Реформа избирательной системы, как часть реформы власти

Реформа избирательной системы, как часть реформы власти

16 октября 2020 г. 9:39

Обзор прессы 16 октября 2020

Ведущие федеральные издания встретили сегодняшний день разнонаправленными публикациями по внутренней политике в России. Объединяющей темой всех заметок остается дискуссия о необходимости сделать властные институты, включая избирательную систему более мобильной и понятной.   

«Коммерсант» пишет, что накануне парламентских выборов 2021 года необходимо принять меры, направленные на повышение доверия к ним со стороны избирателей. К такому выводу пришли в четверг участники круглого стола «Избирательная система на старте выборов в Госдуму: ожидания, угрозы, возможности», который организовали «Общероссийский гражданский форум» и движение «Голос». Эксперты также выдвинули идею широкой коалиции различных политических сил ради исправления дефектов избирательной системы. Оппозиционеры против такого альянса в принципе не возражают, но сомневаются в его эффективности.

До последнего времени у российских выборов было две беды — фальсификации и «стерилизация бюллетеня» (недопуск к выборам нежелательных для власти кандидатов и партий), заявил на круглом столе член совета движения «Голос» Аркадий Любарев. Но недавно, по его мнению, появилась и третья: она связана с трехдневным голосованием, которое применялось на сентябрьских выборах. С критикой этого порядка выступили все оппозиционные думские партии — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия».

Напомним, председатель Центризбиркома России Элла Памфилова объясняла это решение соображениями безопасности в условиях пандемии. Но господин Любарев уверен, что главный смысл трехдневного волеизъявления в том, чтобы «усилить возможности принудительного контролируемого голосования, которое, по сути, близко к фальсификации, сродни вбросу голосов».

Чтобы власть услышала доводы о необходимости «устранения дефектов наших выборов», необходимо создать «мощную коалицию» с участием разных политических сил и общественных движений, считают эксперты.

Аркадий Любарев оговорился, что это «почти невероятно, но тем не менее можно попытаться».

Эту идею поддержала депутат парламента Карелии, экс-глава партии «Яблоко» Эмилия Слабунова: «Необходим комитет по реформированию избирательной системы из разных политических сил на открытой и публичной площадке. Но ни в коем случае не при администрации президента».

Издание отмечает, что в августе с аналогичным предложением выступил лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Он обратился к различным политическим силам с предложением создать широкую оппозиционную коалицию «За сохранение выборов в России» под избирательную кампанию 2021 года.

Опрошенные “Ъ” представители оппозиции отнеслись к идее такой коалиции неоднозначно.

«Всегда об этом говорим, призываем, создаем перед выборами коалиции "за все хорошее", что-то подписываем. Хотим как лучше, а получается как всегда. Поэтому я не верю в такую возможность»,— признается зампред фракции «Справедливой России» в Госдуме Олег Нилов.

«Сегодня много площадок, на которых можно выразить свою позицию по отношению к выборному законодательству,— говорит депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Каргинов.— Для чего создавать коалицию? Сегодня она создалась, завтра рассыпалась и что дальше? Каждая политическая сила должна жестко заявить в индивидуальном порядке. Когда это приобретет массовый характер, власть вынуждена будет прислушаться».

 

Член президиума ЦК КПРФ Валерий Рашкин, напротив, полагает, что оппозиции и экспертному сообществу самое время консолидировать усилия. «Сообща и фальсификаторов бить легче. Необходимо срочно отменить мутные коронавирусные электоральные новеллы и дистанционное электронное голосование. Без этого предстоящие выборы в Госдуму можно считать нелегитимными»,— говорит он.

 

По словам коммуниста, КПРФ готова учесть в своей законотворческой деятельности любые конструктивные предложения гражданского общества. «Изобретать велосипед не надо. Как спасти институт выборов — понятно. Давайте вместе над этим работать»,— добавил он.

Глава Российской ассоциации политических экспертов Алексей Куртов не очень понимает, как можно реформировать систему, находясь вне ее.

«Можно создать объединение экспертов и участников, которое разработает новые принципы и форматы,— рассуждает он.— Но затем это нужно пытаться имплементировать в действующую структуру. Вопрос — как? Правительство в изгнании? Экспертиза без заказчика? Скорее, это будет форма самоорганизации сторонников тех или иных воззрений на политические процессы». Более продуктивным господину Куртову представляется «упорное и системное взаимодействие» экспертов с Центризбиркомом. «По этому пути и идем»,— говорит он.

