Неприкосновенность бывшего первого лица – гарантия для экс-президентов

Неприкосновенность бывшего первого лица – гарантия для экс-президентов

6 ноября 2020 г. 9:28

Обзор прессы 6 ноября

Ведущие федеральные издания посвятили свои публикации одной внутриполитической теме, которая обсуждалась накануне. Речь идет в поправках в закон о неприкосновенности бывших президентов России.

«Коммерсант» пишет, что поправки к закону «О гарантиях президенту России, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» внесены в Госдуму председателем комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андреем Клишасом и главой комитета Госдумы по госстроительству Павлом Крашенинниковым. Главная цель законопроекта, как говорится в пояснительной записке,— привести ст. 3 этого документа в соответствие с обновленной Конституцией, одобренной летом на общероссийском голосовании.

Сразу после отставки первого президента Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года и. о. главы государства Владимир Путин подписал указ «О гарантиях президенту РФ, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи». А в 2001 году был принят одноименный федеральный закон, закрепивший за экс-главой государства ряд льгот. В частности, ему предоставляется в пользование «одна из государственных дач», сохраняются госохрана, правительственная связь и медицинское обслуживание, а также выделяется денежное содержание в размере 75% президентского оклада.

Поправки Клишаса и Крашенинникова касаются исключительно ст. 3 этого закона, где речь идет об иммунитете экс-президента и порядке его снятия. Согласно действующей редакции закона, бывший глава государства может быть лишен неприкосновенности в случае возбуждения уголовного дела по факту совершения им тяжкого преступления в период исполнения президентских полномочий. Эту процедуру должен инициировать председатель Следственного комитета путем направления соответствующего представления в Госдуму. Если Дума простым большинством голосов дает согласие на снятие иммунитета, то вопрос передается на рассмотрение Совфеда, который, также простым большинством, может принять постановление о лишении неприкосновенности.

Теперь же порядок снятия иммунитета с бывшего главы государства будет аналогичен процедуре отрешения от должности действующего президента.

Это возможно только на основании выдвинутого Госдумой обвинения в госизмене или совершении иного тяжкого преступления (для этого в Думе по инициативе как минимум трети депутатов создается специальная комиссия), подтвержденного заключением Верховного суда о наличии в действиях экс-главы государства признаков преступления и заключением Конституционного суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения.

При этом решения Госдумы о выдвижении обвинения и Совфеда о лишении неприкосновенности должны быть приняты не менее чем двумя третями голосов от общего числа депутатов и сенаторов.

Кроме того, лишить экс-президента неприкосновенности верхняя палата должна не позднее чем в трехмесячный срок после выдвижения Госдумой обвинения. Если в этот срок решение Совфедом не будет принято, обвинение считается отклоненным.

Впрочем, пишет издание, главное новшество законопроекта связано с самим понятием неприкосновенности и напрямую из поправок к Конституции не вытекает. Сейчас экс-президент не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности за деяния, совершенные им только в период президентства. Он также не может быть задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру, если эти действия «осуществляются в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий» главы государства.

Из новой редакции ст. 3 указание на сроки совершения противоправных деяний предлагается исключить. По словам Андрея Клишаса, это означает, что неприкосновенность экс-главы государства будет сохраняться вне зависимости от периода исполнения им президентских полномочий.

Как пояснил господин Клишас “Ъ”, такие же гарантии дает экс-президенту пожизненное сенаторство, но оно является его правом, а не обязанностью. «В зарубежных юрисдикциях также распространена практика, когда глава государства, прекративший исполнение своих полномочий, становится пожизненным членом парламента, как в Италии, или входит в другой орган власти, например Конституционный совет во Франции, и получает статус и неприкосновенность, которая действует и за пределами срока исполнения лицом президентских полномочий»,— отметил сенатор.

Доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г. В. Плеханова Андрей Моисеев подтвердил “Ъ”, что аналогичные положения встречаются и в зарубежных конституциях. «Однако институт лишения неприкосновенности (бывших президентов.— “Ъ”), несмотря на законодательное закрепление, на практике применялся редко. В США был совершен ряд попыток, но они не увенчались положительным исходом для заявителей»,— отметил Моисеев.

Он также напомнил, что к преступлениям, которые не являются тяжкими, относятся, например, вымогательство без отягчающих обстоятельств, причинение смерти по неосторожности, отдельные виды мошенничества, нанесение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Соответственно, если экс-президент совершит нечто подобное, то заведенное по такому поводу уголовное дело будет подлежать прекращению либо в его возбуждении может быть отказано, пояснил эксперт.

Сама идея гарантий президенту на период после завершения его полномочий важна для создания условий цивилизованной смены власти, считает бывший сотрудник администрации президента политолог Владимир Шемякин.

«Тем более вероятно, что на новое руководство страны будет осуществляться беспрецедентное давление со стороны некоторых наших зарубежных партнеров, чтобы показательно расправиться с экс-президентом за его излишнюю, по их мнению, неуступчивость в тех или иных вопросах. Хотя при наличии политической воли новой власти любые процедурные преграды преодолимы»,— считает эксперт.

С другой стороны, данный законопроект «вбивает клин между президентом и его командой», полагает господин Шемякин: «Какие гарантии у них после смены власти? Как теперь под руководством нынешнего президента, защищенного гарантиями, вести себя им, гарантий не имеющим?»

«Известия» добавляют, что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал внесение на рассмотрение в Госдуму законопроекта об изменении порядка лишения неприкосновенности бывших лидеров страны обычной практикой. По его словам, это связано с целым пакетом новаций, планируемых в Конституцию РФ.

«Такая практика имеет место во многих странах мира, и она оправдывает себя», — сказал он.

Как отметили авторы документа, при этом, согласно Конституции, президент может быть «отрешен от должности», а бывший глава государства лишен неприкосновенности Советом Федерации на основании выдвинутого Госдумой обвинения в госизмене или ином тяжком преступлении, которое подтверждено заключением Верховного суда и Конституционного суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения.

«Ведомости» напоминают, что до отставки первого президента РФ Бориса Ельцина не был прописан специальный механизм ­гарантий экс-президентам, напоминает депутат Госдумы Борис Надеждин: путинский указ от 31 декабря 1999 г., а затем сменивший его закон входили в так называемый пакет договоренностей между Ельциным и преемником.

Против закона в 2001 г. выступали коммунисты, они вспоминали основания для провалившегося импичмента Ельцину (чеченская война и др.), отмечает он, но в законе «сознательно написали, что гарантии неприкосновенности касаются только деятельности в качестве президента». Новая редакция освободит экс-президента от всякой ответственности как обычного человека и после отставки, говорит Борис Надеждин: «Вряд ли можно предположить, что он [бывший президент] будет таскать молоко из магазинов. Но штрафы за превышение скорости может спокойно не платить».

По словам Крашенинникова, проект направлен на сохранение стабильности – чтобы лица, которые занимали главный пост в стране, понимали, что их не будут преследовать по политическим мотивам, а только в случае совершения тяжких преступлений. При этом сама процедура снятия неприкосновенности с экс-президента становится такой же, как и в отношении президента, указывает он.

Депутат КПРФ Юрий Синельщиков считает, что поправки внесены из-за роста протестных настроений: «На будущее надо предотвратить возможность привлечения экс-президента к ответственности. Вдруг оппозиция придет к власти? Из-за этого такие законы и принимаются». В итоге этот законопроект делает экс-президента таким же неприкосновенным, как и действующего, говорит он.