Уроки Трампа для Бориса Джонсона

Уроки Трампа для Бориса Джонсона

6 ноября 2020 г. 11:37

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

Президентская гонка в США вышла на финишную прямую. По состоянию на полдень четверга 5 ноября (по американскому восточному времени)  демократический кандидат Джо Байден набрал 264 голоса выборщиков. У Трампа – только 214. Байдену нужно взять хотя бы один штат – Неваду, например, которая как раз даёт 6 выборщиков. Трампу нужна та же Невада, а ещё – Пенсильвания, Северная Каролина, Джорджия. Можно обойтись без Аляски с её тремя голосами. Хотя именно в Аляске у Трампа заведомо всё в порядке.

Ситуация подвисла практически в стилистике Хичкока. Главный герой – а это, конечно, Трамп – на краю почти неминуемой гибели, но…

Однако, несмотря на незавершённость сюжета, некоторые из зрителей уже начинают примеривать опыт главного героя на себя. К числу таких зрителей относятся в первую очередь британские политические обозреватели и, в частности,  редактор The Sunday Telegraph Алистер Хит (Allister Heath). Анализируя неожиданный успех кампании Трампа, приговорённого абсолютным большинством американских и зарубежных поллстеров к тотальному разгрому, А.Хит обнаруживает, что секрет этого успеха – в смене политической парадигмы.

Традиционное представление о предвыборном раскладе базировалось на моделировании американского общества и электорального поля по принципу расы, этничности и презумпции поголовного голосования этих и других меньшинств за демократа Байдена. Однако выяснилось, что Трамп увеличил по сравнению с 2016 годом процент поддержки именно  среди афро-американцев, латино и азиатов, а потерял – среди белых мужчин. Эти выборы – независимо от их финала – уже показали, что не расовый вопрос, и не этническая проблематика, а базовые поведенческие установки и жизненные ориентации меньшинств начинают играть всё более определяющую роль при их политическом выборе.

Это тем более странно и загадочно, если вспомнить, сколько усилий было потрачено демократами и мейнстримными медиа, чтобы позиционировать Трампа как откровенного расиста и врага цветных меньшинств. И, тем не менее, в 2020 г. Трамп собрал 35% голосов мужского испаноязычного электората. А в ряде штатов, где латино составляют самое значимое меньшинство, его показатели вообще поразительны. Так во Флориде, где отрыв демократов от республиканцев в испаноязычном электорате составлял 27%, теперь сократился до 8%. В Джорджии аналогичные показатели таковы: в 2016 г. – 40%, в 2020 г. – 25%. В Огайо – 41% и 24%. И в целом в 2020 году в условной коалиции «за Трампа» женщины и этнические меньшинства составили 59.6%. В то время как доля белых мужчин - 40.4% .

Одна из важнейших причин такого сдвига – отношение Трампа к пандемии коронавируса. Байден и демократы всячески демонстрировали свою озабоченность, прежде всего, здоровьем американцев и, соответственно, агитировали за полный локдаун. С расчётом, во-первых, изобразить Трампа как бессердечного «убийцу» 200 000 американцев, намеренно державшего нацию в неведении о смертельной опасности коронавируса. А, во-вторых, подтолкнуть Трампа к введению жёстких карантинных мер, которые вызвали бы полный экономический коллапс. Что отразилось бы на настроениях многочисленного класса малых предпринимателей и наёмных рабочих.

Трамп, однако, на эту «подставу» не повёлся, «закрывать» Америку не стал и на личному примере продемонстрировал, что коронавирус не смертелен. Даже для человека в возрасте 74 лет. Пугаться нечего, надо просто соблюдать элементарные правила гигиены и заниматься своим бизнесом, зарабатывая и создавая рабочие места для других. А там, глядишь, и вакцина подоспеет. Сделаем прививки всей нации и – вперёд! Make America great again!

Именно этот месседж Трампа, по мнению А.Хита, и нашёл живой отклик в среде цветных меньшинств. Трамп сумел если не поменять, то серьёзно подорвать тот традиционный  фрэйм, в рамках которого демократы призывали и призывают рассматривать положение этих меньшинств в американском обществе. Настаивая на том, что в США существует институциональный расизм – Байден об этом заявил прямо – демократы предложили американцам не белой кожи образ несправедливо обиженного, вечно угнетённого, а потому нуждающегося в государственном патронаже лузера. Цвет вашей кожи, говорили и продолжают говорить демократы, обрекает вас на дискриминацию, на неравенство, на неудачу. И выход в том, чтобы вы стопроцентно голосовали за нас, за демократов. А мы будем вводить позитивную дискриминацию, продуктовые карточки и прочие государственные пособия, чтобы вам жилось хорошо.

Разумеется, для определённой части этнических меньшинств такие посулы действительно срабатывают. Но среди другой определённой части тех же меньшинств постепенно растёт разочарование в таком подходе. Многие из них эмигрировали в Америку совсем недавно, привлечённые верой в «американскую мечту». То есть верой в то, что я смогу здесь добиться такого успеха, как ни у себя на родине, ни в какой-то иной стране. Да, можно встретить и бытовой расизм, но, если есть голова на плечах и желание чего-то добиться – Америка действительно даёт тебе шанс. Не жить на государственные «подачки» и не чувствовать себя побирушкой.

