Mr.Brexit/King of Europe: последний козырь Дональда Трампа?

Mr.Brexit/King of Europe: последний козырь Дональда Трампа?

30 октября 2020 г. 11:34

Леонид Поляков, член экспертного совета Фонда ИСЭПИ

На тему вмешательства в избирательный процесс США сказано, написано и сделано уже так много – и это всё про «русских» - что, вроде бы добавить нечего. Однако на этой неделе нашлось  кое-что ещё. Не совсем про «русских», но где-то рядом. Дело в том, что на избирательном митинге в штате Аризона вместе с Дональдом Трампом появился человек, которого сам Трамп однажды назвал «Мистер Брекзит». И это – не премьер-министр правительства Её Величества королевы Елизаветы Второй, не Борис Джонсон.

Это – в прошлом основатель партии UKIP (United Kingdom Independent Party), а ныне основатель и лидер Brexit Party Найджел Фарадж. И он не просто появился, он сказал. Считается, что для рядового (среднего) американца мнение иностранцев о собственных политиках мало или совсем не значимо. Что распространяется и на политиков британских при всех «особых отношениях» между Штатами и Соединённым Королевством по официальной линии. Забыл ли об этом Трамп, приглашая Найджела агитировать за себя в аризонских пустынях? Или пошёл на этот необычный шаг в надежде переломить ситуацию в свою пользу?

А ведь шаг действительно необычный! Прежде всего с имиджевой точки зрения. До сих пор президент Дональд Трамп отличался тем, что никто, никогда и нигде не выступал в качестве его рекомендателя. Наоборот – сам Трамп это делал регулярно, на каждом митинге называя имена «потрясающих парней» (great guys) прямо указывая на них пальцем с просьбой подняться или поднять руку. И вот – приехали. Сцена прямо противоположная. И, повторюсь, сомнительная. Потому что для американца странно, когда иностранец даёт рекомендацию по выбору своего президента.

И всё-таки. Очень похоже, что этот ход Трампа не ошибка, не имиджевый промах, а попытка подключить весьма существенный и, не исключено – выигрышный ресурс в пока что безнадёжно проигрышной ситуации. По всем американским и зарубежным опросам связка Джо Байден - Камала Харрис на 10 (плюс минус) пунктов опережает Трампа-Пенса в общенациональных опросах. А в неопределившихся штатах, где Трамп в 2016 году вырывал победу у Хилари Клинтон, сегодня картина то же не в его пользу. Как в той же Аризоне, где на 27 октября за Байдена было 48.8%, а за Трампа 46.4%.

Сам Трамп оптимизма не теряет и убеждает своих сторонников не верить ни мейнстримным медиа (fake news), ни «заказным» опросам. Напоминая, что четыре года назад все говорили то же самое. А он взял и выиграл! Да ещё как! И, кстати, в тот раз именно Найджел Фарадж – один из «отцов» Брекзита – после победы на июньском референдуме оказался одним из очень немногих зарубежных политиков, которые верили в победу Трампа. И не просто верили, а выразили свою поддержку. Именно тогда Трамп и окрестил его М-р Брекзит.

В этот раз Фарадж удостоился от Трампа титула «King of Europe», смысл которого понятен лишь самому Трампу. Хотя можно предположить, Трамп, именуя Найджела «королём», намекает на то, что этот политик, ни разу не побеждавший на домашних – британских - выборах (победа на выборах в Европарламент в мае 2019 года не считается), тем не менее, стоит выше любого европейского политика. По одной простой причине – он победил в самом главном событии в  новейшей европейской истории: выиграл британский референдум по Брекзиту.

И, видимо, замысел Трампа, бросающего в бой в самые решающие дни президентской гонки Найджела Фараджа, состоит вот в чём. Фарадж – отличное «зеркало», в котором идеально отражается сам Дональд Трамп. История успеха обоих – выигранные битвы в ситуации «один против всех». И как опытный пиарщик и телевизионщик, Трамп понимает, что про себя-любимого ни он сам, ни кто-либо другой не может и не должен рассказывать. Это не работает. Себя-любимого надо показывать. И, предоставляя слово на своей избирательной платформе «Королю Европы», Трамп как бы подсказывает публике: «Смотрите – я такой же как он! Считайте меня «Королём Америки», потому что никто из американских политиков мне в подмётки не годится».

Разумеется, Фарадж не устраивал дефиле, а говорил. Но говорил так, будто наглядно показывал всю уникальность, всю гениальность и всю судьбоносность Трампа для Америки и «свободного мира».

Прежде всего он грамотно и без ложной скромности напомнил аудитории о своём вкладе в победу Трампа в 2016 г. «Я должен сказать, - начал он свою речь, - что четыре года назад я удостоился чести прибыть в Америку с посланием о Брекзите – то есть, с посланием о том, что вы можете победить истеблишмент. Именно это Дональд Трамп и сделал. Он победил предсказателей-полстеров, победил медиа, он опроверг все прогнозы. И это – самое худшее для них. Они никогда ему этого не простили, никогда. И все эти четыре года старались делегитимизировать его».

