Социальная повестка выходит на первый политический план

Социальная повестка выходит на первый политический план

22 октября 2020 г. 9:57

Обзор прессы 22 октября

Ведущие федеральные издания вышли сегодня с материалами о том, как меняется политическая повестка в России в связи с коронавирусом. Одной из причин такого анализа стала прошедшая накануне онлайн-встреча президента Владимир Путин на с членами правления Российского союза промышленников и предпринимателей. На ней глава государства в частноси заявил, что из-за эпидемии бизнес проходит сейчас испытание на прочность, и в этой связи особенно важно обеспечить занятость, доходы граждан, защитить благополучие российских семей и их уверенность в будущем.

«Ведомости» пишут, что, если экономический кризис продолжится на фоне пандемии коронавируса, это позволит применять социальную, популистскую риторику на выборах в Госдуму 2021 года всем партиям, кроме «Единой России». Такие выводы делают авторы доклада из центра «Особое мнение», проанализировавшие, как люди голосовали за разные партии в 2020 году.

«Фактически социальное раздражение и социальное недоверие начинают постепенно определять электоральный выбор. Смещение электоральных симпатий демонстрирует, что в текущей ситуации идеологические ценности избирателей не очень интересуют – они недовольны своим уровнем жизни, социальным неравенством и социальной несправедливостью», – говорится в докладе.

При этом эксперты центра «Особое мнение» к «партиям социального блока» отнесли «Справедливую Россию» и Российскую партию пенсионеров за справедливость (РППС), которые, по их оценке, «начинают занимать нишу третьей, если не второй политической силы». Вывод сделан на основе того, что «совокупный средний результат «Справедливой России» и РППС в большинстве случаев превысил результат ЛДПР, а в половине – и результат КПРФ».

Например, на выборах в шести административных центрах, где кандидатов в депутаты выдвигали обе партии, они набирали в сумме 17,95% в среднем (средний результат КПРФ в гордумах – 18,17%).

КПРФ – это сугубо идеологическая партия, которая забывает про текущую социальную повестку. «Что людям плохо сейчас – в этом главная проблема», – говорит автор доклада, глава центра «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева. В основном за КПРФ голосуют из чувства противоречия, считает она.

Главной заявкой КПРФ в 2020 было несогласие с президентскими поправками в Конституцию, отмечает Курбангалеева. При этом оказалось, что люди идут голосовать за любую партию, «которая хотя бы вымолвит «социальная справедливость». Этим Курбангалеева объясняет то, что эсеры не потерялись по итогам выборов на фоне новых партий, а РППС получила лучший результат среди малых партий с популистскими лозунгами (например, «Образование и медицина, доступные для каждого»): «Когда хоть кто-то поднимает тему социальной справедливости, ее даже не надо особо раскрывать».

РППС прошла барьер в 5% голосов в семи из девяти регионов, где участвовала в выборах в законодательные собрания (и во всех шести административных центрах регионов, где заявлялась на выборы депутатов городского уровня). Курбангалеева отмечает, что в этом сезоне проходной барьер перестал останавливать подобные партии спойлерского типа.

Из-за системы империали (когда голоса непрошедших партий распределяются между теми, кто набрал больше 5%, в том числе КПРФ. – «Ведомости») становится выгоднее пускать подконтрольных депутатов от малых партий, чем наращивать фракции коммунистов.

«Новые и старые малые партии – инструмент психологического давления на старые партии, и в этом качестве они сработают», – говорит глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Но это не отменяет того, что они могут не понадобиться на выборах, если будет сочтено, что они отнимают голоса у власти в больших объемах, чем размывают голоса за старые оппозиционные партии, полагает эксперт. К примеру, слово «пенсионеры» не впервые позитивно воспринимается избирателями – эта тенденция периодически проявляется еще с первой половины нулевых годов, отмечает Виноградов: «Однако многое в этом [электоральном] успехе зависит от степени сопротивления со стороны административного ресурса – в 2006 г. этот бренд уже пришлось убивать, интегрируя в учреждавшуюся «Справедливую Россию», ведь тогда возникли небезосновательные подозрения, что «пенсионеры» в названии отнимают голоса в том числе у провластных партий».

В 2016 г. с выборов в Госдуму был снят список одномандатников РППС, куда были включены ряд известных и ресурсных региональных политиков, в том числе экс-губернаторы Михаил Юревич, Владимир Бутов, Евгений Михайлов, после этого съезд партии сместил председателя Евгения Артюха, который обвинил в давлении на РППС и требованиях изменить состав списка кандидатов со стороны администрации президента.