 

Электоральный юрист Роман Смирнов готов вступить в такую коалицию, хотя и сомневается, что эксперты смогут о чем-то конкретном договориться, «надо учитывать, что эксперты могут иметь разные политические взгляды и не каждый из них захочет объединяться по одной повестке с Аркадием Любаревым».

 

Политтехнолог Петр Быстров тоже считает, что эксперты не смогут о чем-то договориться в силу того, что «сами по себе достаточно ангажированные». «Кто-то эксперт у "Единой России", а кто-то — у "Открытой России". Да и не должен политконсультант быть актором политического процесса»,— отметил он.

«Ведомости» пишут, что внесенный президентом Владимиром Путиным в Госдуму проект закона о Госсовете определяет основы функционирования публичной власти и статус этого органа. По словам председателя комитета Госдумы по госстроительству Павла Крашенинникова, Госсовет не дублирует и не может дублировать функционал других органов власти: это орган при президенте, созданный «для лучшего диалога между уровнями власти при выработке общегосударственных решений».

Госсовет – согласно законопроекту – госорган, который формируется президентом для обеспечения функционирования и взаимодействия органов, входящих в единую систему публичной власти, а также определения направлений внутренней и внешней политики, социально-экономического развития государства. Среди задач Госсовета – подготовка предложений президенту по приоритетным направлениям социально-экономического развития государства, вопросам госстроительства, вопросам взаимоотношений федерального центра, регионов и муниципалитетов.

Госсовет будет участвовать в определении критериев эффективности региональных властей и разрабатывать меры поощрения субъектов Федерации. Под единой системой публичной власти в законопроекте понимаются в совокупности федеральные и региональные органы госвласти, органы местного самоуправления, их взаимодействие, в том числе передача полномочий между уровнями власти.

Возглавлять Госсовет, как и сейчас, по законопроекту будет президент, в него будут входить премьер-министр, председатели Госдумы и Совета Федерации, глава администрации президента, губернаторы, туда могут быть включены представители думских партий и местного самоуправления. Текущими задачами занимается президиум Госсовета. Могут создаваться рабочие группы и комиссии при Госсовете, они смогут готовить предложения по совершенствованию законодательства. Поскольку Госсовет скорее совещательный орган, проекты законов вносить в Госдуму он не может, пояснил Крашенинников, поэтому они будут вноситься либо президентом, либо по рекомендации Госсовета правительством или палатами парламента.

Упоминание о Госсовете появилось в Конституции после внесения поправок в Основной закон в 2020 г. Раньше отдельного закона, регулирующего деятельность Госсовета, не было.

Пока проект закона о Госсовете решает три задачи, считает политолог Александр Пожалов: «На фоне возрастающего давления Запада на Россию еще раз, после «поправки Терешковой», подтверждаются ожидания долгосрочного президентства и единоличного лидерства Владимира Путина. Именно поэтому в законе появилось уточнение, что Госсовет возглавляет президент, чего нет в самой Конституции. Кроме того, формализуются те задачи и тот формат, в которых Госсовет действует в последние годы. Также в законопроекте определяется расплывчатое понятие «единая система публичной власти», которое ранее появилось в Конституции без расшифровки и к которому, вероятно, будут привязаны следующие законы о реформе системы управления».

Реальные полномочия Госсовета станут понятны, когда он начнет работать по новому закону, считает эксперт.

«Влияние Госсовета может усилиться на текущую политику правительства в отношении регионов. В правительстве вопросы регионального развития давно размазаны по разным министерствам, губернаторы каждый год стоят в очередь к Минфину за субсидиями, а в условиях кризиса зависимость регионов от федеральной финансовой помощи только возрастет», – сказал Пожалов. Говорить о том, что на площадке Госсовета произойдет «ренессанс влияния региональных элит», нельзя, поскольку большинство губернаторов сейчас «десантированные в регион федеральные менеджеры».

Политолог Михаил Виноградов также считает, что новые полномочия у Госсовета не появились: «Тема Госсовета не обрела пока внятного контура. Сначала его пытались позиционировать как инструмент транзита [власти], теперь – как инструмент коррекции в расстановке сил. Но вопрос о необходимости и нише Госсовета так и остается без четкого ответа».