Картина наглядная и впечатляющая, почти сказочная. С далёких Британских островов, с той стороны Атлантики на американскую землю прибывает герой. Он как ветхозаветный Давид побеждает чудовищного по своей силе и могуществу Голиафа и приносит американцам весть о том, что и у них должен найтись свой герой. Эту эстафету героической борьбы с Голиафом-истеблишментом подхватывает Дональд Трамп, победивший, казалось бы, несокрушимое чудище в 2016 году.

Но враг не повержен окончательно. Условия игры/сказки таковы, что герою предстояло снова сражаться с ещё более разозлённым и ещё более сильным врагом. Сражение длится почти четыре года и вступило в решающую фазу. До сих пор Трамп держался молодцом, отбивая практически смертельные выпады: «Четыре года выдумки о сговоре с Россией. Четыре года фальшивого импичмента. Абсолютное большинство из нас – человеческих существ – под таким натиском уже сдалось бы. Но перед нами - единственный самый стойкий и самый отважный человек, которого я встречал в своей жизни».

А теперь как в детском театре – коль скоро это сказка – аудитория приглашается к решающему участию. Победа героя будет заслугой не только самого героя, а, в первую очередь тех, кто за него проголосует. И, таким образом, это будет и общая победа всех американцев, сторонников Трампа, и личная победа каждого из них. И это будет героическая победа, потому что американцы под водительством отважного лидера смогут бросить самому мощному и, на этот раз, внешнему врагу.

«Вы голосуете, - заявил Фарадж, - за единственного нынешнего лидера в свободном мире, который не побоялся подняться и биться за национальное государство, биться за патриотизм, и сражаться против глобализма. Вы будете голосовать за единственного лидера Западного мира, действительно смелого для того, чтобы противостоять Китайской Коммунистической партии».

Казалось бы, при чём здесь компартия Китая? Может быть Фараджа – как в своё время Остапа Бендера в Васюках – «несло, потому что он с утра ничего не ел»? Отнюдь. Переключение внимания аудитории на коммунистический Китай – хорошо просчитанный и, несомненно, удачный риторический ход. Это совершенно в пандан самому Трампу, который при любом удобном и неудобном случае повторяет, что именно коммунистический Китай ответственен за пандемию коронавируса. А, следовательно, за срыв американского «экономического чуда», которое случилось в первые три года президентства Трампа. И было бы ещё чудеснее, если бы не «китайский вирус».

Четыре года назад Трамп объявил самым опасным «врагом Америки» «радикальный исламский терроризм». И в дальнейшем даже попытался запретить въезд в Америку мусульманам вообще. Сегодня ситуация изменилась. Отношения Трампа с исламским миром определяются его политикой на Ближнем Востоке, где он добился подписания договоров о мире и сотрудничестве ОАЭ и Бахрейна с Израилем. И где замаячила перспектива выхода на похожий договор и Саудовской Аравией. Разумеется – не при жизни нынешнего короля.

Фарадж, естественно, напомнил аудитории и об этом – важнейшем для еврейской общины США – достижении президента Трампа. «Вы будете голосовать, - подчеркнул он, - за достоинство, за прямоту речи, за человека, который за четыре года не только сократил ваши налоги, не просто улучшил состояние экономики. Но за человека, который прямо сейчас сближает Израиль с арабскими нациями таким способом, про который никто и никогда не думал как о возможном».

Правда, пока не очень понятно, внесёт ли поправку в свою кампанию Трамп после очередного нападения исламского террориста в очередном (на этот раз не в Париже, а в Ницце) христианском храме во Франции. Но на сегодняшний день позиционирование коммунистического Китая как основной угрозы Америке и всему «свободному миру» остаётся в силе. Соответственно, остаётся неизменным и позиционирование Джо Байдена как «прокитайского кандидата».

Во след уходящему под аплодисменты со сцены Найджелу Фараджу Трамп произнёс типичную для него фразу: “Well, I think I’m glad I called him up.” Понимайте как хотите: Трамп только лишь думает, что он рад тому, что позвал Фараджа на сцену и дал ему слово? Или он просто этому рад?

К чему это я? А к тому, что сказано было в самом начале. К тому, что американская паранойя на тему «вмешательства русских в американские выборы» провалившимся импичментом Трампа не закончилась. И, в случае вторичной победы Трампа историю с вояжем Фараджа и его участием в агитационной кампании президента тема «русского следа» в британском референдуме по Брекзиту опять неизбежно всплывёт. И Фарадж будет объявлен если не прямым «агентом Кремля», то, по меньшей мере – «полезным идиотом» Путина. И, стало быть, жди от демократов, контролирующих Палату Представителей Конгресса США, сиквела - «Импичмент 2.0».

Но это когда ещё будет – если вообще будет. А сейчас напрашивается вопрос: а всё ли законно в самом факте участия гражданина иной страны в избирательной кампании американского президента? Участия в форме прямой агитации за одного из кандидатов? И, если таки не законно, или не совсем законно, то в чём претензии к нам? К нашим согражданам, которые, допустим, вели агитацию в социальных сетях (не имеющих, как известно, государственных границ) в пользу Трампа в 2015 – 2016 годах?

Прямо скажем: какая-то кривоватая американская Фемида выходит.