Расстрел Европы в прямом эфире

Расстрел Европы в прямом эфире

3 ноября 2020 г. 19:41

В понедельник, 2 ноября австрийская столица Вена подверглась террористической атаке. Несколько человек, вооруженных винтовками, устроили стрельбу в шести местах. Всё происходило практически на глазах у всего мира: действия террористов и полицейских были зафиксированы многочисленными свидетелями, а спустя минуты пресса и социальные сети наполнились кадрами венской бойни. 

По общему мнению особенно трагической стала сцена убийства молодого прохожего, в которого террорист сначала выстрелил из винтовки, а спустя несколько минут добил двумя выстрелами из пистолета. По последним данным, погибли четыре мирных жителя. Полиции удалось застрелить одного из участников стрельбы.

Канцлер Австрии Себастьян Курц в телеобращении к нации заявил, что власти используют все средства, чтобы найти и наказать остальных террористов. "Мы никогда не забудем жертв и будем вместе защищать наши ценности", —  подчеркнул политик. По его мнению, нападавшие испытывали ненависть к европейской демократической модели, где, по выражению канцлера, "все люди равны в правах и достоинстве".  

Надо отметить, что ликвидированный полицией террорист родился и вырос в Вене, у него были албанские корни. Он уже попадал в поле зрения спецслужб — входил в список из 90 исламистов в стране, которые хотели уехать в Сирию. Однако в июле ему помешали это сделать.

Эксперты говорят о некомпетентности спецслужб Франции и Австрии. Те не смогли организовать оперативно-разыскную работу среди общин мигрантов. По мнению почетного президента Ассоциации ветеранов подразделения "Альфа" Сергея Гончарова, к этому привела миграционная политика властей стран Западной Европы.

"В той же Франции, да и в Австрии тоже, образовались коммуны мигрантов, которые не стали частью общества этих стран, не хотят получать там работу, учиться, иногда не хотят даже учить язык новых государств. В такой ситуации спецслужбам трудно вербовать агентов их этих коммун", - отметил Гончаров в интервью ТАСС.

 "Не исключено, — говорит Сергей Гончаров, — что жителям европейских городов придется самим создавать отряды самообороны, чтобы бороться с проявлениями терроризма". 

В то же время полковник в отставке управления "А" Центра спецназначения ФСБ Сергей Милицкий считает, что операция по непосредственному уничтожению террористов была проведена грамотно. "Да, предотвратить теракт не удалось, но группы реагирования быстро прибыли на место происшествия, быстро блокировали террористов и уничтожили одного из них. В город были достаточно быстро и организованно введены армейские подразделения. Это тоже надо суметь быстро сделать", - отметил он.

Однако пессимисты с сожалением констатируют, что Европе необходимо готовиться к новым терактам. Проблема в том, что европейские власти не спешат менять миграционную политику, поскольку такого рода изменения дезавуируют базовые либеральные ценности. Некоторые западные издания обвинили европейских политиков в неспособности дать адекватный ответ на вызовы современности. 

К примеру, Resett (Норвегия) пишет о том, что стремительная исламизация Европы  вызывает гнев и чувство обреченности у многих жителей континента. По мнению журналистов этого издания, исламу — даже его политическим и реакционным формам — позволили закрепиться на континенте. Именно европейские политики  распахнули границы перед людьми с идеологией, исторически враждебной всем немусульманам, утверждает Resett.  

Издание напоминает, что  враждовать с титульными европейцами мусульмане начали еще в конце 1980-х, когда по Европе прокатились массовые демонстрации против публикации "Сатанинских стихов" Салмана Рушди.  

Проблема, по мнению Resett, в том, что европейское традиционное самосознание сопряжено с унаследованной от протестантизма  культурой вины. "Когда в культуре вроде нашей что-то идет не так, в первую очередь вы вините себя", поясняет издание. Но в культуре стыда, которую привезли с собой мигранты из мусульманских стран, всё ровно наоборот.   "Поэтому когда культура вины (Запад) встречается с культурой стыда (ислам), это похоже на встречу мазохиста с садистом", —  отмечает Resett. Европейцы должны  понять самих себя, свои корни и осознать, что избрали путь саморазрушения, заключает издание.

Политолог Дмитрий Нечитайло пишет, что на протяжении многих десятилетий Западная Европа, стремясь исключить рецидивы фашистской идеологии, концентрировалась на внедрении в общественное сознание уважительного подхода ко всем национальным меньшинствам, толерантности в отношении иммигрантов. Западноевропейская демократическая система не могла бы сформироваться без закрепления неоспоримости этих принципов.

Вместе с тем, абсолютизируя эти принципы, европейские власти часто руководствуются ими и применительно к радикально настроенным группам и лицам, отмечает эксперт. Исламисты быстро уловили в политкорректности и толерантности Европы гарантии той защиты, на которую они не могут рассчитывать в мусульманских странах.

Парадоксальным образом неуклонное следование европейцев канонам демократии расширяет возможности исламистов. Так что когда европейские лидеры заявляют с высоких трибун, что террористам их не сломить, и что никакая кровавая бойня не способна изменить их доктрину, они не понимают самой сути происходящего. 

По мнению экспертов, в ряде западноевропейских стран радикальный ислам превратился в форму молодежной субкультуры, соединяющей исламский фундаментализм с элементами культуры расовых гетто, похожих чем-то на американские. И в общем мусульманская молодежь в Европе тянется к радикальному исламу скорее из культурных, чем из экономических соображений.

Так или иначе, но главным врагом Европы, по мнению пессимистов, являются не столько молодые европейские мусульмане, сколько она сама, вернее —  её слабость, саморазрушительная пассивность и оторванное от реалий доктринерство, делающие Европу удобной мишенью для декапитаторов всех мастей.