Ассимиляция по-французски привела к радикализации общества

Ассимиляция по-французски привела к радикализации общества

20 октября 2020 г. 23:21

Жестоко убитый во Франции преподаватель истории будет награжден орденом Почетного легиона. Национальная церемония прощания с учителем состоится в среду вечером в Сорбонне. 

Как известно, трагедия произошла 16 октября. В тот день злоумышленник обезглавил преподавателя истории Самюэля Пати, который на уроках демонстрировал карикатуры на пророка Мухаммеда. Нападавший был застрелен полицией. Глава антитеррористической прокуратуры Франции Жан-Франсуа Рикар заявил, что совершивший нападение родился в Москве в 2002 году, имел чеченское происхождение и получил статус беженца во Франции.

Президент Франции Эммануэль Макрон назвал произошедшее террористическим актом. А руководители 13 регионов Франции выступили с инициативой подготовить публикацию издания, где будут собраны наиболее значимые политические и религиозные карикатуры. Министр образования поддержал инициативу, благодаря чему выпущенная книга будет доступна во Франции каждому лицеисту.

Выяснилось, что убитый преподаватель обращался в комиссариат с жалобой на угрозы со стороны родителей учеников. Кроме того, отец одной из учениц записал и выложил в интернет видео с критикой учителя. Между тем, эксперты задаются вопросом,  каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев. Говорят, что  она переехала во Францию в 2008 году. Ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями, и в результате было отклонено.

Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство. Как теперь стало понятно, французским властям следовало бы повнимательней присмотреться к своим новым согражданам. Поскольку этот трагический инцидент наглядно продемонстрировал, что традиционная французская (а шире говоря, европейская) миграционная политика слишком, к сожалению, далека от реальности. 

По всей видимости, это начали понимать и в Елисейском дворце. Недавно Макрон объявил войну “геттоизации” Франции  и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми  этническими и религиозными анклавами. 

С другой стороны, судя по тому, что французское правительство поддержало публикацию сборника религиозных карикатур, серьезных выводов из трагедии так и не сделано. Важный момент: ведь Пати действовал не из собственной прихоти, а в рамках утвержденной образовательной программы. И заранее предупредил учеников о содержании карикатур, предложив  выйти из класса тем, кому это неприятно. Правда, это Пати не уберегло. И вряд ли убережет его коллег, вздумавших слепо следовать методичкам. Поскольку понятно, что с религиозными радикалами на тему их веры не шутят. А если  французское государство  считает подобные “шутки” эффективным оружием  в борьбе за секуляризацию, то оно жестоко ошибается. 

Миграционная политика Франции попала под огонь критики не только со стороны местных исламистских клерикалов, но и со стороны французских секулярных либералов, которые усмотрели в инициативе французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан. Обе этих группы в одинаковой степени непримиримы, категоричны и радикальны.  И в этом —  самая большая проблема. Поскольку французское общество  находится между двух огней.   

Эксперты говорят о выхолащивании европейской концепции свободы, которая зиждется на компромиссе и  взаимоуважении.  Если уж бороться с религиозным экстремизмом, то тогда надо с той же убежденностью бороться и с воинствующим безбожием.  В противном случае, радикализируется и фрагментируется всё общество. А это блокирует развитие страны.

Французский ответ на миграционный вызов — ассимиляция. В других европейских странах был взят на вооружение  мультикультурализм. Но сегодня многие европейцы разочаровались в концепции многообразия. Они  считают, что Европа приняла слишком много иммигрантов, не требуя от них интеграции. И это закончилось разрушением социального единства, подрывом национальной идентичности. 

Между тем, эксперты убеждены, что всё гораздо сложнее. По их словам, политика мультикультурализма принимает как данность многообразие общества, но предполагает, что оно заканчивается на границах общины меньшинства. По сути, мультикультурализм  способствовал разделению общества, для преодоления которого и был предназначен.

При этом эксперты подчеркивают, что хотя французская политика ассимиляции альтернативна мультикультурализму, она имела тот же негативный эффект. Столкнувшись с не доверяющим им и не вовлеченным в политический процесс обществом, политики попытались утвердить единую французскую идентичность. Но поскольку четко определить идеи и ценности, характерные для страны, не удалось, они действовали путем распространения враждебности к чужеродным символам.  Представление ислама как угрозы французским ценностям не только усилило политическую роль культуры, но и обострило разочарование общества в современной политике.

В общем, и мультикультурализм, и ассимиляция  только ухудшили ситуацию. Теперь Европе предстоит искать третий путь. И убеждать порядком разочарованных европейцев, что на этот раз ошибки удасться избежать.