коммуникационных технологий с этой целью.

Между тем внедрение таких норм диктует в том числе и Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике, принятый правительством в начале октября. Поэтому НКО и религиозным организациям теперь дадут возможность обсуждать свои проблемы в Сети и принимать по ним решения. Об этом тоже сказано в пояснительной записке к проекту Минюста, но там почему-то не уточняется, что есть важное исключение – это вопросы, которые требуют тайного голосования в соответствии с уставом или законом.

Статья 50 Гражданского кодекса РФ поясняет, что одним из видов НКО являются общественные организации, то есть и политические партии. А вот им в силу профильного закона как раз и предписано: «Решения об избрании руководящих и контрольно-ревизионных органов партии и ее региональных отделений, а также о выдвижении кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах госвласти и местного самоуправления принимаются тайным голосованием» (п. 4 ст. 25). То есть получается, что интернет-съезды пока разрешены частично или в своего рода тренировочном формате. Между тем к лету этого года пять десятков политструктур по сложившейся традиции должны будут направить из регионов в Москву толпы делегатов для утверждения предвыборных списков.

И непонятно, почему власти вполне себе допускают, что сами выборы могут проходить в полностью электронном формате, а вот выдвижение кандидатов на них необходимо только в условиях очного присутствия всех заинтересованных лиц. Судя по всему, все дело в перестраховке от предполагаемого использования сетевых возможностей пресловутыми «агентами Госдепа» из рядов несистемной оппозиции. Минюст при этом уже дает индивидуальные разрешения на онлайн-съезды.

Например, совсем недавно именно благодаря такому позволению смогла дезавуировать решение суда о приостановлении своей деятельности «Гражданская инициатива» (ГИ) Андрея Нечаева. Однако вопросов, связанных с тайным голосованием, у ГИ в повестке дня не было. Так что ведомство Константина Чуйченко консервативно осторожничает. Сейчас никак невозможно позволить, скажем, тому же Алексею Навальному провести полностью виртуальный съезд его партии «Россия будущего», а потом придумывать причины, чтобы не признавать это собрание правомочным.

А к лету ситуация с коронавирусом так или иначе прояснится – и можно будет продолжить практику точечных разрешений или, например, легализовать только предвыборные форумы.