Зампред ЦК КПРФ Дмитрий Новиков считает, что РППС вошла в число партий, которые взяли за руки и ведут настойчиво и упорно в Госдуму в качестве спойлеров КПРФ.

«Коммерсант» добавляет, что исследование построено на основе анализа электоральной статистики прошедших в сентябре региональных выборов. Главным их открытием в «Особом мнении» считают РПП. Партия, ранее показывавшая весьма скромные результаты, преодолела пятипроцентный барьер в семи из девяти регионов, где она участвовала в выборах в заксобрания, и прошла во все шесть гордум региональных столиц, где выставляла свои списки. Второй лучший результат у партии «Новые люди». Ее кандидаты прошли во все четыре заксобрания, в которые выдвигались, и в две гордумы из трех. Однако эти успехи эксперты списывают на административный ресурс.

В «Особом мнении» отмечают, что Партия пенсионеров обычно выступает в роли спойлера (ее задача — оттянуть голоса у КПРФ): в их списки попадают «случайные люди», бюджеты на кампанию минимальны, а полноценная агитация отсутствует. Однако это не помешало ей показать лучший результат на выборах среди малых партий.

Эксперты считают успешным и выступление «Справедливой России», которой ранее пророчили провал. Партия преодолела пятипроцентный барьер на всех выборах в региональные парламенты, кроме Белгородской области, хотя и с меньшими процентами, чем на выборах в 2015 году. А на 10 из 14 выборов в парламенты региональных столиц эсеры улучшили свой партийный результат.

Эксперты считают, что этому способствовали «рассерженные горожане», «разочарованные бюджетники», ослабевающая эффективность административного ресурса и специфика муниципальных выборов, где кандидаты могут самостоятельно дойти до своих избирателей. На уровне регионов результаты власти выше за счет голосования в селах и малых городах.

По среднему результату партии «социальной направленности» занимают четвертые и пятые места: эсеры набрали 7,79% на региональных выборах и 10,54% на выборах в думы региональных столиц, РПП — 5,92% и 7,05%. По совокупному результату, по подсчетам экспертов, «Справедливая Россия» и Партия пенсионеров обгоняют ЛДПР в семи регионах из 11 и в девяти административных центрах из 14. В пяти регионах и трех административных центрах партии по совокупному результату обгоняют и КПРФ.

В «Особом мнении» обращают внимание, что при суммировании их результатов СР и РПП догоняют КПРФ, находящуюся на втором месте.

В докладе анализируются и результаты «Единой России». Эксперты считают, что партии играет на руку переход на мажоритарную систему выборов в думы региональных столиц. Так, в пяти из восьми городов, где выборы проходили исключительно по такой системе, партия улучшила свое представительство. А вот при сохранении партийных списков доля депутатов ЕР в большинстве случаев уменьшается. Исключение составили пять гордум из 14 и заксобрание Белгородской области.

Директор «Особого мнения» Екатерина Курбангалеева уверена, что эсеры и РПП выигрывают за счет обращения к социальной повестке. Несмотря на скромную агитационную кампанию, их лозунги находят отклик у населения: «Наиболее удачный, на мой взгляд,— "Пенсию не за возраст, а за стаж". Этого уже достаточно, чтобы люди голосовали». Она считает, что если СР и РПП объединятся, то могут побороться за второе место на будущих думских выборах.

КПРФ, по ее мнению, от использования «социальной повестки» не выигрывает, поскольку воспринимается как «идеологическая партия». Госпожа Курбангалеева сомневается, что ЕР сможет использовать социальную повестку в свою пользу. Директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко считает, что эсеры действительно выигрывают от социальной повестки, а КПРФ, чтобы набрать 15–20% голосов, нужно провести ряд структурных обновлений, привлечь к выборам ряд успешных левых политиков из регионов и подумать над хорошим лидером списка.

Политолог-регионалист Ростислав Туровский согласен с мнением, что на предстоящих думских выборах социальная повестка будет доминировать. Однако он считает, что главные вопросы избирателей все же будут адресованы основным партиям.

«И я бы не сбрасывал со счетов "Единую Россию", так как ей важно найти убедительные доказательства своей социальной ориентации и представить их электорату,— считает господин Туровский.— Коммунисты, даже если и не придумают ничего нового, все равно получат голоса протестного электората и сохранят второе место. Для Партии пенсионеров все зависит от того, включит ли их Кремль в активную кампанию».

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов считает, что эксперты несправедливо утверждают, что КПРФ не работает на поле социальной повестки. Он напоминает, что именно его партия выступила против повышения пенсионного возраста и за увеличение прожиточного минимума до 25 тысяч рублей.