Тем более, что перед глазами этих меньшинств есть яркие примеры успеха их представителей в бизнесе вообще и в шоу-бизнесе особенно, а в последние времена и в той же политике. Взять ту же Камалу Харрис, сенатора от штата Калифорния, идущую в связке с Джо Байденом на пост вице-президента. Мать – уроженка Индии, отец – эмигрант из Ямайки. И – что? Почему же остальные выходцы из меньшинств должны неизменно ходить в «обиженных»?!

Вот эту, в общем-то нехитрую психологическую «механику» Алистер Хит и обнаружил не только в кампании Дональда Трампа, то есть не только в словах, а в реальных делах и инициативах нынешнего президента. Он сумел сместить центр политической «тяжести» американских выборов с расово-этнической проблематики в пространство классовой дифференциации. Отныне и далее, полагает А.Хит, в Америке именно классовое, а не расово-этническое разделение будет  играть решающую роль во всех политических баталиях. И это – очень хороший знак для консерваторов- республиканцев. Потому что при демографическом изменении электората в пользу меньшинств у них будет шанс «перезапустить» консервативную повестку и дать республиканцам возможность для нового старта. И во всём этом – прямая заслуга именно Дональда Трампа.

Кстати говоря, именно этот сдвиг Трампа в сторону ангажирования меньшинств стоил президенту, как полагает А.Хит, потери поддержки у части белых мужчин. Особенно тех, кто принадлежит к категории «белых супрематистов» и тех, кто им сочувствует.

Но в чём же заключаются те уроки, которые Борис Джонсон обязан извлечь из опыта своего заокеанского «коллеги»? Их, по меньшей мере, три.

Первый урок следующий: Джонсон «должен понять, что политика на Западе теперь вращается вокруг классов и образования. Тори смогут вновь выиграть, если они удержат или увеличат свой охват избирателей из рабочего класса. Это означает, среди прочего, такую политику в отношении КОВИДа, которая не приговаривает их к постоянному обнищанию. Второй локдаун – это ошибка. Джонсон должен в первую очередь заботиться о своём новом ядерном электорате, а не о классах профессионалов с их Зум-конференциями. Это так же означает, что надо удвоить усилия по проведению в жизнь повестки с такими позициями, как борьба с преступностью, Брекзит, реформа в области прав человека, отмена принудительной оплаты за лицензию ВВС. Тори-рабочие не хотят платить больше за «зелёную энергию», и они ненавидят ужасную, анти-автомобильную дорожную политику правительства».

Этот урок – действительно самый первый и самый важный для Джонсона. Ведь именно на это неделе он всё-таки решил ввести локдаун, и это вызвало очередной раскол в его фракции – 34 тори голосовали против. Мотивация была понятная – опасения, что это пагубно скажется на британской экономике. И на рабочем классе в итоге.

Поэтому, второй урок таков: «Джонсону нужна повестка, нацеленная на экономический рост, на развитие предпринимательства – Трамп был в этом хорош, даже если его реформы будут отменены Байденом. Тори вроде бы особенно чутки к вопросам налогобложения и госрегулирования. Однако, предпринимательство, рабочие места в частном секторе – всё это вполне созвучно настроениям избирателям из этнических меньшинств. Тори должны обращаться к их экономическим и социальным ценностям, а не стоять коленопреклонённо перед бессмысленными идеологиями «проснувшихся» (woke), которые этнические меньшинства вовсе не разделяют».

Урок третий, последний – но не по значимости. Алистер Хит предлагает серьёзную реформу высшего образования, которая сможет остановить полевение «верхнего слоя среднего класса». Это, кстати, не сумел сделать Трамп, но Джонсон должен извлечь урок и из этой неудачи американского коллеги. Как же остановить этот пагубный процесс?

А.Хит даёт рецепт: «надо перестать субсидировать порождение поколения «проснувшихся», надо принять превентивные меры против захвата «воинами культуры» школ, музеев и корпораций. И – ключевой момент – реформировать университеты. Образование – жизненно важно, и нам его необходимо больше. Но оно не обязательно должно осуществляться в университетах. По меньшей мере, четверть студентов была бы более обеспечена, если получала техническую или практическую подготовку, вместо того, чтобы тратить время на получение бесполезных степеней в социальных науках во второсортных университетах».

Однако! Какой сюрприз – как будто бы мы очутились во второй половине XIX не где-нибудь, а в Российской империи. И являемся свидетелями спора сторонников «классического» и «реального» образования. Вызванного тем именно обстоятельством, что российские университеты оказались «инкубаторами» революционных кадров.

Пока что в Великобритании не всё так трагично, как оказалось в России. Выпускники британских «второсортных» университетов вроде бы не замечены пока в желании свергнуть монархию. Но кто знает – может быть Алистер Хит смотрит глубже? Вопрос только в одном: смотрит ли так же глубоко премьер- министр Борис Джонсон?